Работы победителей Всероссийского конкурса «Купель» (2008-2012 г.г.)

Плод перестал быть запретным и потому желанным.

Появилось немало других соблазнов.

Как вернуть охоту?

Судя по рекламе, взрослым достаточно заплатить налоги и любое хотение вернётся. Это ежли вкус распробован раньше… А как привить интерес к чтению художественной литературы школьникам, когда большинство из них понятия не имеют, насколько это сладко? Коли не пробовали ни разу? Как влюбить в книгу детей?

Работы участников конкурса «Купель», помимо уникального собрания творчества будущих романистов, – огромная база данных, позволяющая объективно ответить на данный вопрос.

 А.Костюнин, писатель, учредитель Всероссийского конкурса «Купель»

Работы победителей конкурса «Купель»

(2008 – 2009 год)

 

 

В номинации «Проза»

 

1-е – 208. Республика Карелия – «Рукавичка» Ювонен Риитта (куратор Баклушина Галина Максимовна)

 

 

*

 

 

Светлой памяти

Елизаветы Кирилловны Трифоновой

Рукавичка

 

 

Так повелось у нас в семье: я сижу за уроками у себя в комнате, бабушка Аня сидит рядом. Раньше она работала учительницей русского языка и литературы, теперь на пенсии. Пока я справляюсь с алгеброй, бабушка читает «Рукавичку» Александра Костюнина. Был интересный урок литературы по творчеству писателя, дома нужно ответить на вопросы по рассказу.

Решая задачу, я изредка поглядываю на бабушку. Сейчас она быстро всё расставит на свои места, мне останется только переписать в тетрадь.

Но что это? На глазах у бабушки слёзы.

– Баб, это всего лишь рассказ!

– Рассказ, говоришь… А у меня вся жизнь перед глазами пробежала…

 

***

 

Болезненну рану от мя отлучите.

Акт о Калеандре

 

Деревня Колатсельга. Живут здесь, в основном, карелы. Школа – десятилетка, классы большие.

Трифонова Елизавета Кирилловна – наша первая учительница – встречает нас ласковой улыбкой. В класс пришли дети, большинство из которых говорит только по-карельски. Я же хорошо знаю русский язык, мой отец – председатель сельского Совета, у него техническое образование, в своё время он работал редактором газеты в деревне Ведлозеро.

Уже с детского сада я дружу с Верой Добровой. В классе мы заняли с ней третью парту у окна. Объясняя урок, учительница часто переходит на карельский язык: чтобы поняли все дети, приходится переводить.

Класс как класс. Учимся, на переменах играем, иногда обзываемся, мальчишки дерутся. Потом приходит учительница и как-то по-доброму учит нас строить отношения друг с другом.

Перемена – это ещё и буфет. Туда несёмся, обгоняя друг друга.

Вера никогда не ходит в буфет, говорит, что не хочет есть, но я всё равно делюсь с ней своей булочкой. Когда Вере было два года, умерла её мать. Сначала отец отдал младшенькую в детский дом, ведь у него на руках остались ещё две дочки, шести и четырёх лет, но вскоре женился, и Веру забрали домой.

 

Ей худо будет: спокоесься после,

Неутешно плакати будешь опосле.

Акт о Калеандре

 

Школьный день начинался как всегда. Ничто не предвещало беды.

У Витьки Петрова пропали деньги – целый рубль. Обнаружил он это перед большой переменой, когда собирался бежать в буфет.

В классе стало тяжело дышать, никто не вставал из-за парт. Все ждали, что будет. Кто взял деньги? А тут будто гром грянул, Тихон (так звали мы Сашку Тихонова) объявил:

– Верка Доброва покупала на второй перемене булочку, это она украла.

Я сидела в онемевшем состоянии, казалось, что меня парализовало.

Почему-то поверили все, сразу…, и я тоже.

Верка, склонив голову, перелистывала дневник.

Тихон закричал со своего места:

– Вора, деньгат отты. [Воровка, деньги взяла. (карел.)].

Верка заплакала:

– Эн миня, минул муамо андой. [Это не я, мне мама дала. (карел.)].

Я открыла рот… Верка никогда не называла мачеху мамой. Да тётя Аня и не требовала этого.

И вдруг… мама.

Не знаю, как долго продолжались бы крики мальчишек, если бы в класс не вошла учительница.

Только все расселись, как Тихон закричал с места:

– Верка Доброва – вора, деньгат отты. [Воровка, деньги взяла. (карел.)].

Елизавета Кирилловна подняла с места отличницу Надю Иванову:

– Расскажи, что произошло?

Весь класс помогал Надьке, при этом не забывали выкрикивать в сторону Верки: «Хан вора, вора».

И голос Верки: «Минул муамо андой».

Сколько лет прошло, но до сих пор вижу: учительница делает слишком строгое лицо и чётко с расстановкой произносит:

– Мейян клуассас воро эй олэ, ханэл муаммо андой. [В нашем классе воров нет, ей мама дала. (карел.)].

Елизавета Кирилловна почему-то очень долго ищет очки в сумке, потом говорит:

–Витя Петров, подойди ко мне с портфелем, покажи, где были деньги?

Витька вытаскивает деревянный пенал, подаёт учительнице.

– Сядь пока на место.

А в это время всем велено переписать с доски число и текст.

Я, не отрываясь, смотрю на пенал.

Учительница двигает верхнюю крышечку туда – сюда.

– Ребята, вот он рубль, под крышечкой. Витя, будь в следующий раз внимательней.

Урок продолжается. Дети потихоньку успокаиваются. Некоторым даже жалко, что так неожиданно всё закончилось. Тихон громким шёпотом посылает ругательства Витьке. Мы записываем домашнее задание и выходим из класса. Задерживает Елизавета Кирилловна только Веру.

На следующий день мы снова с утра бежим встречать свою любимую учительницу. Каждый хочет помочь ей нести сумку с тетрадями. Я бегу с Веркой, мы болтаем о чём-то постороннем, никто не вспоминает вчерашний день.

 

…Мейян клуассас воро эй олэ.

 

Учитель. Я уже с первого класса выбрала себе профессию педагога.

Приезжая в Колатсельгу, всегда навещала свою первую учительницу.

В нашу последнюю встречу она угощала меня блинами и козьим молоком. Я не люблю козье молоко, но это был не тот случай, когда можно было отказаться. Елизавета Кирилловна уже почти ничего не видела. Господи… Она пекла мне блины.

А Вера умерла от сердечной недостаточности в двадцать шесть лет, оставив маленькую шестилетнюю дочку и двухлетнего сына. По окончании школы мы очень долго не встречались. Она жила недалеко от Сортавала. За два года до смерти она развелась с мужем и переехала в Колатсельгу. Отцовский дом был отписан сыну мачехи, её туда не пустили. Она поселилась в стареньком домике, оставшемся после смерти сестры отца. Жила бедно, но никогда не жаловалась, не обивала пороги учреждений. Пенсия по инвалидности и небольшие подачки от мужа на детей – всё, что она имела. И очень часто навещала её Елизавета Кирилловна, носила детям молоко. Вера благодарила, отказывалась. Платить-то нечем, хотя знала, что деньги учительница никогда бы не взяла.

В деревне любили Веру, восхищались её поразительно красивыми смышлёными детьми. Но жила она как-то скоро, старалась всё делать быстро, будто чувствовала, что завтра уже не будет.

Я встретилась с Верой в первый приезд в Колатсельгу. Долго стояли у калитки дома, вспоминали одноклассников, учителей. Я заговорила о Елизавете Кирилловне. Вера задумалась, и вдруг как-то тепло улыбнулась:

– Знаешь, в первом классе, когда я взяла рубль…

Я удивлённо подняла глаза, я была уверена, что деньги нашлись.

– Все вышли, – продолжала она, – а Елизавета Кирилловна сказала, чтобы я подходила после второго урока в буфет. Она заказывала кисель и булочку своему сыну, а теперь будет заказывать и мне.

Оказывается, тогда же Вера положила на стол учителя оставшиеся деньги. Девяносто шесть копеек – сдачу. Верка спрятала монеты, завернув в бумажку и закрутив под резинку на чулках.

 

…На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста праведниках, не имеющих нужды в покаянии. (Евангелие от Луки).

 

Я много раз встречалась с Елизаветой Кирилловной, она никогда не вспоминала этот случай.

 

***

 

Баба Аня берёт в руки книгу Александра Костюнина, читает сквозь слёзы:

– Миня эн тийя! Миня эн тийя! [Я не знаю! Я не знаю! (карел.)].

Я давно уже забыла об уроках.

…Не было у Юрки Гурова такой Елизаветы Кирилловны – первой учительницы моей бабушки: «Мейян клуассас воро эй олэ. Ханэл муамо андой». [В нашем классе воров нет, ей мама дала. (карел.)].

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2-е — 206. Новосибирская область — Начало знакомства Бурлак Мария Сергеевна (куратор Рожкова Тамара Ивановна)

 

 

*

 

 

Начало знакомства

 

 

Впервые имя этого писателя я встретила где-то год назад, когда совершенно случайно прочитала публикацию «Моё знакомство с В.Тихоновым». Дело в том, что Вячеслав Васильевич Тихонов – мой любимый актёр. И всё, что касается этого актёра, мне интересно. В этот год как раз шла подготовка к его 80-летнему юбилею, материалы о нём появлялись в газетах и журналах, и я с большим интересом следила за ними, с радостью отмечая, что мой кумир любим и уважаем всеми.

Вот и эту статью я восприняла, как нечто правильное, правдивое, тёплое и искреннее. Кажется, всего несколько штрихов, и я увидела «…глаза человека мудрого, уставшего, повидавшего жизнь», человека скромного, но великого. И это великое – в высокой порядочности. Правильно, чтобы достоверно сыграть положительного героя, нужно быть им. А В. Тихонов и есть такой… Но в тексте промелькнул один момент, который также меня заинтересовал. Мне захотелось узнать, а кто же этот человек, с которым захотел встретиться сам Тихонов и что это за «Рукавичка», чем она привлекла Мастера? Фамилия Костюнин мне ни о чём не сказала, но сам факт встречи его с Тихоновым заставил меня проникнуться уважением к этому человеку. Перечитав статью ещё раз, я поняла, что Александр (Тихонов его назвал Сашей) Костюнин – писатель, пишет рассказы, статьи. «Рукавичку» захотелось прочитать, и уже на следующий день я отправилась в нашу районную библиотеку, ничуть не сомневаясь, что мне выдадут этот рассказ, а может ещё что-то написанное Костюниным. Но не тут-то было. Работники библиотеки даже не слышали о таком авторе. Я их озадачила, и Ольга Ивановна (библиотекарь) пообещала «достать» через областную библиотеку мне этого Костюнина. Увы, тоже не получилось, и поиски книги я отложила на потом. Впереди 11 класс, надо читать классику…

 

В защиту художественной литературы

 

Честно говоря, это уже и не секрет, что читаем мы мало, в лучшем случае программные произведения по литературе, да и то неглубоко, поверхностно. А кое-кто даже пытается сказать, что художественная литература, в особенности русская и советская, устаревает, уж не говоря о сегодняшней. На самом же деле она играет огромную роль в образовании и воспитании. Она благотворна, она образует человеческую душу. Наши учителя бьются над тем, чтобы привить эту любовь к хорошей книге, поднять авторитет литературы. Ведь, несмотря ни на что, мы тоскуем по духовности, по добру и человеческим отношениям.

Увы, многие гоняются за злободневной, скороспелой и не всегда убедительной публицистикой. Слово же художественное запаздывает. И когда среди скучно-официального вдруг находится что-то более основательное, душевное… это стоит дорогого. Кто же такой А. Костюнин?

 

Сюрприз с «Рукавичкой»

 

Лето пролетело. Мы пошли в школу. В первые дни сентября ко мне обратилась руководитель нашего кружка юнкоров Тамара Ивановна: «Маша, не хочешь поучаствовать в конкурсе, он посвящён творчеству карельского писателя А.Костюнина. Между прочим, его книга признана «Лучшей книгой года». Я так и ахнула, будто судьба меня сводит с этим именем. Мне и без конкурса хотелось что-нибудь почитать, но где взять книгу?

«Будем думать», – сказала учительница и вскоре снова подошла ко мне: «Приходи сегодня на урок в 9 класс. Тебя ждёт сюрприз». Я быстренько отпросилась с урока физкультуры и вот уже сижу за учительским столом. Девятиклассники поглядывают на меня с усмешкой, подшучивают, новый директор, мол, что ли, или завуч объявился. «Да что вы не знаете, Маша у нас писатель, это она всё в газете выступает, сидеть надо тихо, а то ещё и про нас распишет в стенгазете». Но тут вошла Тамара Ивановна и без всякого предисловия объявила: «Сегодня я прочитаю вам рассказ, который называется «Рукавичка». Я подскочила на стуле, а ребята загалдели. Класс большой – почти 30 человек, шумные все, трудно успокоить. И пока учительница читала эпиграф – высказывание из Евангелия от Матфея шум всё продолжался, но вскоре ребята насторожились, затихли. Даже Илюшка – главный нарушитель дисциплины вскинул глаза. Речь шла о школе. «Я не был отличником – хорошие отметки со мной не водились». При этих словах главный двоечник Алёшка победно огляделся, дескать, и не такие люди имели плохие отметки. Но чем дальше читали рассказ, тем серьёзнее, сосредоточеннее становились лица у ребят. А когда в рассказе началось «раздевание», класс замер, и за все годы учёбы в школе такой тишины на уроке я не слышала. Вот маленькая Светка «безропотно стягивает штопаную кофтёнку», и «слёзы крупными непослушными каплями скатываются из её опухших глаз», а вот и Юрка Гуров запуганно лепечет слова оправдания на карельском языке. Вор! Вор! Вор! Это страшное слово бьёт, убивает…

У многих девочек в классе на глазах были слёзы.

Прозвенел звонок, но никто даже не шевельнулся. И только голос учителя вывел нас из оцепенения: «Хорошенько подумайте, напишите отзыв об этом рассказе, потом поговорим, обсудим. А автор этого рассказа – карельский писатель, Александр Викторович Костюнин». Девятиклассники это имя услышали впервые, а я тут же вспомнила ту публикацию о В.Тихонове, где артист одобрительно отозвался именно о рассказе «Рукавичка». Название немудреное, как-то сразу запомнилось. А после прочтения впечатления неописуемые. Этот рассказ не может не тронуть любого человека, у которого есть хоть капля человечного – совести, сострадания. И дело не в жалости. Чего уж теперь ахать да охать. Жизнь человека загублена. Ещё тогда, в первом классе. Жалеть не Юру Гурова надо, а себя. Пожалеть и презреть: за жестокость, за подлость, за трусость. Как хорошо понимаю слова, которыми заканчивает автор рассказ. Боль, чувство вины не покидают его. «…Но заглушать эту боль я почему-то не хочу». Да, такие потрясения не проходят бесследно.

Несколько дней ходила я под впечатлением, и странное чувство не покидало меня, не знаю почему, но я тоже испытывала угрызения совести, какую-то вину. Мне даже приснилась эта злополучная маленькая синяя рукавичка, и босая девочка в бежевых трикотажных колготках, с дыркой на пальце и… Алла Ивановна, разъярённая учительница…

Впечатления потрясающие!

…Уже на следующий день Тамара Ивановна показала мне сочинение девятиклассников. Приведу несколько примеров.

«Почему рассказ называется “Рукавичка”? Нетрудно догадаться, ведь именно с неё начались все беды мальчика. Возможно, Юра Гуров и взял эту рукавичку, скорее так оно и было, но неужели нужно было устраивать такую экзекуцию над малышами! Зачем этот унизительный обыск, оскорбления. Бывают же такие учителя, как Алла Ивановна. Ну, а потом? Больше Юра никогда ничего не крал, а над ним по-прежнему издевались, называли его вором. Удивляюсь, как он мог вытерпеть столько унижений, обид, презрения. И от кого? От близких ему людей. В конце концов он покончил жизнь самоубийством. Думаю, что он был хорошим человеком, по крайней мере, гораздо лучше многих, окружавших его. Именно они уничтожили эту молодую жизнь».

«Сначала я думал, что рукавичку Юрке подкинули, но потом понял, что взял её все-таки он. Зачем? Трудно понять, видно, малышу просто захотелось подержать что-то красивое, чего у него никогда не было. Но ведь кто не ошибается? Зачем же так-то…».

«А братья почему оказались такими жестокими? Ведь он их младший брат. Ведь он никогда больше не крал».

«Алла Ивановна, преподобная, родственники, школьные друзья, жители села – каждый из них вложил свою лепту в то, чтобы уничтожить человека в прямом и переносном смысле…».

«А мне кажется, что Юра Гуров и потом не был вором. Поставили позорное клеймо – не отмоешься…».

«Ну, какие же подлые оказались у него друзья! Даже страшно подумать, если так поступили бы со мной мои друзья…».

Не могу не согласиться, что подобные потрясения, случившиеся в детстве, на всю жизнь определяют интересы человека.

Вот вам и рукавичка! И сам рассказ «Рукавичка» ошеломляюще тронул душу ребят, в том числе и мою.

Я решила, во что бы то ни стало найти другие произведения Костюнина, и уже в скором времени я прочитала рассказы «Орфей и Прима», «Вальс под гитару», «Баян», «Совёнок» и другие. К этому я ещё вернусь, а пока расскажу об истории, которая произошла буквально следом за тем уроком, когда мы слушали «Рукавичку».

 

Сюрприз за сюрпризом

 

Дело в том, что девятые классы были приглашены в районную библиотеку для знакомства с новой литературой. Опять же и я увязалась с девятиклассниками. Воспользуюсь случаем, похвастаюсь, что кое-что нашла (имею в виду Костюнина). Но знакомили нас не с новинками художественной литературы, как мы предполагали, а со справочными, энциклопедическими изданиями. Книги большие, красочно иллюстрированные, дорогие, конечно же. Многие с интересом рассматривали их, некоторые тут же записались в библиотеку и взяли книги домой.

На другой день, не успел прозвенеть звонок, как меня срочно пригласили в кабинет, где уже собрались девятые классы. Библиотекарь Ольга Ивановна стояла возле учительского стола, очень расстроенная и объясняла ребятам, что потерялась книга, она показала фотографию обложки этой книги и попросила вернуть, возможно, кто-то её просто забыл записать в карточку. Ребята многозначительно переглядывались и говорили какими-то намёками. Вот мол, получается, как в том рассказе, осталось только обыскать каждого.

Потом кто-то вслух вспомнил, что видел названную книгу у Игоря, и пусть, дескать, он и возвращает. Игорь вроде бы покраснел даже, но тут же взял себя в руки и сказал: «Зачем мне нужна эта книга?».

Прошёл ещё день, но книгу так никто и не возвращал. Ольга Ивановна упала духом. Книга дорогая, надо как-то возмещать убыток, кто-то предложил «сброситься» по двадцатке, но на него тут же закричали: «Игорь взял, пусть он и платит, раз не сознаётся». Тогда подскочила с места одна девочка и со слезами на глазах крикнула: «Да как вам не стыдно! Вы ведь два дня назад обсуждали рассказ на эту же тему и возмущались жестокостью и подлостью! А если это не Игорь!?». И Оля (так звали девочку) разрыдалась.

А к концу шестого урока снова пришла библиотекарь и сказала, что вышло недоразумение по вине их работницы, и книга уже на месте. Она извинилась перед детьми, а особо – перед Игорем. Он был смущён, а все ребята подходили к нему и просили прощения. Я же до сих пор думаю: а если бы книга не нашлась? Неужели осталось бы это пятно на невинном человеке?! Ещё я решила, что рассказ «Рукавичка» сыграл свою положительную роль. Всё-таки одумались, извинились…

Впечатления впечатлениями, а начало нравственного пробуждения, истоки собственной позиции идут из детства, отрочества. И писатель А.Костюнин заставил читателя взглянуть на себя, на своё нравственное содержание. У него получилось.

Кажется, можно поставить точку.

Ведь мы поняли содержание литературного произведения, извлекли мораль. Только почему-то не даёт покоя звериный вой собаки, будоражащий ночную тьму. «Прима бесновалась, кидалась на глухую к её горю дверь сарая, ударялась в неё своим телом, падала, поднималась, снова и снова билась, но ничего не могла исправить». И хочется выть вместе с Примой от горя и обиды…

«Вальс под гитару», «Баян» – рассказы «повеселее», порадостнее. Потеплело на душе, и снова, словно в омут с головой, как тот пленный из «Полёта летучей мыши», у которого иссохла душа, помертвела. Плохо, когда ты никому не нужен, ох, как плохо…

Слово за словом, рассказ за рассказом. Нет, не праздные мысли тревожат писателя, а глубоко человеческие, вечные поднимает вопросы. Ответы на них вот так сходу и не найдёшь. Нужно «переварить» всё, обдумать. Возможно, это придёт с годами, с жизненным опытом. А на сегодня достаточно и того, что дошло, проняло и заставило задуматься. В этом и есть заслуга писателя Александра Костюнина, в этом сила его творчества, а значит, нам нужны такие писатели и такое творчество. Думаю, что оно получит народное признание (да уже и получило), и потому ещё раз посмею возразить тем, кто считает, что литература сегодня не современна, а писатели – так себе. Нет, конечно. И пример этому писатель Костюнин. Талант его своеобразный, он умело исследует человеческие души, у него своя нравственная программа. Он настоящий художник, а всё настоящее всегда современно.

 

Кто он такой этот писатель?

 

Из биографии мало что знаю о Костюнине. Нет у меня биографических данных. Но то, что этот человек руководит огромным судостроительным заводом, говорит о многом. Большой, сильный человек и маленькая рукавичка, сыгравшая свою роль в жизни многих людей.

Поняла, что у Александра Викторовича есть сын и дочь. Пытаюсь понять, почему именно «Орфей и Прима» писатель посвящает дочери, а «Колежма» – сыну Леониду. Наверняка, есть какая-то связь.

Иногда я думаю о неизвестной мне Карелии, представляю её красивой и светлой, такой же, каким мне видится и сам Александр Викторович Костюнин, с чистой душой, добрым сердцем.

Что же касается конкурса, то… Бог с ним, с этим конкурсом, я просто поделилась впечатлениями, своими, может, и наивными мыслями, доводами. Главное, я нашла Его. Жаль, конечно, что с таким трудом находим произведения писателя, но как бы там ни было, а наша школа из далекого сибирского села знает писателя Костюнина и передает ему большое спасибо за творчество, за труд, за урок, который преподала его «Рукавичка».

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2-е — 245. Кемеровская область – «Рукавичка» Сигарёва Юлия Андреевна (куратор Лукьянова Людмила Павловна)

 

*

 

 

Рукавичка

 

 

Зима в том году выдалась особенно суровой. Злые метели не унимались, а мороз, раззадорившись, пробирал до костей. Но надо было собираться в школу (раньше ведь из-за мороза занятия не отменяли). Находилась наша десятилетка километра за три от дома. Ходили, конечно, пешком и всё навстречу ветру. Случалось, подхватит он тебя, малявку, и поднимет над землёй. Так жутко станет и в то же время забавно: будто летишь! А когда доберёшься до школы, то с ресниц приходилось сосульки отдирать…

В школу идти почему-то всегда хотелось: какая-то дружеская атмосфера витала в воздухе. Все жили как одна семья, но вот к детдомовским (их было шесть человек) относились как-то настороженно, а порой – и враждебно. Их считали как бы низкопробными, чужими что ли. Почему-то никто не мог или не хотел заглянуть в их душу… К тому же их вечно считали виноватыми во всех «смертных грехах».

Не убран класс – виноваты детдомовские. Разбили цветочный горшок – тоже они. В стекло кто-то камнем «заехал» – ясное дело – виноваты «беспризорники».

Я и мои сверстники не задумывались, а что же за жизнь у этих детдомовских, почему именно они оказывались виноватыми буквально во всём, почему у них нет родителей (а может, и есть?) и почему живут они в детском доме. Однажды нам удалось в нём побывать.

 

***

 

Кража произошла накануне Нового года. Все мы активно готовились к его встрече: кто-то оформлял сцену, кто-то подбирал номера художественной самодеятельности, кто-то рисовал праздничную газету… Когда стали расходиться, тут-то и обнаружили, что пропали фломастеры. Их тогда ещё ни у кого не было, а вот Петьке Дорошенко отец привёз из Москвы, куда ездил по делам. Что тут началось! В краже Пётр первым делом заподозрил рисовавших, потом тех, кто находился поблизости. Подключили взрослых. Не найти пропажу – значило просто подорвать репутацию школы, ведь отец Петьки – не кто иной, как первый секретарь горкома. Трясли всё и трясли всех. Вдруг кто-то крикнул: «А где детдомовские?».

Будто сговорившись, все очень спешно собрались и чуть ли не бегом помчались в детский дом. Несмотря на то, что находился он от школы не так близко, быстро добрались.

Каким-то холодом повеяло уже с порога. Серые шторы, каменный серый пол, серый полумрак… Стояли какой-то миг в оцепенении, потом, сорвавшись с места, побежали по комнатам, которые назывались почему-то палатами. Все шестеро размещались в двух комнатах. В одной «обыск» провели очень быстро – перетряхивать особо было нечего. Потом залетели во вторую.

…Крохотные, худенькие двойняшки, брат и сестрёнка, сидели на железной кровати, прижавшись друг к другу. Они будто чувствовали приближение беды – они «привыкли» быть всегда виноватыми, но пока ещё не знали, в чём их обвинят на сей раз. Глядя на них, несчастных, напуганных, трудно было поверить в их вину, но если не они, тогда кто же?!

В их адрес посыпались угрозы, кто-то пробовал «распечатать» кулаки – видимо, сильно чесались…

Но всех остановил обморок Галинки. Она не смогла всё это выдержать и вдруг потеряла сознание. Маленькое, хрупкое тельце как-то поникло, обмякло, повалилось на кровать. Вот тогда мы и обратили внимание на её руку. Она была багровой, даже какой-то чёрной. Маленькие худенькие пальчики скукожились, будто их покинула жизнь.

– Что это с ней? – спросил Серый (так звали мы Серова).

– У неё заморожена рука, – ответил еле слышно брат Серёжа.

– Как заморожена?

– Просто у нас на двоих одна рукавичка, и мы по очереди её надеваем, когда идём в школу…

Наступила страшная тишина. Все будто языки проглотили. Стояли молча, и никто не знал, как выйти из этого оцепенения.

– Скорую! – заорал Серый.

 

***

 

Машина, к счастью, приехала вовремя. Галинку спасти удалось, а вот ручку её, к сожалению, – нет… Это известие для всех нас было шоком, оно будто отрезвило всех, пробудило не от сна, а от нашего равнодушия, нашего бессердечия. Мы по-иному как-то стали глядеть на всё происходящее, а особенно – на детдомовских. Будто сговорившись, никто из нас ни разу не произнёс больше этого страшного, колючего, жуткого слова – «детдомовские» – они стали нам родными – нашими!

 

***

 

Прошло немало лет. Мы разлетелись кто куда. Но в день 29 декабря – это день спасения Галинки – встречаемся.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3-е — 157. Липецкая область — Рассказы А. Костюнина как частичка моей жизни» (Дневник) Бурцева Виктория Васильевна (куратор Ефанова Жанна Алексеевна)

 

*

Рассказы А. Костюнина как частичка моей жизни (Дневник)

 

 

«Жизнь, достойная своего имени,

это посвящение себя благу других людей».

Вашингтон Б.

 

 

Я очень любознательный человек и часто лазаю по Интернету в поисках новых книг, новых произведений своих любимых писателей: Юрия Морозова, Якуша Вишневского, Бориса Кригера, Анны Борисовой и других… Классику привыкла брать в библиотеке и читать книгу, взяв её в руки. Однажды, когда я пыталась найти что-нибудь новенькое, наткнулась на творчество Александра Костюнина, писателя чести и жизни, доброты и справедливости. Я с уверенностью могу сказать, что его жизнь «достойна своего имени», ведь он посвящает себя благу людей. Писатель рассказывает нам о жизни в целом, предупреждает наши ошибки, помогает нам, читателям, добиваться счастья. Прочитав его книгу «В купели белой ночи», я была поражена той насыщенностью картинками реального мира, которую автор вкладывает в свои работы: «Орфей и Прима», «Рукавичка», «Вальс под гитару» и другие. Но больше всего меня удивило то, что сюжеты, описанные в его произведениях, напрямую связаны с моей жизнью.

Хотелось бы продемонстрировать это при помощи страничек из моего личного дневника, который я веду на протяжении двух лет, ведь так интересно читать, что с тобой когда-то было, какие чувства ты испытывала…

 

25.06.08г. Ура! Мечта сбылась, и я на побережье Чёрного моря в санатории «Россиянка» в городе Анапа. Здесь очень много интересных людей. В числе многих мальчишек и девчонок Липецкой области оказался парень из Краснодара. Мы познакомились, разговорились. Максим – лауреат детской премии «Юные дарования Кубани», призёр международного конкурса «Музыкальное исполнение – весна 2008». Парень играет на гитаре с одиннадцати лет. В детстве у моего нового друга умерла бабушка, которую он очень любил. После этой трагедии Максим начал играть.

27.06.08г. Сегодня ходили вместо дискотеки играть на гитаре. Практически все ребята нашего отряда пришли в укромное местечко – тишина, народу никого. Максим начал играть… Он играл очень долго. Мы не замечали, как летело время. Когда парень перестал играть, вокруг нас уже стоял практически весь санаторий, все слушали мелодию, льющуюся из волшебного инструмента. Когда наши с Максимом взгляды встретились, я увидела в его глазах слёзы, они же стекали по его щекам. Максим вспоминал бабушку… Мальчик начал рассказывать о своём детстве, о том, как всё оборвалось в один миг после той нелепой аварии, когда огромная машина сбила старую женщину, прикрывшую собой любимого внука… Мы долго разговаривали, потом опять играли на гитаре, потом – слёзы, и всё повторялось снова и снова…

Вспоминаю замечательный рассказ своего любимого писателя Александра Костюнина «Вальс под гитару». В этом произведении автор затрагивает тему утраты близкого человека и памяти о нём. «Близкий и любимый человек даже после своей смерти будет всегда рядом с тобой! Только ты не забывай его!» – мысленно говорит нам писатель. Так и в случае из жизни Максима – бабушка всегда рядом, всегда помогает своему любимому внуку в жизни.

 

08.09.08г. Вечер… За окном – дождь. Сижу в кресле, принакрывшись тёплым пледом. Открываю эссе Костюнина «Земное притяжение». Я очень люблю почитать, когда за окном идёт дождь…

Это эссе – размышления о жизни в целом, о её составляющих. Когда я его читала, на глазах навернулись слёзы – это ведь наша жизнь. Ведь именно мы, наши ценности, идеалы, преступления, проступки, греховные деяния представлены в этом произведении. Это размышления автора над вопросами, к которым все приходят когда-то. Кто-то – в ранней молодости, а кто-то в глубокой старости. Что такое любовь? Что такое жизнь? Что такое деньги? Что такое сострадание? Что такое вера? Что такое насилие? Костюнин как можно яснее даёт ответ на эти вопросы. Оказывается, человек имеет три составляющих: тело, душа, разум. Писатель убеждён, что душа – это самое главное, что есть в человеке, но также и самое сложное и непостижимое. В жизни всё специально подстроено только для того, чтобы проверить наши души на сострадание, на любовь… Так же и я после прочтения рассказа задумалась над своей жизнью. Сколько поступков я совершала, делая при этом больно другим. Особенно горько за своих родителей. Как часто мы их обижаем… Да, именно мы, дети… И это на самом деле в нашей повседневной жизни. Взрослея, человек понимает, что он делал не так. Но, к сожалению, иногда становится уже поздно… А повернуть время вспять нельзя – таков закон жизни… «Ничего не происходит просто так. Неизбежность некоторых событий – результат наших действий. Нельзя изменить естественный ход событий», – говорит нам писатель.

Александр Костюнин описал всю нашу жизнь на разных примерах в своём эссе «Земное притяжение».

 

19.10.08г. Сегодня разговорились после уроков с моей учительницей. Разговаривали о жизни, о справедливости. Жанна Алексеевна рассказала мне историю из своей практики: «Когда-то я вела урок в классе, где были брошенные дети. Дети, от которых отказались родители. Дети, которые жили в детском доме. Настало время завтрака, дежурные принесли в класс печенье. Но, когда начали раздавать продукт детям, обнаружили, что не хватает четырёх печенек. Стали выяснять, кто взял. Воспитательница из детского дома подошла к мальчику, которого она подозревала в краже. Ребёнок сказал, что он не брал. Но женщина усердствовала: «Мы сейчас разрежем животик тебе и выясним, ты ли взял печенье». Дети со слезами на глазах смотрели на своего друга, им его было очень жалко. Малыш расплакался и достал из кармана пропавшие печенья… Когда я вспоминаю этот разговор, слёзы стекают по моим щекам. Так же было, когда я читала рассказ Костюнина «Рукавичка».

Жестокость и несправедливость окружающих встречаем мы в этом рассказе. Ведь эта нелепая история с рукавичкой испортила мальчишке всю жизнь… Но, как бы это ни было горько осознавать, мир жесток – и это не исправить.

 

09.12.08г. И снова любовь, и снова жестокость… Сегодня мне пришлось стать свидетельницей неприятнейшей истории: я увидела, как ссорятся парень и девушка. Парень, по всей видимости, подозревал девушку в измене. В порыве гнева юноша ударил девчонку по лицу. Девочка упала на снег, а из её глаз потекли слёзы… Да, любовь – вечная проблема человечества. Настоящая любовь одна на всю жизнь. К сожалению, люди не умеют любить. А банальную влюблённость и привычку называют высоким чувством. И люди расстаются, даже когда говорят друг другу: «Я люблю тебя!». Замечательный писатель Александр Костюнин создал «Учебник любви» – рассказ «Орфей и Прима». Помню, когда читала это произведение, плакала. Ведь здесь описана самая настоящая, самая святая, самая высокая любовь… Но эта любовь между животными. Мне эти животные представляются как божественные существа. Я думаю, писатель именно поэтому дал животным такие имена: Орфей и Прима. Ведь именно они раскрывают сущность героев. Всё чаще начинаю осознавать, что люди и животные поменялись местами. Миру животных свойственны настоящие чувства – любовь, а миру людей свойственно обратное – жестокость. «…Егерь наклонил стоявшую под стоком бочку с дождевой водой и залил ведро до краёв. Шевелящаяся живая масса с бульканьем скрылась. Лишь один из щенков, крепыш, видно в батю, не сдаваясь, поднялся по телам своих братьев и вытянул головку наружу. Николай берёзовым прутиком легонько притопил его. Свет «летучей мыши» сперва выхватывал под водой последние судороги щенка, потом жизнь затихла. «Всё, – устало произнёс егерь, – пошли ужинать…». Когда я вспоминаю эти строки, на глазах наворачиваются слёзы… Да, жестокость – это неисправимый грех человека. Почему люди так жестоки? Человек жесток и с себе подобными, и с братьями своими меньшими. В мирное время мы живём на военном положении. Убийства, разбои, драки… Кому это всё нужно? Человека, который совершил что-то жестокое, называют «зверем». Но если разобраться, то животные – это очень чувственные, умеющие любить, не признающие жестокости существа. Разве таким человека можно назвать? Мне очень горько за наш мир, ведь мы живём как на пороховой бочке. Чем больше человек развивается, тем он более осознаёт, что он – главенствующий, что ему никто не нужен… Могу сделать из сегодняшней ситуации один единственный вывод: люди не могут любить, им чуждо это чувство. А рассказ «Орфей и Прима» – воплощение настоящей любви, которая в нашем мире свойственна лишь животным.

 

P.S. Возможно, сейчас многие не понимают смысла рассказов Александра Костюнина. Но, может быть, через несколько лет, соприкоснувшись с теми жизненными ситуациями, о которых он пишет, станет не просто понятно, но и близко душевно. Ведь он пишет о мире в целом. И любой может стать героем его рассказов. Лучше сейчас задуматься о том, какая она – жизнь. Ведь потом уже может стать слишком поздно.

Я православный человек и часто думаю о Боге, о его законах, предначертанных нам для жизни. Я стараюсь соблюдать эти заповеди. На протяжении этих месяцев, когда всё больше и больше понимала, что рассказы Костюнина – это рассказы о жизни всех людей, я разработала свои 15 заповедей жизни:

 

1. Когда говоришь и делаешь что-то, думай, не причиняешь ли ты боль кому-нибудь;

2. Жизнь мёртвых продолжается в памяти живых. Помни об этом;

3. Не демонстрируй своё превосходство, будь проще;

4. Не упрекай; критикуя, не обвиняй и не унижай;

5. Спеши повторить хорошее; сделал хорошее дело, спеши сделать ещё одно и не жди награды;

6. Будь терпим, не спеши излить свой гнев, подумай, умей понять и простить ближнего;

7. Если уверен, что кто-то виноват, то ищи причину в себе;

8. Не давай советов, если тебя не просят;

9. Помни, что ты в ответе за себя и за близких;

10. Не будь жесток, и мир обернётся любовью;

11. Делай первым шаг навстречу, если возникает ссора или конфликт;

12. Смейся вместе с человеком, а не над человеком;

13. Не обвиняй – ты не прокурор;

14. Решай вместе с человеком, а не вместо человека;

15. Не верит тот, кто сам обманывает.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3-е — 205. Тверская область — Опаленные войной…Кротова Кристина Александровна (куратор Цветкова Светлана Борисовна)

 

*

 

 

Опалённые войной…

 

 

Знакомство с Циклом афганских очерков Александра Костюнина «Офицер запаса» подтолкнул меня задуматься над вопросами – Что такое афганская война? Что мы о ней знаем?.. В сущности, ничего… «Погиб при исполнении интернационального долга…» – всплывают в памяти слова с надгробия соседней могилы нашего дедушки Василия.

Тихое сельское кладбище… Навеки рядом. Всегда обращаю внимание на мужественное лицо молодого парня, улыбающегося, симпатичного, в военной форме, с автоматом, крепко прижатым к груди. «Погиб при исполнении интернационального долга…» А ему было только двадцать. Почти как мне сейчас. «Будем помнить всегда», – настойчиво утверждает Е. Алябьев, одноклассник погибшего воина, и тут же вспоминает:

– Рассказывать мне о нём и легко, и тяжело. Легко потому, что слишком хорошо его знаю: два года подряд – в девятом и десятом классах учились вместе, долгое время сидели за одной партой, были друзьями. А тяжело… Даже сейчас, спустя почти тридцать лет после его гибели, не могу без волнения и содрогания вспоминать о Серёжке, о том, каким был он. И никак в голове не укладывается до сих пор, что его нет на земле, зачем он погиб.

Сергей Петров был простым, обыкновенным сельским парнем. И единственным сыном у своих родителей. С детства приученный к деревенскому труду, он не чурался никакой работы, даже тяжёлой в физическом отношении. Умел делать по дому – по хозяйству всё, что обычно требуется от сельского мужчины. С раннего возраста тянулся к железкам, к технике. Не случайно, когда ещё был подростком, во время летних каникул просился у председателя местного колхоза на трактор. Поработать, заработать. Кто-то из сверстников, наоборот, был рад летом отдохнуть, повалять дурака, погулять вволю… А он – не такой. Спозаранку вставать привык, браться за дело. Весь в родителей. Мама Сергея – Надежда Егоровна – всю жизнь проработала в колхозе «Путь Ленина»: сначала в полеводстве, последние годы дояркой на молочной ферме. Отец – Михаил Сергеевич – квалифицированным плотником в колхозе. Знал Серёжа о неустанном труде родителей, видел их изнурённые руки, поэтому и сам, жалеючи, невольно повторял во всём отца и мать.

Помню август 1978-го. В тот год наш 10-й «б», сдав выпускные экзамены, разлетелся в разные стороны кто куда: учиться, работать… Во время уборочной страды я оказался в нашей деревне. Там случайно встретились с Сергеем. Радости не было предела – не виделись с самого выпускного, а прошло-то всего лишь два месяца.

– Ну как ты? Где работаешь?

– На комбайне сейчас. На жатве…

– В колхозе, значит?

– В колхозе, а ты?..

Чуть позже, зайдя в правление, узнал от председателя, что комбайнер Сергей Петров – в числе передовиков по намолоту. «Ничего себе! – удивился тогда. – А ведь недавний, как и я, выпускник школы».

Да, так было.

Связь с Сергеем прервалась, когда началась «заваруха» в Афганистане. Вся страна уже знала, что отдельные наши части и подразделения переброшены «для выполнения интернационального долга» в эту южную приграничную с нами республику. До «дембеля» ему оставалось буквально два месяца. И дома уже вовсю ждали. Но пришло неожиданное, ужасное, скорбное сообщение: «Погиб». Погиб Сергей 3 августа 1980 года, не дожив до долгожданной отправки домой, до своего двадцатилетия.

…То была жестокая, неравная схватка с душманами. Один из офицеров, сопровождавший домой цинковый гроб с телом Сергея и приехавший на похороны, со слезами на глазах рассказывал, как бились наши ребята, сколько героизма и самопожертвования проявили, судя по следам этой кровавой стычки. Орден Красной Звезды – столь высокой государственной награды был посмертно удостоен Сергей Петров за проявленное мужество.

Хоронили Сергея всем селом. Приехали на похороны люди изо всех окрестных деревень, проводить в последний путь. Старожилы не помнят такого скопления народа даже в райцентре. Стоял погожий августовский день, по небу плыли седые облака, в воздухе гремела медь оркестра. И что ни лицо – скорбь, гнев, сострадание…

 

Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,

Только так беспощадно, так зло и ненужно

Опустили их в Вечный Покой!

Осторожные зрители молча кутались в шубы,

И какая-то женщина с искажённым лицом

Целовала покойника в посиневшие губы

И швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их ёлками, замесили их грязью

И пошли по домам – под шумок толковать,

Что пора положить бы уж конец безобразью,

Что и так уже скоро, мол, начнём голодать.

И никто не додумался просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране

Даже светлые подвиги – это только ступени

В бесконечные пропасти – к недоступной Весне!

 

Это стихотворение Александра Вертинского «То, что я должен сказать» посвящено памяти молодых юнкеров, расстрелянных в кровавом октябре 1917 года. Горькие уроки истории не идут нам впрок: по-прежнему то в одной, то в другой «горячей точке» льётся кровь молодых невинных парней и по-прежнему без ответа остаются вопросы: зачем и кому это нужно?

Войн не бывает без жертв, и любая победа или поражение – это кровь, невосполнимые потери, невыносимая печаль и страдания людей, детей и взрослых, это горькие слезы матерей, с одной лишь разницей: сына уже нет, он погиб на войне и его не вернуть, а мать, потерявшая его, обречена на мучительные страдания, боль и скорбь на всю оставшуюся жизнь.

Получается, что мать с детства, со школьной скамьи готовила своего ребенка к священной обязанности – быть защитником Отечества, но, волею трагических обстоятельств, оказалась заложницей и жертвой бессмысленной войны, далекой от понимания истинного патриотизма и священного долга.

 

Вместе с дедом теперь

На погосте лежать,

И одна приютит нас ограда.

В сорок первом ушёл

За страну умирать,

Ну а я?..

Впрочем, значит, так надо.

 

Пели ребята во дворе под гитару песни своих старших братьев. И о той далёкой и такой близкой войне мы знаем по песням. Ведь именно из них мы узнали о чувствах и переживаниях наших ребят на афганской войне. Именно песни говорили о мужестве их, о печалях и радостях, о гражданской и духовной зрелости, по возрасту, мальчишек. «В этой жизни мы уже узнали, что такое смерть, огонь и друг…» – поётся в одной из песен.

Почему же эта поэзия, эта бытовая песенная культура получила столь широкое распространение, почему обращает на себя такое пристальное внимание? Думаю, прежде всего, потому, что родилась она в ситуации исключительной, там, где профессиональный поэт сначала просто не мог побывать. Позже если и побывал, то наездом, в командировке, всегда оставаясь наблюдателем, но не прямым участником событий. Поэтому песни, родившиеся в Афганистане, так трогают душу – они оттуда, из самого пекла. У каждой песни своя история создания и уже своя история бытования. За ними, как выясняется, – трогательные, а порой и трагические судьбы. Беззащитные, всецело зависящие от нашей памяти. Светлая грусть осеняет при этом. Спасительная от чёрствости грусть, без которой глубокое чувство неполно. И, может быть, самое действенное здесь участие – молчаливо и терпеливо их выслушать.

Да будет сопутствовать нам благоразумие, чтобы не забыть за новыми делами и заботами о тысячах своих сограждан, прошедших войну.

Как известно, войны не заканчиваются тем долгожданным моментом, когда смолкают орудия. Они продолжаются в душах тех, кто в них участвовал. И эта война на афганской земле не исключение. Она долго ещё будет напоминать о себе – пока живы матери, на старости лет потерявшие кормильцев, пока болят раны воинов. Она будет жить в памяти сирот, оставшихся без отцов.

Пройдут годы. Многое со временем, конечно, забудется. Канут в небытие дискуссии об «афганцах». Затянутся раны, напоминая о себе к непогоде. Потускнеют боевые ордена. Но эта война останется в народе ничем неизгладимой трагической метой. Останутся стихи и песни, рождённые на войне, рассказывая о силе духа и мужестве советского солдата.

«Исполняя интернациональный долг…»

«Потери среди советских военнослужащих и специалистов, принимавших участие в оказании интернациональной и военно-технической помощи другим странам: Алжир, Сирия, Ангола, Венгрия… Афганистан – 480 258». (!)

Молчаливо кричащие цифры!

Чем дальше вглубь истории отходит Афганская война, тем более значительно воспринимаются эти потери. И вот что удивительно: проходят годы и десятилетия, но не иссякает, а, напротив, ширится, полнится поток книг о минувшей войне, становятся известными всё новые имена писателей.

Цикл афганских очерков Александра Костюнина «Офицер запаса» читается на одном дыхании. Эмоциональное воздействие тем сильнее, чем правдивее произведение. Видно, знает автор о войне не понаслышке.

Но вот что я заметила: книга о войне – это не грохот сражений, величие подвига, самоотверженность. Это и трусость, малодушие, даже предательство. Рассказ ведётся сквозь судьбы и действительные события: о подкупленных и неподкупных, о корыстных и бескорыстных. О любви и тоске. Всё как в жизни!

Война и подвиг. Война и мужество. Война и любовь… Любовь к Родине, Женщине, Матери. Любовь во имя Жизни.

И как бы ни была быстротечна наша жизнь, всегда мы найдём время, чтобы вспомнить о тех, кто шагнул в пламя сражений «недолюбив, недокурив последней сигареты». И те, кто жив, готовы повторить строки прекрасного стихотворения Степана Щипачева:

 

Весь под ногами шар земной.

Живу. Дышу. Пою.

Но в памяти всегда со мной

Погибшие в бою.

Пусть всех имён не назову,

Нет кровнее родни.

Не потому ли я живу,

Что умерли они?

 

Спасибо вам, Александр Викторович, за ту правду, подчас горькую, что слёзы наворачиваются на глаза, порой смешную, что хохочешь от души. Спасибо за то, что заставили задуматься. Ибо нам, живущим, остаётся помнить, не забывать.

*

 

 

 

 

 

 

В номинации «Поэзия»

 

 

1-е — 001. Архангельская область – «Совенок» Федорова Анна Алексеевна (куратор Галимова Елена Шамильевна)

 

 

*

 

 

Совёнок

 

Встрёпана прядь волос.

Брови дугою тонкой.

Сколько тебе пришлось

Перевидать, девчонка!

 

Сколько звериных лиц,

Сколько людских оскалов!

Только у хищных птиц

Гнёзда на этих скалах.

 

Камни темны и дики.

Путь одинок и страшен.

Выше взметнулись пики

Шпилями чёрных башен.

 

Скалы сомкнулись уже,

Волчьи клыки ощерив.

Ждёт молчаливый ужас

В каждой глухой пещере.

 

Каждый изгиб дороги

Помнит о том, что сталось.

Валится мягко в ноги

Кошкой шальной – усталость.

 

Лютое было лихо –

Всё же не зверь, не зверь я!

Серой метелью тихо

Лягут на землю перья

 

И унесут с собою

Памяти горький лепет.

Птицей была ночною –

Станешь Царевна-Лебедь.

 

Станешь светла, пригожа,

Счастлива будешь! Только

Сколько других похожих,

Непревращённых? Сколько?..

 

 

*

 

 

 

2-е -002. г. Санкт-Петербург – «Карельская Верона» (по рассказу «Орфей и Прима») Ольшина Екатерина Юрьевна (куратор Дедкова Галина Александровна)

 

*

 

 

Карельская Верона

 

(по рассказу «Орфей и Прима»)

 

Алголь, не свети ярче!

Синеющий лес еловый…

О вечной любви собачьей

До хрипа кричит охота…

 

В искристых подмёрзших лужах

Среди седовласых сосен

Зазывно звенели ружья,

Смеясь, уходила осень.

 

Истёрты у гончих лапы,

Мелькает в глазах… Боже!

А зайца догнать надо,

Иначе потом – что же?..

 

Да что же, ведь жизнь – гонка!

Теряется смысл в беге,

Чернеющих мхов кромка

Ползёт на болотистый гребень.

 

Две алые капли – мелочь!

Сорвались – нет сил… Дальше!

Хозяин, зачем перечить?

Ты знаешь, что лес – наше…

 

Она где-то спит, тихо.

Ей снятся листва, ветер.

Безумное это лихо

Расправило крылья смерти…

 

Устало поднялся – выстрел?

Деревня совсем далёко.

Забыто и стёрто «быстро»,

Сверкают глаза волка.

 

Джульетта, пойми, звёзды

Для всех одинаково светят.

Все нити порвать – просто,

Но кто ж их потом склеит?

 

*

 

 

 

 

 

3-е — 059. Омская область. – «Рукавичка» Хлопова Юлия Андреевна (куратор Куколева Галина Фатеевна)

 

*

 

 

Рукавичка

 

Выжгли душу расплавленным взглядом,

Смяли сердце в ненужный ком,

Только ангел влачился рядом,

С обожжённым седым крылом.

Обратили судьбу его в пепел,

Расстелили повсюду туман,

И лишь ангел ранимый ответил,

Сколько смертных он вымолил ран…

Он, рыдая, бессильно цеплялся

За секунды… Кружил потолок…

Одиноким, чужим остался,

Но никто и свечи не зажёг.

Неужели никто не заметил,

Что под солнцем, там, в стае лучей,

Где гуляет один только ветер,

На одну стало меньше свечей…

Долго тлела душа, задыхаясь,

Тихим заревом билась она,

Жёлтым дымом в охапку сбираясь,

Растворяясь, как утром звезда.

Воскресить? Воскрешать мы не можем,

Нужно просто уметь прощать.

Научи, научи же нас, Боже,

Души выжженные оживлять…

Но не будет цвести подорожник

На сожжённой земле в логу,

Жизни грешной немой заложник

Не напишет о счастье главу…

Посмотри, посмотри же, Боже,

Сколько пролито детских слёз,

Неужели в небесном ложе

Не постелешь ты белых роз…

Я зажгу восковые свечи,

Может, в мире так станет светлей,

Пусть обвеет сегодня вечер

Тихий взлёт пресвятых голубей…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3-е — 139. Вологодская область – «Тишина часами размерена» (После прочтения повести «Полет летучей мыши») Акимова Дарья Алексеевна (куратор Белова Анна Павловна)

 

*

 

Тишина часами размерена

 

(После прочтения рассказа «Полёт летучей мыши»)

 

Тишина часами размерена,

От тоски никуда не скрыться…

Расскажите, родина – где она?

Расскажите, вам она снится?

 

Подошла к мальчишке на улице,

На меня посмотрел упрямо

И от солнца чуть-чуть зажмурился…

«Моя родина там, где мама…»

 

Я спросила старушку древнюю,

И она сказала сквозь слёзы:

«Это там, где моя деревня,

Это там, где шумят берёзы…»

 

Задавала вопрос прохожему,

Он ни капли не удивился.

Он ответил, смеясь: «Да, боже мой!

Это место, где я родился…»

 

Тишины течение плавное,

От тоски никуда не деться…

Понимаешь, самое главное –

Наша родина там, где сердце!

 

*

 

По итогам конкурса 2008 — 2009

Слово – Председатель жюри Конкурса по произведениям Александра Костюнина,

Председателю общественного объединения «Карельский конгресс» А.С.Григорьеву;

 

Дорогие коллеги!

Завершился международный литературный конкурс по произведениям нашего земляка писателя Александра Костюнина.

Конкурс был организован по предложению общественной организации «Карельский конгресс» при поддержке Федерального агентства РФ по образованию, Правительств г. Москвы и Республики Карелия.

Нашу инициативу горячо поддержали читающая молодёжь и педагогические сообщества мира без границ. Широкая поддержка в значительной степени и предопределила успех этого масштабного мероприятия. Откликнулись все, кто любит русский язык, ценит его и открывает для себя его неисчерпаемые возможности. Присланные работы оказались настолько интересными, творческими, самобытными, что заранее предвидеть подобный итог было невозможно. Первый отборочный тур проходил в регионах, а лучшие работы поступили в адрес жюри. К участию в конкурсе были допущены 623 работы. На последнем отборочном этапе творческого соперничества участие приняли 1100 человек из 56 субъектов Российской Федерации, Украины, Казахстана и Белоруссии.

Конкурсантами и организаторами проделана огромная работа. Сегодня официально подведены её итоги, итоги труда многих коллективов учителей, библиотекарей, студентов и школьников. Авторитетному составу международного жюри из Азербайджана, Германии, Украины, Греции, России, Грузии, Франции определить победителей было крайне трудно. Скажу больше: пришлось в отдельных случаях присуждать одинаковые призовые места двум претендентам.

Сейчас много говорится о международном экономическом кризисе… Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II был убеждён: «прямым следствием кризисных процессов является утрата чувства нравственного долга». И в этом отношении проведение данного конкурса в год, объявленный в России Годом молодёжи, является реальным шагом по возрождению и укреплению нравственных основ общества, конкретным честным делом по воспитанию молодого поколения.

От имени жюри конкурса я поздравляю победителей в номинациях «Проза» и «Поэзия», лауреатов премии «Купель». От всей души поздравляю всех нас! По решению оргкомитета каждый участник конкурса (автор и куратор), из числа вошедших в номинации «Победители», «Читательские симпатии» и «Лучшие работы», получит в подарок книгу «В купели белой ночи» с автографом автора. Лучшие работы член жюри Владимир Георгиевич Бояринов, Первый заместитель Председателя Правления Московской городской организации Союза Писателей РФ выделил для последующей публикации в литературных журналах.

И вот теперь этих авторов узнает весь мир.

 

Дорогие друзья, мир творчества писателя Александра Костюнина открыт для вас.

Читайте, восхищайтесь и приобщайте к этому духовному богатству всех, кто любит настоящую литературу!

 

 

 

19 апреля 2009 года

 

А.С.Григорьев

 

 

 

Слово – писателю Александру Костюнину

Дорогие мои друзья!

 

 

Стать свидетелем литературного конкурса по своим произведениям… Такой поворот писательской судьбы можно назвать до неприличия сказочным.

Вот прочитаны последние работы…

Конкурсанты не единодушны в оценке моего творчества. Есть те, кто его абсолютно не приемлет, относится негативно. А для кого-то я – «мастер весёлого рассказа». Всем на сайте, на равных, предоставили слово. Время показного единомыслия прошло. Надеюсь, навсегда. Личный выбор делает каждый. А что касается критики… Я сам постоянно сомневаюсь в написанном тексте, каждое слово подолгу взвешиваю. Маюсь… Вечно недоволен! Возвращаюсь назад. Проверяю. Меняю. Переписываю.

Затею с конкурсом по своим произведениям я тоже поначалу не принял, поскольку знаю: уклад жизни в России – общинный. И даже нечаянный выход из строя испокон веков вызывает неприязнь… Да ещё дочь, в недавнем прошлом ученица, «подбадривала»: «Папа, все школьники Мира тебя будут тихо не-на-виииидеть!»

Сейчас сомнения позади.

Количество работ, их уровень, неподдельная искренность ребят – весомая награда за все сомнения и переживания. Это огромная бочка мёда на ту маленькую ложку дёгтя.

И самое главное: без читателей нет писателя!

Для меня, если честно, неучастие в работе жюри – счастливая возможность!

А если бы право выбирать лучшее сочинение всё-таки предоставили, то победителем стал бы каждый участник. Многие произведения представляют собой самостоятельную художественную ценность.

Эти юноши и девушки не «ЕГЭ по литературе» сдавали, доверив жребию определить цвет платья Наташи Ростовой на бале; не в паралитературном телевизионном шоу мелькали, где требуется угадать три популярные русские буквы… На суд международного жюри, на обсуждение огромной читательской аудитории участники конкурса предъявили своё творчество. Они доверительно приоткрыли завесу своих сокровенных желаний, скрытых сомнений, тревог и радостей. Предъявили на широкий суд общественности труд души. А какой мерой можно измерить его? Я бы на себя такой ответственности не взял…

Дорогие авторы, я не мог и предположить, что мои рассказы и повести найдут такой отклик в ваших сердцах, вызовут искренний неподдельный интерес и станут для читающей молодёжи толчком к размышлениям о непростых вопросах бытия, о вечных ценностях и мнимых идеалах, что наше с вами понимание добра и зла, любви и сострадания, веры и раскаяния будут так схожи.

Каждого из соискателей литературной премии «Купель» можно смело назвать победителем ещё и потому, что, участвуя в конкурсе, вы заявляете о своей активной жизненной позиции, о том, что вас волнуют процессы, происходящие сегодня в обществе, вам небезразлична судьба Родины, вы чувствуете себя её частицей и знаете, что именно от вас зависит, какой будет завтра наша страна.

Я прочитал все сочинения. Знакомство с ними – словно жемчужины нанизываешь. Читая, я мысленно разговаривал с добрыми друзьями и умными собеседниками. Спасибо вам, что вы есть у меня, мои читатели, мои дорогие друзья! Вы живёте в дальних аулах и аалах, станицах и деревнях, районах и улусах (Якутия), посёлках, городах и весях. Самый необычный почтовый адрес гласит: «Панаевская тундра…» Нас разделяют тысячи километров и часовые пояса. Но это не преграда для тех, кто в этом мире хочет услышать друг друга. Для тех, кому слово, художественный образ помогают лучше понять мир и себя в этом мире.

Отдельное, особое спасибо я хочу сказать педагогам и кураторам. Вы были равноправными участниками литературного конкурса наряду со своими воспитанниками и заслуженно не остались в тени. Моя мама была преподавателем русского языка и литературы. Мне хорошо знаком ваш Труд, ваш тихий Подвиг по формированию души молодёжи. Низкий вам поклон. Я горд тем, что на страницах моего сайта будут блистать ваши имена. Мне хочется также высказать слова глубокой признательности в адрес организаторов конкурса: Федерального агентства по образованию, Правительства г. Москвы, Правительства Республики Карелия и инициатора конкурса – общественной организации «Карельский конгресс».

 

Моё постоянное место работы – оборонный завод. Наша продукция – военные корабли. А корпеть над русским слогом… Мама по-карельски говорила: «Ruado jugei, a ei vazüttaw: hengen kohtu hiiluttua». [Работа тяжёлая, а не утомляет: душу согревает. (карел.)]

Литературное творчество – Ковчег моей души.

Бумажный кораблик…

Он маленький. Невесомый. Но всё равно – настоящий. Он вышел в открытое море, где бури, штормы, опасные рифы.

Он обязательно выдержит все испытания.

И непременно победит!

Если вы, дорогие мои читатели, ждёте его.

 

В адрес оргкомитета поступило предложение-пожелание продолжить конкурс. Сделать его постоянно действующим. Такое решение принято! Пока трудно сказать о возможности материального вознаграждения, но вниманием редакторов литературных журналов, профессиональных критиков, заинтересованных читателей – участники не будут обделены. Пусть страницы моего сайта послужат творческой лабораторией поиска ответов на вечные вопросы, станут стартовой площадкой для начинающих авторов.

А нашими общими союзниками в этом пилотном проекте хочется видеть преподавателей русского языка и литературы, библиотекарей.

 

Первые работы уже поступили и опубликованы.

Поздравляю всех с завершением международного литературного конкурса 2008 года. Встречайте конкурс 2009!

 

 

 

19 апреля 2009 года, г. Петрозаводск

 

 

Ваш Александр Костюнин, писатель, а в миру

 

Председатель Совета директоров

ОАО «Судостроительный завод Авангард»

 

член экспертного совета по обороне

при Председателе Совета Федерации ФС РФ

 

член Регионального Политического совета

КРО партии «Единая Россия»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работы победителей конкурса «Купель»

(2009 — 2010 год)

Номинация «Проза»

«До 14 лет»

1 место: 468. Куйбар Алена Андреевна, Московская область, «Проповедь, воспринятая сердцем…» (Глазнева Ольга Александровна)

 

*

 

 

Проповедь, воспринятая сердцем

 

 

…Преодолей земное притяжение.

А. Костюнин

 

Человек родился!

 

Радость!

 

Ты меня любишь больше?

 

А что ты мне купила?

 

Мои игрушки!

 

Мои книжки!

 

Моя машина!

 

Деньги!

 

Деньги!!!

 

Всё купил?

 

Хочу ещё!!!

 

Умерла Душа!

 

Кто я? Что я?

 

Ничего не умею…

 

Ничего не могу…

 

Я – ничто…

 

Опустошённость!

 

Одиночество!

 

Уснул Разум!

 

Хороший пацан! Покури!..

 

Не хочу!

 

Да, ты попробуй!..

 

Ладно…

 

Выпей!..

 

Нет! Ну, давай!..

 

Ещё! Ещё! Ещё!

 

Драка…

 

Беда!

 

Непоправимая беда…

 

Тюрьма!

 

Убили Душу!

 

*

 

– А разве нельзя по-другому? Так не бывает?! А ты попробуй… Я в Тебя верю…

 

Всё впереди!

 

Жизнь продолжается!

 

Как же хорошо!

 

Не один…

 

Настоящие друзья!

 

Друзья!

 

Искренность…

 

Честность…

 

Вера…

 

Любовь…

 

Радость!

 

Человек родился!

 

*

2 место: 521. Гамидов Тариверд Ибрагимович, Республика Дагестан, «Мозаика» (Магомедрасулова Наида Наврузбековна)

 

*

 

 

Мозаика

 

 

Не одевайте равнодушья маску,

Не погасите совести свечу!

 

 

Произведения Александра Костюнина, размещенные на сайте, на мой взгляд, − это мозаика, созданная из усилий писателя вернуться в прожитые и непрожитые времена. Это попытка нанизать на тонкую нить не пёстрые бусы, а свои находки: открытия, слезы, радости, надежды. Они − жемчужины разного цвета, нанизанные на единую нить. И порвись нить − рассыплется ожерелье.

Дети − это чистейшее проявление человеческой сущности. Писатель раскрывает тайну их души, их первоначальной красоты, их высокого и прекрасного начала. Ставя целью вывести из равнодушия человека, передать ему свою боль, он не прибегает к фантастике. И так все заострено.

Сюжет рассказа «Вальс под гитару» незамысловат и в чем-то даже традиционен для русской литературы. В нем нет интриги, дается повествование о том, как герой, четырнадцатилетний мальчик, с трудом учится в школе. Он также посещает музыкальную школу, преодолевая, бывало, усталость, лень, а порой и непонимание знакомых мальчишек, мол, зачем тебе это нужно. Нужно! Хотя бы для того, чтобы не поддаваться тому, что делают другие, а жить своим умом. А нажитое своим умом всегда расходуется вдумчивее.

На своем первом концерте он хорошо исполнил на баяне вальс «На сопках Маньчжурии». Теперь он хочет научиться играть на гитаре, как папа. Ведь мама и полюбила его за гитару. О своих горестях и маленьких победах он рассказывает случайному попутчику и сам удивляется этому: «Никогда раньше я об этом не рассказывал. Не знаю, почему с вами разговорился?». Мальчик откровенен с ним, ведь «взгляд его лучился добротой».

В Дагестане говорят, что если дед потеряет жизнь, отец − родной очаг, сын − отцову песню, то внук ничего не потеряет − ему нечего будет терять. Грустная диаграмма… Но она не для нашего героя. Мальчик сохранил отцову песню, он дорожит гитарой отца, «которая помнит его прикосновения». Гитара ремонту не подлежит: гриф сломан. «Чудес не бывает!» − констатируют мастера.

«Чудеса случаются!» − утверждает автор. Надо только очень захотеть. Ведь речь идет о формировании маленького человека, который жил бы, не упуская из виду идеал. Он и недостижим, такой идеал, но одно движение к нему дорогого стоит.

Пути Господни неисповедимы… Случайный попутчик помог мальчику поверить в чудо. После тревог и потрясений герой рассказа снова ощутил радость жизни, как сияние голубого неба после непогоды.

Я же, примерив на себя жизнь героя, извлек урок: «В жизни надо хотеть, дерзать и, не рассуждая, стремиться к намеченной цели. А к трудностям надо относиться как к кладу, «раскопав» который, можно стать сильнее, опытнее и житейски богаче».

Писатель приходит в мир, чтобы сказать свое слово. И слову этому − свой час. Александр Костюнин для меня остановил время, дал мне прочувствовать его глубину и подарил слово, которое, как говорят у нас, стоит коня с седлом: фундамент, на котором строится мир ребенка, должен быть кем-то заложен. И к закладке такого фундамента причастен каждый.

Говорят, будто на большой высоте журавли иногда разрешают ласточкам отдыхать у них на спине. Отдыхать? В этом ли дело? Может, журавли приучают ласточек к близости солнца, встречному ветру, головокружительной высоте? Они учат ласточек летать!

Научим же друг друга летать. Будем то журавлями, то ласточками, кто-то будет журавлем, а кто-то ласточкой.

 

*

3 место: 571. Нефёдов Иван Александрович, Псковская область, «Биологическая потребность»

 

*

Биологическая потребность

 

 

У нас в семье трое сыновей. По сей день, я считаюсь младшим, хотя уже в январе получу паспорт. Сколько себя помню, нашим с братьями воспитанием, занималась мама. Может потому, что она учительница, а может, как сама говорит, она строже и требовательней, чем папа. А мальчиков надо воспитывать обязательно в строгости, чтобы выросли настоящими мужчинами. Мама рассказывала, что её воспитывал наш дедушка и самое главное, что она вынесла из детства – никогда нельзя обижать слабых; ни физически, ни морально – это подло. И самое страшное – унижать человеческое достоинство. Теперь я понимаю: по этим же правилам, она воспитывала и нас. Это ей удалось. И хотя мы росли обычными ребятами: баловались, порой огорчали её, получали двойки, самое главное, чему она нас учила, запомнили очень хорошо. Ни у меня, ни у моих братьев, ни в детстве, ни потом, в более зрелом возрасте, никогда не было потребности кинуть камнем в птицу с подбитым крылом, или толкнуть девочку. Я понимаю, что это было не слепое подчинение. Помню, как мама с нами разговаривала, как всё просто объясняла, какие добрые книжки читала, когда мы были маленькими и какие советовала, а порой и сама приносила из библиотеки, когда мы уже подросли.

Она всегда знала про нас всё. Знала всех друзей, знала про первые наши свидания, про обиды, радости, в общем, про всё. Она не только знала, всегда помогала делами, советом. Я не знаю, как она находила время для нас между работой в школе, тетрадками, которые приносила домой, хозяйственными делами, но у неё всегда «всё было под контролем», как она сама, смеясь, говорила.

Она пользуется большим уважением у детей потому, что веселая и большая выдумщица, всем помогает и поэтому у неё много друзей. Она человек, который умеет дарить людям радость. Это утверждаю не только я, её сын, а все люди, которые её окружают. Я бы про свою маму сказал: она «свой парень».

Мы с братьями никогда не видели, чтобы она плакала, поэтому, считали, что мама сильный человек. И вдруг недавно я увидел, как плачет, плачет навзрыд и никак не может успокоиться. Оказалось, что она прослушала рассказ «Рукавичка», мы ничего не могли понять, сели, прослушали ещё раз вместе с ней. И тогда она заговорила:

– Я… всегда… старалась воспитывать вас, помня высказывание философа: «дайте нам хороших матерей, и мы дадим миру хорошее человечество». Всегда старалась быть правильной матерью. Надеялась, глядя, как вы растёте, что это удалось… Но теперь понимаю, всё получилось в ущерб кому-то. Оказывается страшнее, чем унижение человеческого достоинства – быть просто наблюдателем несправедливости и бездействовать!.. Я всегда предостерегала, просила… если, не дай Бог, окажетесь в страшной ситуации, прежде всего, спасайтесь сами, не думая больше ни о ком. Теперь понимаю: это материнский эгоизм…. Но я за вас всегда так боялась. Извините. Получается, согрешила против совести и перед вами виновата.

Мы как смогли, успокоили её.

 

А я всё думаю, ну как мама может сомневаться, что она хорошая. Разве смогла бы плохая мать повиниться?!

И вот, что я ещё скажу: зря она плакала. Просто Господь хранил нас её молитвами, и мы с братьями только поэтому не попадали в такие ситуации. Но если когда-нибудь доведется, то, уж поверьте мне на слово, испытаем биологическую потребность вступиться за того, кого обижают и поможем ему.

Мама, ты главное, не волнуйся!

 

*

 

«14 – 18 лет»

 

 

1 место: 086. Абашева Динара Рустамовна, Республика Татарстан, рассказ «Рукавичка» (перевод на татарский язык)

 

*

Перевод: Динара Рустамовна Абашева

Зәңгәр бияләй

Мәктәпне мин бик еш искә алам дип әйтә алмыйм. Аның турындагы уйлар каядыр ерак, читләтелгән бер вакыйга булып, авырлык белән генә искә төшә.

Алдынгы укучы да түгел идем мин. Яхшы билгеләр белән дус булмадым дисәм дә була. Хәзер шуны аңлыйм: хәл бит мөшкелрәк тә була алган. Мәктәпкә барырга ике ел калганда, биш яшемдә, мин бөтенләй русча сөйләшми идем. Минем туган телем карел теле иде. Өйдә дә, урамда да тик шул телдә генә аралаша идем.

Унъеллык мәктәп минем өчен бер биек баскыч кебек иде һәм шул баскычка күтәрелеп, мин яңа, якты, бөек тормышны күрергә теләдем. Чыңлы кыңгырау тавышы, букча, дәфтәрләр, беренче китаплар, әлегә кадәр белмәгән һәм күрмәгән әйберләр турында сөйләшүләр, дәрестән соң малайлар белән шаярулар – болар барысы да киң итеп ачылган салам сараеның ишеге кебек, мине киңлеккә чакыра иде. Кая ул билгеләр турында уйлау?

Утыз ел үтте.

Көндәлек мәшәкатьләр, сирәгәйгән шатлыклы хәлләр үтәкүренмәле төтен кебек балачакны каплый, онытырга мәҗбур итә. Еллар сизелмичә генә, агач катламыдай, берсе өстенә берсе салынып бара. Һәр яңа катлам саен берни дә үзгәрмәгән төсле, ә тирәнлекне күзаллау барыбер авыррак. Һәм бары шома агач кайрысында, агулы гөмбә яки шифалы үлән булып, үткәннән йөзләр, вакыйгалар калкып чыга.

Мәктәп елларыннан иң хәтердә калган вакыйга бияләй белән бәйле вакыйга иде.

Без беренче сыйныфта укый идек.

Гришина Алла Иван кызы, безнең беренче укытучыбыз, безгә экскурсия оештырып, хезмәт бүлмәсенә алып китте. Кызлар анда бәйләргә, тегәргә өйрәнәләр иде. Бу эшләр вакытны бушка уздыру дип саналмый иде. Үзеңә ярашлы киемне беркайда да алып булмаганга, зурлардан калган киемнәрне кечерәйтеп тегәләр иде. Ул вакытларда барысы да очын-очка ялгап яшәде. Хәерчелек хөкем сөрде. Бәйләү, тегү эшләре бик югары бәяләнә иде.

Курыккан чыпчык төркемедәй, без оялып һәм каушап кына парталар артына утырдык. Тыныч кына утырабыз, күзләребезне челт-челт йомабыз.

Иң башта хезмәт укытучысы безне үзенең фәне белән таныштырды, аңлашылмаган сүзләрне үз ана телебездә аңлатты. Соңыннан балаларның үрнәк эшләреннән ясалган альбомны парта буенча җибәрде.

Альбом тегелгән һәм бәйләнгән кечкенә генә оеклар, бияләйләр, башлыклар, шарфлар, күлмәкләр, чалбарлар белән тулы иде. Бу әйберләр барысы да курчакка ярашлы гына, хәтта яңа туган балага да кечкенә булыр иде.

Кышкы кичләрдә әнинең күп тапкырлар тегү машинасында кием теккәнен күргәнем бар иде инде минем, тик болар бөтенләй икенче төрле иде.

Альбом күрше партада булганда, бер түземсезлек белән, башкалар башы аша үрелеп, бу гаҗәеп әйберләрне көнләшеп карасак, безнең кулга эләккәч инде, бу рәхәтлекне сузарга тырышып, альбомны карарга керештек.

Кыңгырау тавышы көтмәгәндә шылтырады.

Дәрес бетте.

Тәнәфес тә үтеп китте, киләсе дәрес башланды. Букчалардан китапларны алабыз. Ә аяклар әле туктамаган, һаман да чабалар. Баш та аяклар артыннан. Җайлабрак утырабыз. Тынычланып баручы кайтаваздай сүзләр әкренләп пышылдашуга күчә.

Алла Ивановна әкрен генә өстәл артыннан тора, такта янына килә, кулына акбур ала. Язып карый, ләкин акбур ваклана. Ак сыныклар тузан агымыдай кул астыннан коела.

Кинәт кенә сыйныф ишеге ачыла. Безнең янга хезмәт укытучысы чабып керә. Аның ясалган чәчләре бер якка төшкән. Битендә кызыл таплар.

– Балалар, бәләкәй бияләй югалды!

һәм балалар аңга килгәнче әйтеп тә ташлады:

– Сезнең арадан кемдер алган!

Күрсәтер өчен үрнәкләр белән альбомны тартып чыгарды да, киң итеп ачып, баш өстенә күтәрде. Альбом бите буш иде. Әле кайчан гына кечкенә генә йомшак йомгак яшәгән урында хәзер инде җепләр генә чыгып тора иде.

Тынычлык урнашты. Алла Ивановна ачулы караш белән һәрберебезгә карап чыкты һәм чиратлап сорый башлады:

– Кондроева?

– Гусев?

– Ретукина?

– Яковлев?

Чират миңа җитте…Алга таба китте. Укучылар, каушап, парта артыннан торалар һәм, башларын аска иеп, бер үк сүзне кабатлыйлар: “Мин алмадым, Алла Ивановна”.

– Ярар, — диде укытучы усалланып, — без барыбер табачакбыз. Килегез әле монда, берешәрләп. Кондроева! Портфелең белән, портфелең белән!

Света Кондроева партасы янына кире килеп, идәннән букчасын күтәрде. Букчасының элмәкләре белән парта читләренә эләгеп, күзләрен йоммыйча да укытучыга текәлеп, ул ирексез генә мөгаллим янына якынлашты.

– Тизрәк, әйдә! Җинаять эшләргә булса, сез батырлар. Җавап бирә дә белегез.

Алла Ивановна Светаның кулыннан портфелен тартып алып кисәк кенә борды да, өскә күтәреп, нык итеп селкеде. Укытучы өстәленә дәфтәрләр, китаплар коелды, идәнгә каләмнәр шуышып төште. Алла Ивановнаның куллары исә портфельне һаман селкетте.

Портфельдән курчак килеп төште. Борыны белән китап өстәленә төртелеп, ул уңайсыз хәлдә катып калды.

Кондроева, башын аска иеп, сүзсез генә елый иде.

Хезмәт укытучысы җирәнеп кенә өстәлдәге өемне карап чыкты. Берни тапмады.

– Чишен! – дип боерды Алла Ивановна.

Света каршы дәшмичә ямалган кофтасын чишә башлады. Шешенеп беткән күзләреннән бертуктаусыз эре яшьләр тәгәри иде. Минут саен аның үксегән тавышы ишетелде. Битенә төшкән чәч толымнарын артка таба җибәрә торды. Чүгәләп, башмакларының җепләрен чиште һәм, күтәрелеп, чиратлап, аларны салды. Аксыл оеклар тишелгән булып чыкты. Светаның алсу бармагы, бөтен дөньяга үзен күрсәткәндәй, тырпаеп тора иде. Итәк тә салынды. Оек та төшерелде. Ак майкасының баулары сузылып беткән.

Света бөтен сыйныф алдында тапталып беткән идәндә яланаяк басып тора. Оялуыннан, кулларын тынычландыра алмыйча, ыштанын бөтерә иде.

Капчык җебенә эленгән алюминь тәре сабыйның муенында хәрәкәттә иде.

– Бу тагын нәрсә? – дип, бармагы белән тәрегә төртеп, ачуланды сыйныф җитәкчесе. – Мәктәпкә  киясе булма. Киен. Алга таба килегез! Дәвам итәбез. Чиратта кем?

Кондроева, ялан аяклары белән шапылдатып басып, коелган каләмнәрен җыйды, ашыгып кына китапларын сумкасына салды, бөтәрләп киемнәрен тотты да курчагын күкрәгенә кысып, аяк очларына гына басып, үзенең партасына юнәлде.

Укучыларны бер-бер артлы трусикларына хәтле чишендерделәр. Чиратлап тикшерделәр. Башка берәү дә еламады. Барысы да дәшмичә өзек-өзек әйтелгән боерыкны гына тыңладылар.

Минем чират якынлашты. Алда икәү.

Әлегә Юрка Гуровны селкетәләр. Безнең өйләр янәшә тора. Юрка зур гаиләдән. Аннан башка тагын өч абыйсы һәм ике кечкенә сеңлесе бар. Әтисе бик нык эчә, шуңа күрә Юрка бик еш кына, күршеләрчә, бездә кача иде.

Букчасының тоткычы булмаганга, аны ул укытучы өстәле янына култыгына кыстырып барды. Борчаланган дәфтәрләр һәм бары тик бер генә китап укытучы өстәленә очып төште. Юрка чишенә башлады. Свитерен салды, шнурын чишмичә генә искергән ботинкасын салды, аннан оегын… һәм, кисәк кенә туктап калды да кычкырып елый башлады.

Алла Ивановна бар көченә аның майкасыннан тотып селкетә башлады, шунда идәнгә зәңгәр бияләй килеп төште.

– Ничек ул синдә? Ничек?! – ачу белән Юрка битенә иелеп кычкырды Алла Ивановна. – Ничек?! Җавап бир…

– Миня эн тийе! Миня эн тийе! Миня эн тийе… – дип, дулкынлануыннан карел теленә күчеп, кабатлады курыккан Юрка.

– Ә, белмисеңме?! Син белмисеңме?! Мин беләм! Син урладың аны. Карак!

Юрканың иреннәре калтырады. Ул безгә карамаска тырышты.

Сыйныф дәшмәде.

Без сигезенче сыйныфка кадәр бергә укыдык. Башкача Юрка мәктәптә берни дә урламады, ләкин моның әһәмияте юк иде инде. “Карак” исеме авыл халкы тарафыннан аңа һәм аның гаиләсенә мәңгегә яндырып ябыштырылган төсле куелды. Мәктәпнең сигез елы аның өчен “төрмә срогы” булды дип әйтсәк тә була.

Ул куылганга әйләнде.

Абыйларының берсе дә мәктәпкә килеп аны якламады. Үзе беркемгә дә каршы әйтә алмады, үзен яклый алмады. Ул һәрвакытта да берүзе булды. Юрканы кыйнамадылар, ләкин аны бик нык түбәнсеттеләр.

Юрканың компот салынган кружкасына төкерү дисеңме, портфеленнән дәфтәрләрен, китапларын алып, салкын көзге суга чәчүме, башлыгын бакчага ату, аннан көлү – болар барысы да батырлык булып саналды. Мин дә башкалардан калышмадым. Көчсез кешедән үзеңне өстен кую теләге көчлерәк булды.

 

***

 

90 нчы еллар Рәсәй өчен авыр сынау еллары булды. Күп шәһәрләр тынып калды, заводлар туктады, фабрикалар, совхозлар ябылды.

Кешеләр бочкадагы күселәр сыман ерткычланды, бер-берсенең пайларын тартып алды. Нишләргә белмәгәнлектән, кудырылган спирт эчтеләр. Караклык, биек дулкын булып, Карелия авылларын каплады. Соңгысын алып чыгып киттеләр: төннәрен бакчадан бәрәңгеләрен казып алдылар, баздан ашамлыкларны урладылар. Тозланган кәбестә, варенье һәм яшелчәләр белән банкалар, киләсе уңышка кадәр әзерләнгән чөгендер һәм шалканны – берсен дә калдырмыйча алып чыктылар.

Күп гаиләләр кышка бернисез калды. Хокук сакчылары да берни эшли алмады. Чуковскийның әкиятендәге сыман, әгәр дә зәңгәр таулар артыннан ярдәм булмаса, барлык җәнлекләр һаман да Таракан алдында калтырап торырлар иде. Монда инде каракларны үзләре хөкем итәргә сөйләштеләр. “Коткаручы-чыпчыкны” көтеп утырмаска булдылар. Авылдашларның түземлеге бетте.

 

…Җимерелгән авыл “пазигы”, җепшек карда бата-бата, әле бер карак, әле икенче карак оясына туктады. Соңыннан авыл янындагы юлга чыкты. Җиде нык ир-ат, пазик авышкан саен, бер яктан икенче якка авыштылар, сөйләшмәделәр. Тын алудан чыккан пар машина эчендә бөтерелде. Тимер ялтырап торган идәндә авыл краклары утыралар. Безнең авылда кем генә аларны исемләп белми? Алар бишәү: Леха Силин, Каредь, Зыка, Петька Калчин һәм Юрка Гуров – сигез ел буена бер җәзасыз авылдашларының соңгы әйберләрен урладылар. Бу турыда милиция генә белмәде.

Кулларын бәйләмәделәр – кая китсеннәр? Аларны бик тиз тотып алдылар, сизми дә калдылар. Вакытын да дөрес уйлаганнар – көндез. Төнге “эштән” соң йокы вакыты бит.

“Пазик” үкереп, урман юлы белән авыл артына юнәлде. Юлда сөйләшмәделәр. Һәркем үз уенда. Барысы да сүзсез аңлашыла. Прокурор дип, адвокат дип, берсе дә талпынламады. Юл урмандагы Кодаярви күле яныннан үтә иде. Бишенче километрда туктадылар. Двигательне сүндерделәр. “Кунакларны” карга төртеп төшерделәр. Ике балта биреп, чиратлап, бозны ватарга куштылар.

Кар болытлар асылынып, безнең өскә агылды. Кояш күзгә күренмәс булды. Җил купты. Буран күтәрелде. Кичкә таба суык чеметтерә башлады. Каракларны батырырга беркем дә җыенмый иде, ә менә яхшылап кирәкләрен бирергә кирәк иде.

Совхоз гаражында ике яртыны авызыннан гына эчтеләр. Баскан килеш кенә. Каткан ипи кисәге бөтенесенә берәү генә иде. Явызлыкны җиңүне котлап эчтеләр.

Мин шул ук кичне шәһәргә киттем, ә иртәнчәк авылдан шалтыраттылар: Юра Гуров үзенең сараенда асылынып үлгән.

Әгәр дә бу шалтырату булмаса, мин, бәлки, зәңгәр бияләй турында искә алмаган да булыр идем. Ни гаҗәп, өндә сыман, мин, елап, кечкенә, ярдәмсез, калтыранган иреннәр белән салкын идәндә басып торучы Юрканы күрдем…

Аның кызганыч: “Миня эн тийе! Миня эн тийе! Миня эн тийе!” – сүзләре минем йөрәкне сызландырды.

Мин күңел әрнүе белән библиядән бер сюжетны искә төшердем: Иисус баштан ук кем Аңа хыянәт итәсен белгән. Бары тик Өйрәтүче ипи кисәген шәрабка манып Иудага биргәч, бары тик шул ипине капкач кына Иудага шайтан керә. Милиция телендә бу “подстава” дип атала.

Юрка, Юрка… Синең язмышың — минем  зур ялгышым. Һәм бу гаеп хисе бары тик арта гына.

Күңелдә нидер әйләнде, сыкрады.

Тик ул сыкрануны минем никтер басасым килми…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 230. Калюжин Иван Андреевич, Кемеровская область, «Рукавичка» (Карачкина Татьяна Евгеньевна)

 

*

 

 

Рукавичка

 

 

«Кто из вас без греха, первый брось на нее камень»

(Иоанн, 8:7)

 

 

Десять дней дождей. Так бывает – прошлое лето выдалось очень дождливым. Всё бы ничего, да вот только именно в эти дни я оказался в загородном лагере, стоявшем в сосновом бору на берегу огромного озера. Первые дни было ещё терпимо, новые знакомства, настольный теннис, шашки, дискотеки в концертном зале, кинофильмы… Но постепенно в корпуса начала заползать тоска… Со временем всё приедается… Каждый день проливной дождь, его частый стук по железной крыше. В притихшем корпусе сумрак, скука, даже мухи уснули на потолке… Мокнут сосны, мокнет стадион, мокнут лодки на озере, мокнет танцплощадка и кажется – весь мир за окном наполнен водой. Спасаясь от скуки, я со своим новым приятелем – Романом – даже несколько раз сходили в кружёк бисероплетения – научились плести ящериц и крокодилов, однако это нас не сильно вдохновило… В общем, на седьмой день дождя, после завтрака когда все помчались, прыгая по лужам по спальным корпусам, я заглянул в библиотеку, благо она располагалась в том же здании что и столовая. В читальном зале было пусто и пахло сыростью. Библиотекарь только что пришла на работу.

– Здравствуйте!

– Здравствуй! За книжкой пришёл?

Я кивнул. Мы разговорились. Библиотекарь пожаловалась, что поступлений новой литературы не было лет десять. Но вот именно сегодня директор обещал привезти новые книги. Через некоторое время под окнами остановился легковой автомобиль, и водитель занёс внутрь две небольшие стопки книг, перевязанные бечёвкой. Книжки были разные – и сказки для совсем маленьких детей, ужастики, книжки для девочек, детские детективы. В общем, не знаю, почему я выбрал именно её – книгу Александра Костюнина «В купели белой ночи». Я не пожалел о своём выборе, ни тогда, ни сейчас. Три дня читал я эту книгу, читал медленно, останавливаясь, и хорошо обдумывая прочитанное. Есть книги-пустышки – за день прочитаешь, и через день уже не помнишь о чём она была. А есть книги, которые читаешь медленно, обдумывая каждое слово автора, а потом неоднократно возвращаешься к ним, чтобы перечитать какой-либо особенно запомнившийся отрывок.

Я прочитал практически все произведения Александра Костюнина, но «Рукавичка»… От первого знакомства всегда самые сильные впечатления, и неважно, встречаешь ты живого человека или приобщаешься к его творчеству. По первому впечатлению нельзя составить точного портрета, но его ты будешь помнить… Ещё очень долго… Рукавичка… Это слово пропитано каким-то особым смыслом… Домашним уютом, нежностью что-ли… Это не «перчатка» и не «рукавица», это маленькая, тёплая детская рукавичка… Я прочитал рассказ, а потом ходил по палате из угла в угол и тёр себе виски, словно пытаясь сдержать внезапно нахлынувшие воспоминания.

 

Я вспомнил историю, которую мне рассказал дедушка.

В послевоенное время его семья жила на Дону в городе Шахты. Он «был из большой семьи, кроме него ещё» старший брат «и две младшие сестры». Отец погиб на фронте. Время было тяжёлое, еды не хватало. Мать с утра до ночи пропадала на работе. Детям постоянно хотелось есть. А соседи жили богато… Ну как – богато? Просто у них было несколько куриц. Однажды, когда мать ушла на работу, а старший брат был в школе, случились следующие события: утром мать оставила детям хлеба на обед. Мой дедушка покормил сестрёнок, но они были маленькие, и, не наевшись, заплакали, тогда дедушка разломил и отдал им свой кусок хлеба. Сестрёнки успокоились, а мой дедушка попытался заглушить собственный голод, напившись холодной воды из колодца, но голод только усилился. После этого он и вспомнил про соседских куриц. Он решил залезть и украсть несколько яиц. Хотя ему и было тогда лет пять или шесть, сообразил, что кража яиц целиком легко раскроется. Тогда он достал из маминой шкатулки большую иголку. Прокравшись в курятник, взял несколько яиц из гнезда, аккуратно проколол с двух сторон дырочки и высосал содержимое. Пустые яйца снова сложил в гнездо. На следующий день расстроенная соседка пожаловалась дедушкиной матери, что её куры чем-то заболели и стали нести пустые яйца. Прошло несколько дней, голод снова взял вверх. Дед повторил свой поход. Так продолжалось недели две. Однако в очередной раз всё пошло наперекосяк – дедушка выпил три яйца, а не два, как обычно, и его так разморило, что он заснул прямо в курятнике. И, разумеется, попался. Соседка взяла его за руку, покачала головой и вывела во двор, ничего не сказав. Весь день до вечера дедушка провёл в ожидании расплаты – он очень боялся, что соседка пожалуется матери и его выпорют. Однако соседка промолчала. А на следующий день зашла к ним во двор и дала моему маленькому дедушке три варёных яйца. Сначала он не хотел брать, ему было очень стыдно, но потом взял. Когда с сестрёнками ел эти яйца, по его щекам катились слезы. Больше дед никогда ничего не крал.

Вот я и подумал, как бы сложилась судьба дедушки – да и всей нашей семьи, если бы на его пути попалась не эта добрая соседка, а «какая-нибудь Алла Ивановна Гришина»? В нашей жизни всё на «чуть-чуть», тонкий волосок отделяет удачу от несчастья. Удачно сложившаяся жизнь отличается от загубленной всего на одну маленькую кукольную рукавичку. Ну, или пару куриных яиц.

«Больше Юрка в школе никогда ничего не крал, но это уже не имело значения. «Вор» – раскалённым тавром было навеки поставлено деревней на нём и на всей его семье».

Человек должен иметь право на ошибку, особенно если это маленький человек.

«Плюнуть в Юркину кружку с компотом, высыпать вещи из портфеля в холодную осеннюю лужу, закинуть шапку в огород – считалось подвигом. Все задорно смеялись» – люди тем и отличаются от животных, что они испытывают сострадание. Вернее, должны испытывать.

«Рукавичка» – замечательный рассказ, один из моих самых любимых. Поднятая в этом рассказе проблема является довольно таки сложной, но Александр Костюнин смог преподнести её на высоком уровне, вместив в небольшой рассказ очень много проблем. Это и человеческая, и даже детская жестокость, страшная по своей сути и безнаказанности, это и борьба общества с теми кто отличается от общей массы. После прочтения рассказа остаётся чувство вины, вины за других. Будто всё это сделал я, и в этом проявляется талант автора. Человек прочитавший этот рассказ, и вдумавшийся в него, будет совершенно по-другому смотреть на мир. Мурашки по спине бегут от таких рассказов. Жалко мальчика, и жалко людей, на которых лёг такой огромный груз вины. К сожалению, осознание этого происходит с возрастом, когда совершено очень много ошибок, которые уже не исправить…

Сейчас купленная мной книга «В купели белой ночи» заняла своё место на моей книжной полке, между М. А. Булгаковым и В. П. Астафьевым. Если вам интересно, чем кончилось лето – то я вам скажу: после десяти дней дождей выглянуло солнце. Сколько бы не шёл дождь, солнце всё равно выглянет. Так будет всегда!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 193. Матвиенко Виктория Александровна, Калужская область, «Я объясняюсь Вам в любви…» (Шишенкова Людмила Николаевна)

 

*

 

Уважаемые члены жюри конкурса, здравствуйте!

 

Находясь под сильным впечатлением от произведений Александра Костюнина, решила принять участие в конкурсе сочинений, в номинации «проза».

 

 

Я объясняюсь Вам в любви…

 

 

Мое первое знакомство с творчеством А. Костюнина состоялось недавно.

Как-то учительница русского языка и литературы принесла на урок диск «В купели белой ночи» и предложила мне прочитать несколько рассказов к уроку внеклассного чтения.

Придя домой, я первым делом решила просмотреть содержание диска, чтобы выбрать рассказ для чтения.

Не скрою, что сначала мой выбор зависел строго от количества страниц – я выбирала, где их меньше.

И вот, основные уроки сделаны, я вновь у компьютера один на один с «белой купелью».

Прочитав первый рассказ «Рукавичка», я просто не могла объяснить своих чувств: что-то подобное было и в нашей школьной жизни.

К сожалению, воровство процветает и в наше время, более благополучное, описанного в «Рукавичке». И воруют уже не поделки (этим никого не удивишь), а деньги, ручки, даже конфеты.

А время-то у нас не голодное. Меня просто потрясла «расправа» учителей над несчастным Юркой Гуровым. Описанный автором с таким драматизмом, этот герой дрожащий, тщедушный и несчастный долго стоял у меня перед глазами.

Может, такая жестокость со стороны учителя была оправдана в том конкретном случае, но как это было унизительно для Юрки! Почему в дальнейшем, когда его унижали уже ученики, учителя не вступались за него?! Мне кажется, одного «урока ужаса» было бы достаточно для воспитания в нем отвращения к чужому «добру».

Этот рассказ навеял на меня воспоминания об учительнице (ныне покойной), которую все ученики боялись.

Нет, она не была монстром, не отличалась рукоприкладством. Она была борцом за справедливость, которая в ней находилась на грани фанатизма.

Мои родители, выпускники нашей школы, часто вспоминают ее, рассказывают о ней с уважением.

Клавдия Ивановна принадлежала к поколению людей, на долю которых выпало и раскулачивание, и военное лихолетье, и послевоенное голодное время.

Она была малолетним узником в годы Великой Отечественной войны. Тем не менее, сколько силы духовной и физической было в этой сухонькой, маленькой седовласой женщине с добрыми серыми глазами. Она обладала какой-то магической властью над всеми, не смотря на то, что никогда не повышала голоса, не читала мораль.

Но если дело касалось восстановления справедливости, то на роль Фемиды всегда приглашалась она.

Сухая, как сама царица математика, (она была математичка), Клавдия Ивановна долго не разглагольствовала, не выворачивала карманы, не обнажала тела провинившихся, а «выворачивала» наизнанку душу. Слова очень обычные, которые слышали от родителей, и от других учителей, в ее устах приобретали какой-то особый смысл, значение и хлесткость.

Только она, в свое время будучи директором школы, оставила на второй год ученика не за двойки (учился он вполне прилично), а за то, что не отработал практику на пришкольным участке.

С той поры прошло лет двадцать, а эта история, превратившаяся почти в легенду, передается из уст в уста и о ней знают все нынешние школьники.

Клавдия Ивановна ставила провинившихся на линейке в школьном коридоре лицом к товарищам по учебе и просто просила признаться «по-хорошему»: это значило, что «дело» дальнейшей огласки не получит, родителей в партком не вызовут, контингент учащихся не изменится, и никто никогда не упрекнет «карманника».

Но не дай Бог «это» повторится! Тогда никакой пощады: документы в руки и «до свидос».

И это были не пустые слова!!!

У нас поговорка такая появилась, в отношении «филюганов»: «Клавдии Ивановны на вас нет»!

Возвращаясь к Юрке Гурову, замечу, что действительно исправительная колония не исправляет, а наоборот, направляет «по кривой».

А если ты с детства «изгой», то возвращаться человеком туда, где к тебе все равнодушны – нет смысла.

Эта «ночь с Александром Костюниным», стала для меня поворотным моментом в моем сознании, во взглядах на жизнь.

Я читала рассказ за рассказом, «глотая» и впитывая тот мир, в котором были такие знакомые Орфей, Прима и Нытик. Ведь, живя в сельской местности, мы с родителями тоже в сопровождении своих «Нытиков» наведываемся за грибами и ягодами, заботимся об их потомстве, стараясь пристроить в хорошие руки.

Благодаря рассказам об афганской войне, наконец-то, поняла, почему на традиционных встречах с воинами-интернационалистами они чаще молчат, почему их глаза наполняются слезами, когда объявляется минута молчания в память о погибших.

И еще я чаще стала обращаться к своему Разуму, замечать свое «Тело» и заставлять «трудиться» свою Душу.

А трудиться есть над чем!!!

Так хочется не потеряться в жизни; не озлобиться, не стать равнодушной к окружающим, встретить на своем пути настоящего друга, спутника жизни, с которым «и в горести, и в радости» на всю оставшуюся жизнь, как Совенок с Сережей.

Странные противоречивые чувства вызвал этот рассказ у меня: негодование по отношению к маме-кошке: ласковой для похотливых «котов» и безразличной к собственному ребенку, жалость к Совенку, скрипом качелей раздирающую душу; тревожное ожидание конца сказки про Айгу, и, наконец, слезы радости, облегченный вздох за ее дальнейшую судьбу.

Это сочинение самое легкое для меня, потому что оно написано под большим впечатлением от произведений Александра Костюнина. Почему-то на его искренность захотелось ответить тоже искренне.

Я очень рада тому, что «заразилась» «купелью». Мне приятно, что эта «эпидемия» распространилась среди учеников нашей школы. И очень не хочется искать от неё вакцину: пусть распространяется дальше!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 625. Исакова Диана Алексеевна Ивановская область, «Человек, в душе которого звонит колокол» (Сосновская Наталья Николаевна)

 

*

 

Человек, в душе которого звонит колокол

 

 

Случались ли вам обращаться с вопросом к незнакомым людям? Да, конечно. Но не к любому из них вы подойдете, выберете того, о ком почти с уверенностью можно будет сказать: этот – ответит.

В повести Владислава Крапивина «Оранжевый портрет в крапинку» есть запоминающийся образ: колокола среди пустынь, поставленные во имя памяти о свершившемся, звонящие тогда, когда более всего они необходимы.

На свете живут люди, в чьих душах, мне кажется, тоже неустанно звонит этот колокол. К этим людям хочется подойти, о чем-то расспросить, просто побыть с ними рядом. Сердце их таит необыкновенный дар – затрагивать чувства. Осторожно перебирая незримыми пальцами струны вашей души, они пробуждают вас, тревожат и… успокаивают. Успокаивают тем, что на свете есть Добро. Такие люди чаще всего не слишком заметны в обществе, но, поговорив с ними, начинаешь чувствовать, какой бесценный кладезь они несут в себе. Среди тех, в чьей душе «звонит колокол», немало писателей и поэтов. И один из них – Александр Костюнин.

Если бы потребовалось одним словом охарактеризовать творчество этого писателя, я бы сказала – искренность. Мы верим каждому его слову, отчетливо видим перед собой его героев, погружаемся в атмосферу их детских или юношеских лет. Возникает ощущение, что не книгу читаем, а ведем неторопливую беседу. Кажется, что между читателем и героями Александра Костюнина возникает некий «диалог душ»…

В нашем мире много несправедливости, грубой власти, черствости. Герои Костюнина испытывают горечь от сознания того, какие непоправимые ошибки порой совершают люди. С грустью говорит автор и о себе: о том, что смолчал там, где нельзя молчать, не протестовал там, где нельзя было оставаться равнодушным… Нередко в своих произведениях Александр Костюнин обращается к детству, ведь дети и подростки воспринимают окружающий мир глубже и острее, чем взрослые. Мне часто вспоминается мальчик из рассказа «Вальс под гитару»: кажется, что он находится совсем рядом, смотрит в глаза, говорит со мной негромко и серьезно… Я слышу его музыку…

Человек, в душе которого звонит колокол… О чем вещает нам сей мощный звук? О том, что в мире все меньше становится понимания, любви, душевной теплоты. Но жизнь продолжается. Жизнь, которую каждому хотелось бы сделать лучше и светлее. Не все люди способны к этому. Но пока звонит колокол в душе хотя бы одного человека – прислушаемся к его чистому голосу, прислушаемся и задумаемся…

 

*

 

«Старше 18 лет»

 

 

1 место: За разработку методических материалов для урока литературы по произведениям писателя Александра Костюнина (461. Шипицына Лариса Васильевна, Еврейская автономная область; 282. Антонова Елена Михайловна, Республика Карелия; 287. Баклушина Галина Максимовна, Лукина Татьяна Романовна, Республика Карелия)

 

*

 

461. Шипицына Лариса Васильевна, Еврейская автономная область;

 

*

 

 

Заседание литературного клуба

«В купели белой ночи»

 

Экран.1-й слайд.

 

Учитель:

– Как вы понимаете слово «Купель»?

– Какой смысл заложен в иллюстрации к обложке?

Мы часто употребляем словосочетания «нравственная проблематика», «нравственное поведение». В последние годы эти высказывания становятся весьма популярны, но мало кто задумывается над содержанием этих понятий. В словаре С. И. Ожегова нравственность трактуется как «набор правил, определяющих поведение, духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил». Так ли часто человек пользуется этими правилами? Данную проблему пытаются решить многие специалисты: учителя, чиновники и, конечно же, писатели.

В. Астафьев, В. Шукшин, В. Домбровский, В. Распутин и многие другие затрагивали в своих повестях и рассказах нравственную проблематику, воспитывали читателя, помогали ему выбирать правильное решение. Именно к этому ряду авторов хочется отнести и карельского писателя Александра Костюнина, чьи произведения пропитаны нравственностью и могут научить юных читателей, живущих в сегодняшнем жестоком мире, добру, справедливости, состраданию.

В 2007 году книга Александра Костюнина «В купели белой ночи» была признана лучшей книгой года в номинации «Повести и рассказы (малая проза)» на Ежегодной Международной Литературной премии «Облака». Нас заинтересовало, чем так привлекательны современному читателю (которого трудно чем-либо удивить) рассказы этого молодого, малоизвестного автора и почему именно его произведение было удостоено такой высокой награды. Мы обратились к творчеству Александра Костюнина и открыли для себя целый мир.

 

Слайд 2 – беседа о нравственном куполе рассказов А.Костюнина.

 

Белые ночи – твоя купель

Церковь – родительский дом

Душа моя – веди меня

 

«В купели белой ночи» – на редкость мастеровитая, исповедально честная, ладная книга, светлая и звонкая, несмотря на безоглядно смелую, вплоть до элементов натурализма, манеру делиться с читателем не только драматическими, но и трагическими жизненными коллизиями в социуме. Читать ее равнодушно нельзя.

 

Учитель: О жизни Александра Костюнина мы узнали не так много, как хотелось. Имеются скудные записи о его биографии на личном сайте писателя

 

Ученик: Глава 1. Жизненный и творческий путь А.Костюнина

Родился А. Костюнин 25 августа 1964 года в Карелии, с. Паданы Медвежьегорского района. Окончил художественную школу в г. Медвежьегорске. Детство и юность прошли там же. Получил высшее образование в Петрозаводском государственном университете (факультеты сельскохозяйственный и экономический). Женат, имеет двоих детей. Вот уже много лет он работает на стратегическом предприятии России ОАО «Судостроительный завод «Авангард» в г. Петрозаводске. Основная продукция предприятия: базовые тральщики типа «Яхонт», задача которых – обеспечение развёртывания стратегических ядерных сил морского базирования. На данное время Александр Костюнин – председатель Совета директоров, член экспертного совета по обороне при Председателе Совета Федерации. Казалось бы, как человек, всю свою жизнь посвятивший оборонной промышленности, «технарь», мог написать такие проникновенные рассказы о детях, об афганской войне, о своем родном Карельском крае?!

 

Ученик: Александр Костюнин – творческий человек, и творчество его разносторонне: он увлекается фотографией, рисует, устраивает художественные выставки, организовывает встречи с читателями. Вот как сам писатель характеризует свою деятельность фотохудожника:

«Фотография для меня – это ответная реакция на открывшуюся внезапно способность не просто смотреть, но и видеть.

Фотография для меня – это видимый результат вечной борьбы того зла и того добра, что заложены в человеке.

Фотография для меня – это попытка «зажечь свою свечу вместо того, чтобы клясть темноту»; это попытка придать своей жизни смысл.

Фотография для меня – это одна из форм Хлеба небесного.

Фотография для меня – это универсальный образный язык международного общения. Язык – над речевыми барьерами, язык – над разными укладами жизни и национальностями, язык – над временем и пространством.

Фотография для меня – это мировоззрение, это моя философия.

 

Учитель: Фотография для меня – это символы, ставшие святыми:

Родительский дом, Бог своих отцов, красота Природы; это, в итоге, активный поиск людей, близких по духу, людей, для которых перечисленные символы являются своими» Когда читаешь эти слова, то понимаешь, что они не только о фотографиях, это целая философия, а его рассказы — это своеобразные застывшие фотоснимки.

 

Ученик: Первые пробы пера Александра Костюнина относятся к публицистике. А начиналось всё так: в конце 90-х годов в городе Ростов-на-Дону проходила общероссийская конференция «О состоянии и мерах по повышению качества вооружения и военной техники». Костюнин тоже принимал в ней участие. Два дня выступающие сменяли друг друга, обсуждая отраслевые проблемы и пути их решения. Вопросы поднимались острые. Когда всё закончилось, участники разъехались по домам: по министерствам, институтам, оборонным предприятиям. Вернулся на завод и Александр Костюнин, приступил к исполнению своих служебных обязанностей, но вдруг почувствовал, что возвратился из командировки, после всего увиденного, какой-то другой. Долго не мог найти себе места и однажды случайно присел к компьютеру. Просто так. Просто набрать пару тезисов, из тех, что обсуждались на форуме. И уже не смог оторваться. Как он сам вспоминает: «Пальцы сами бежали по клавиатуре, пытаясь догнать мысли, которые созрели, забродили и наверняка разорвали бы мою сущность изнутри, не дай я им выхода на бумаге. Два часа пролетели, как один миг. Нажата кнопка «печать», и передо мной на листах белой бумаги появилась статья: «Своим оборонка «плечи не тянет»! Ещё какое-то время сидел в истоме, испытывая облегчение от сброшенной тяжести. Наслаждение чисто физическое, только потом моральное.

Выговорился. Отпустило! Неделя редакторской правки. Отправил статью в журнал. Всё. Нормальный человек. Можно плодотворно работать, пока опять не прихватило»

 

Учитель: За два года было написано несколько статей. Лишь после проб пера в так называемой «технической» прозе Александр Костюнин направил свою потребность писать в мирное, гражданское русло. «Рукавичка», «Орфей и Прима», «Офицер запаса» — его первые рассказы.

 

Ученик: За книгу «В купели белой ночи» Александру Костюнину присвоено звание лауреата премии имени А. И. Куприна с вручением памятного знака «За вклад в русскую литературу» и звание лауреата премии им. С. В. Михалкова в номинации «Лучшая книга 2007 года» России.

Это было высшей похвалой для начинающего писателя. Вот как вспоминает Александр Костюнин об этом дне: «Получив высокую награду, я, волнуясь, поблагодарил председателя жюри:

— Сергей Владимирович, спасибо вам за признание моей книги, за высокую оценку начинающего писателя!

— Вы писатель не начинающий. Вы своего читателя уже завоевали. Вы хороший рассказчик. Я желаю вам того, чего и всем: долгой творческой жизни!»

 

Учитель: Книга рассказов «В купели белой ночи» была принята читателями всех возрастов. Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы на различных сайтах, блогах, чатах. Книгу обсуждают, восхищаются ею или, наоборот, высказывают недовольство, но равнодушной она не оставила никого.

 

Ученик: Не случайно Александр Викторович в послесловии к своей книге определяет себя как «действующий писатель». Перед нами человек состоявшийся. Его основная деятельность связана с производством, с оборонным комплексом. И это очень важно для творческого созидания: из пустого не нальёшь… Когда берёшь в руки его книгу, видишь то, что мы называем духом места или гением места.

 

Слайд 3. Фотографии Севера (3 шт)

Русский Север обладает магической силой. Мы знаем: оттуда вышел Ломоносов… Это край России наименее тронутый избытками, излишками цивилизации. Край коренной, первозданный, не вовлечённый в культурный оборот нового времени, со всеми его плюсами и минусами. Стержневая часть России! Как мощно «В купели…» передано ощущение русского Севера, Карелии, царство природы, колорит местной жизни…

 

Слайд 4. Кабинет с лампой.

Учитель: Александр Костюнин и по сей день живет и трудится в Петрозаводске, продолжая создавать уникальные произведения, встречается со многими интересными людьми. А. Костюнину удалось мастерски создать образы неповторимых, неоднозначных героев. Хочется понять, почему его рассказы о детских судьбах, самых обычных, не оставляют равнодушными никого, как удается писателю удерживать внимание читателя на протяжении всего повествования.

Нравственные проблемы в рассказах А. Костюнина глубоки и актуальны.

 

 

Проблема ответственности взрослых перед детьми

в рассказе «Рукавичка»

 

Слайд 5. 1. «Рукавичка»

Ученик: Сборник открывает рассказ «Рукавичка». Это малое произведение о вопросах нравственности, об ответственности человека за свои поступки, о непоправимости и невозвратности допущенных ошибок; это произведение, подобно камертону, задаёт стилистический тон всему последующему изложению авторских мыслей и дум. «Рукавичка» – пронзительный, щемящий душу короткий рассказ с глубоким психологическим, нравственным подтекстом, это, на наш взгляд, классика самоучителя нравственности в безнравственную эпоху всеобщего одичания!

 

Учитель:

– Какой восприятельский эффект производит название рассказа?

Сразу же обращаешь внимание на название рассказа – «Рукавичка» – словоформа с уменьшительно-ласкательным суффиксом, соответственно ждешь от повествования чего-то теплого, красивого. Но тут мы видим эпиграф, взятый из Евангелия от Матфея:

Смысл евангельской притчи надо понимать не буквально, а переосмысливать. Давайте разберемся.

Аудио фрагмента. Эпиграф к рассказу.

1. Невольно задаешься вопросом: причем здесь Иуда?

2. О каком предательстве пойдет речь в рассказе с таким удивительным названием?

Ученик: Выразительный пересказ.

«Рукавичка» – очень прямой, честный и жизненный рассказ, сюжет которого обыден и прост: после урока труда в самой обыкновенной школе в самом обыкновенном классе пропадает маленькая вязаная рукавичка, которую учительница показывала детям. Казалось бы, житейская ситуация. Кому-то из маленьких детей приглянулась аккуратненькая теплая вещичка. Но за обыденностью этой ситуации вдруг открывается ужасная картина советской школы. Чтобы выяснить, кто взял рукавичку, учительница устраивает настоящий обыск и допрос с пристрастием, как будто перед нею не маленькие ученики, а заматерелые уголовники. Давайте, сравним, как чувствуют и ведут себя дети и взрослые в сцене обыска.

 

Работа по группам

 

1-я гр – ПОВЕДЕНИЕ ВЗРОСЛЫХ 2-я гр – ПОВЕДЕНИЕ ДЕТЕЙ

(Выразительное чтение ученика после получения задания по группам).

Ученик: Повисла недобрая пауза. Алла Ивановна цепким взглядом прошлась по каждому и стала по очереди опрашивать.

– Кондроева?

– Гусев?

– Ретукина?

– Яковлев?

Очередь дошла до меня… Двинулась дальше.

Ребята, робея, вставали из-за парты и, понурив голову, выдавливали одно и то же: «Я не брал, Алла Ивановна».

– Так, хорошо, – зло процедила наша учительница, – мы всё равно найдём. Идите сюда, по одному. Кондроева! С портфелем, с портфелем… Светка Кондроева, вернувшись к парте, подняла с пола свой ранец. Цепляясь лямками за выступы, не мигая уставившись на учительницу, она безвольно стала к ней приближаться.

– Живей давай! Как совершать преступление, так вы герои. Умейте отвечать.

Алла Ивановна взяла из рук Светки портфель, резко перевернула его, подняла вверх и сильно тряхнула. На учительский стол посыпались тетрадки, учебники. Резкими щелчками застрекотали соскользнувшие на пол карандаши. А цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли.

Выпала кукла. Уткнувшись носом в груду учебников, она застыла в неловкой позе.

– Ха, вот дура! – засмеялся Лёха Силин. – Ляльку в школу притащила.

Кондроева, опустив голову, молча плакала.

Учительница по домоводству брезгливо перебрала нехитрый скарб. Ничего не нашла.

– Раздевайся! – хлёстко скомандовала Алла Ивановна.

Светка безропотно начала стягивать штопаную кофтёнку. Слёзы крупными непослушными каплями скатывались из её опухших глаз. Поминутно всхлипывая, она откидывала с лица косички. Присев на корточки, развязала шнурки башмачков и, поднявшись, по очереди стащила их. Бежевые трикотажные колготки оказались с дыркой. Розовый Светкин пальчик непослушно торчал, выставив себя напоказ всему, казалось, миру. Вот уже снята и юбчонка. Спущены колготки. Белая майка с отвисшими лямками.

Светка стояла босая на затоптанном школьном полу перед всем классом и, не в силах успокоить свои руки, теребила в смущении байковые панталончики. Нательный алюминиевый крестик на холщовой нитке маятником покачивался на её детской шейке.

Это что ещё такое? – тыкая пальцем в крест, возмутилась классная. – Чтобы не смела в школу носить. Одевайся. Следующий!

Кондроева, шлёпая босыми ножками, собрала рассыпанные карандаши, торопливо сложила в портфель учебники, скомкала одежонку и, прижав к груди куклу, пошла на цыпочках к своей парте.

Ребят раздевали до трусов одного за другим. По очереди обыскивали. Больше никто не плакал. Все затравленно молчали, исполняя отрывистые команды.

 

Учитель: Как показан образ учительницы? Найдите характеристики в тексте.

Замечательно показан образ учительницы. Это тот тип учителей, которые своим отношением к детям больше всего напоминают надсмотрщиков в тюрьме. А. Костюнин использует не так много слов для характеристики Аллы Ивановны, но какие это слова:

 

«Цепким взглядом прошлась, резко перевернула его, цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли, хлёстко скомандовала, возмутилась классная, зло процедила, сильно тряхнула, учительница брезгливо перебрала, тыкая пальцем в крест»

 

А теперь посмотрим, как описаны действия и состояния детей, которых выставили напоказ, унизили, растерзали:

 

Ученик: Выразительное чтение.

«Ребята, робея понурив голову, выдавливали; цепляясь лямками за выступы; не мигая уставившись безвольно стала к ней приближаться; она застыла в неловкой позе; опустив голову, молча плакала; безропотно начала стягивать штопаную кофтёнку; слёзы скатывались из её опухших глаз; теребила в смущении байковые панталончики; пошла на цыпочках к своей парте; ребят раздевали до трусов, по очереди обыскивали; все затравленно молчали, исполняя отрывистые команды».

 

Учитель:

– Какие возникают ли ассоциации к этим эпизодам? Что возникает перед глазами?

Читаешь эти строки, и невольно в воображении рисуются картины концентрационного лагеря. Таким, как Алла Ивановна, вряд ли знакомо понятие уважительного отношения к человеку, пусть даже к такому маленькому, знание психологии ребенка, подростковой жестокости, которая во взрослой жизни может привести к самосудам.

Своего апогея достигает эта безобразная сцена, когда к столу подходит Юрка Гуров.

Словарь: апогей

Представьте текстом Юрку Гурова.

 

Ученик: «Юрка был из большой семьи, кроме него ещё три брата и две младшие сестры. Отец у него крепко пил, и Юрка частенько, по-соседски, спасался у нас». Читатель заранее проникся жалостью к этому беззащитному ребенку, у которого и так непростая жизнь: «Портфель у него был без ручки, и он нёс его к учительскому столу, зажав под мышкой. Неопрятные тетрадки и всего один учебник – вылетели на учительский стол. Юрка стал раздеваться. Снял свитер, не развязывая шнурков, стащил стоптанные ботинки, затем носки и, неожиданно остановившись, разревелся в голос».

 

Как вы объясняете поступок Юрки?

Чем была рукавичка для Юрки?

 

Всем стало понятно, что именно Юрка взял эту маленькую рукавичку, этот кусочек маленького счастья, семейного уюта, тепла, которого ему так недоставало.

И что же мы видим дальше? Сострадание, сочувствие, понимание, прощение?

 

Ученики: Чтение в лицах.

Увы, нет… «Алла Ивановна стала насильно вытряхивать его из майки, и тут на пол выпала маленькая синяя рукавичка.

– Как она у тебя оказалась? Как?!! – зло допытывалась Алла Ивановна, наклонившись прямо к Юркиному лицу.

– Как?! Отвечай!..

– Миня эн тийе! Миня эн тийе! Миня эн тийе… – лепетал запуганный Юрка, от волнения перейдя на карельский язык.

– А, не знаешь?!! Ты не знаешь?!! Ну, так я знаю! Ты украл её. Вор!

Юркины губы мелко дрожали. Он старался не смотреть на нас».

Зачитайте фрагмент, заставляющий заглянуть в себя.

 

Слайд 6. «Рукавичка».2 – человек в каменном лабиринте

Ученик: Одно слово, одно хлесткое слово — и жизнь мальчика изменилась; его не поняли, не простили: «Мы вместе учились до восьмого класса. Больше Юрка в школе никогда ничего не крал, но это уже не имело значения. «Вор» – раскалённым тавром было навеки поставлено деревней на нём и на всей его семье. Можно смело сказать, что восемь школьных лет обернулись для него тюремным сроком. Он стал изгоем… Его по-человечески унижали».

 

Учитель:

– Вернемся к эпиграфу. Попробуем теперь объяснить его смысл.

– Кто оказался грешником? Кто праведником?

– Насколько объективно главный герой является грешником и является ли?

Но не Юрка тот самый Иуда. На наш взгляд, им вполне можно считать Аллу Ивановну, которая предала веру детей в лучшее, в справедливость. Она поселила в их душах страх, гнев, обиду – те чувства, которых не должно быть в хрупкой детской душе. Вот одна такая душа и не выдержала. Ужасен финал этой истории: Юра повесился. Чаша была переполнена. Все детали в рассказе раскрыты.

 

Слайд 7. «Рукавичка» 3. Рвущаяся веревка.

Учитель: Контраст, заложенный в названии и эпиграфе, Костюнин сделал основным приемом повествования.

В «Рукавичке» практически повторены евангельские события, и грешными в очередной раз оказались все. «Праведников» практически вывернули наизнанку, раздели, их встретила тяжкими испытаниями новая эпоха. Они формально правы – они наказывают воров, грешников, прощать коих совсем не обязаны. Главный герой трижды совершает грех: именно у него находят пропажу; он становится вором; он сам обрывает свою жизнь. Трижды грешник оказывается вдруг, сам того не подозревая, оправданным Иудой.

Иисус нуждался в этом ученике больше, чем последний в Учителе, потому что без предательства, без брошенной тени трагедия, разыгравшаяся в Иудее эпохи Тиберия, не была бы столь драматична. Все кругом – равнодушны и автоматически правы, потому что неправый уже выбран; только одного рассказчика мучает сомнение, и он тоже автоматически становится раскаявшимся грешником.

Вообще, «Рукавичка» – самая пронзительная история из всех, что населяют книгу «В купели белой ночи».

Каково ваше ощущение? Что чувствуете вы?

Мы невольно ощутили себя тем беззащитным, голодным и раздетым посреди класса мальчиком, почувствовали его унижение, как его нервы напрягаются, как берёт он руками верёвку и делает последний шаг, пробуждающий совесть виновных.

Какой нравственный урок извлекаем мы из рассказа? как понимает смысл библейских слов в конце рассказа?

 

Слайд 8. «Рукавичка» 4.

Притча

Ученик: Человек должен быть человеком в любое время, в какое он живёт, – вот основная мысль этого рассказа. Не зря вставлены библейские мотивы в конце этого произведения: «…На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». Нужно было всё простить этому мальчику Юрке Гурову, ведь он сам немногословно просит этого прощения. Показательно то, что герой, став взрослым, осознает это и просит прощения сам у своего бывшего одноклассника:

«Юрка, Юрка… твоя судьба для меня – укор… И чувство вины растёт. Что-то провернулось в моей душе. Заныло. Но заглушать эту боль я почему-то не хочу

– А у вас не заныло сердце?

Учитель:

– Вернемся к тем заповедям, которые были представлены в начале презентации.

Определим, которая из них определяет смысл рассказа «Рукавичка»?

Душа моя – веди меня.

 

Испытание на человечность в рассказе «Совенок»

 

Слайд 9 «Совенок» 1. руки и свечи.

Прокомментируйте содержание слайда.

Учитель: Как яркий мазок на полотне художника. Как просвет на сером небе. Это рассказ «Совёнок» Александра Костюнина. Он предлагает задуматься об искренности, чистоте чувств, о разных проявлениях любви. Жизнь ребёнка – это целый мир, который рисует автор с такой подробностью, с такими мелочами, что трудно не проникнуться чувствами к девочке по прозвищу Совёнок. В своих произведениях Александр Костюнин открывает читателям мир человеческих взаимоотношений, порой далёких от идеала.

Что лежит в основе рассказа? Какой стилистический прием, знакомый нам по рассказу «Рукавичка», использует автор?

 

Ученик: Выразительный пересказ.

Так, в основе рассказа «Совёнок» лежит печальная история о том, как одна легкомысленная женщина, продавщица Раиса, устраивая личную жизнь, забывает о своей маленькой дочери.

И вновь Костюнин применяет свой излюбленный прием — контраст. Название «Совенок» наталкивает читателя на красивый сюжет со счастливым концом.

Зачитайте проявление контраста в описании дома.

 

Работа по группам:

1-я гр. – Внешняя сторона дома

2-я гр. – Дом изнутри

Ученик: Уже в самом начале рассказа видишь несоответствие: приусадебный участок, лес-сад, «словно оазис», «жизнерадостный жёлтый домик-одуванчик» – это то, что видно снаружи, а внутри – огромные серые крысы, которые хозяйничают в доме, построенном на месте бывшей помойки.

«Во дворе – уголок чарующего леса-сада. В центре – плечистые сосны. Рядами – кусты черной смородины, сирени. Выйдешь летом на улицу – благодать! Идешь по центральной улице, сделаешь шаг в сторону, юркнешь под широкий навес тополиных листьев, проберешься сквозь заросли черемухи и сразу окажешься на тихой заповедной полянке перед домом, словно на далеком оазисе. Снаружи наш жизнерадостный желтый домик-одуванчик казался сказочно-солнечным»

 

Учитель: Опишите свое состояние при прочтении этого фрагмента.

«Ведь в жизни как: если с одной стороны светит солнце, с другой – обязательно мрак. Что именно скрывалось за нарядным фасадом, хорошо знали жильцы.

 

Ученик: (Описание дома изнутри). Уютная обитель была возведена… на месте бывшей помойки. При спешном строительстве нижние кирпичи укладывались прямо на сырую землю, они служили фундаментом. Поэтому лом на глазах врастал в землю. Между полом и стенами появились щели. Это обстоятельство устраивало большинство исконных обитателей… Огромные серые крысы. Свалка, где они раньше безраздельно хозяйничали, стараниями горожан обрела крышу в виде нашего дома. Серые полчища пищали под полом, устраивали оргии». Именно в такой обстановке растут дети. Такие разные дети. Один – опекаемый и любимый, другая растет, как трава в поле. «На дикой яблоне ничего не может вырасти, кроме дичка». Безотцовщина… Наташа-Совёнок растёт на улице, потому что каждый вечер приходит новый «папа», и, чтобы не мешала развлекаться, Раиса выставляет дочку за дверь.

Писатель точно подбирает детали, показывающие отношение к этой девочке взрослых и мальчика-соседа. Сравним это отношение.

 

Работа по группам:

1-я гр. – Отношение взрослых к Совенку и ее реакция на них

2-я гр. – Отношение матери к Совенку

3 гр. – Отношение мальчика к Совенку и ее реакция на Сережку.

 

Чтение фрагментов из текста

«Мать заплетала ей [Совенку] косички раз в неделю. Очень туго, чтоб не растрепались».

«Совенок пошла в первый класс. Мать проводила ее до школы один раз, на этом провожания закончились».

«Раиса отдала Совенка в продленную группу, забирала последней».

«В темноте двора – прерывистое металлическое повизгивание: Совенок качается на качелях. Этот одинокий скрип в черной тишине щемит душу».

Или выгоняли из комнаты: «– Марш на кухню! Дай с матерью поговорить!

Раиса согласно прыснула. Наташка спросонья захныкала, послушно поплелась. Я тихо метнулся к настенному выключателю. Только там, где щербатая стена не достигла до пола, пробивалась полоса света. Черные тени Наташкиных ног протянулись через щель до плинтуса, стали подрагивать. Наташка безутешно, горько плакала». Через щели в доме ребята общались: «вначале передавали совочек, зеркальце, яркие фантики, пупсиков. Когда Совенок научилась писать, в оборот пошли записочки».

«Мой Сережка каждое утро дожидался Совенка во дворе, заботливо брал за руку, и они торжественно шествовали в храм науки. А то еще тетрадки с домашним заданием посмотрит. Сын опекал ее без понуждения, охотно. Совенок благодарно молчала в ответ. Я был уверен: с возрастом у Сережки прихоть нянькаться пройдет. Но время шло, а ничего не менялось».

Сын автора пытается помочь своей маленькой подруге пережить недетские беды. «Наутро Сережа, как всегда, дождался Совенка во дворе, взял у нее из рук портфель, и они потянулись к школе. Заметил: сынишка вернулся с уроков встревоженный, потерянный. О причине догадывался, потому не расспрашивал. Забудется со временем…».

 

Совенок могла бы стать несчастнейшим ребенком: нелюбимая матерью, которую больше волновали свои ухажеры, одинокая (обратите внимание: числительное «один» в тексте появляется только при описании судьбы Совенка), выброшенная на улицу, как ненужная вещь на помойку.

 

Учитель:

– Невольно задаешься вопросом: «Чем руководствуется мать, выгоняя дочь погулять на улицу или спать на кухню?!»

Животными инстинктами? Если так, то почему маленькая девочка должна от этого страдать?

 

Учитель: Кто знает, что было бы с этим ребенком, если бы не Сережка, сам по сути ребенок. Но именно он взял на себя ответственную функцию и отца, и матери этой маленькой запуганной девочки. Это он провожает ее в школу, проверяет уроки, играет и гуляет с ней, переживает за ее боли и обиды. Сережа упорно ведет свою маленькую подругу по пути, ведущему к новой светлой жизни. Он опекает и заботится о ней.

Какое событие усугубило и так трудную жизнь девочки?

 

Слайд 10 Девочка. «Грусть»

 

Учитель:

– Почему писатель не стал подробно описывать всю жизнь Совенка?

Писатель не стал подробно описывать, как живется Совенку с новым «папой». Он включает в повествование всего одну сцену — сцену наказания, которая показывает жестокость одних взрослых и трусость и нежелание вмешиваться других. «Дядя» Жора ставит провинившуюся малышку на колени на горох, оставляя ее в холодном углу на всю ночь: «За стеной захлопали дверки кухонных шкафчиков, зашуршала бумага, и на пол что-то посыпалось, словно бусы порвали.

— …Дядя Жора, я больше не буду! — умоляла Наташка.

— На колени вставай! Сбежишь — убью!

Послышалась возня. Стараясь сдерживаться, девочка приглушённо мычала».

 

Как вы оцениваете поведение рассказчика?

Показательно, что рассказчик, находившийся в тот момент за стенкой, ничего не предпринял. Он, возможно, испытал угрызения совести, однако у него не хватило мужества вступиться за ребенка:

(Зачитать)

 

«Истерический плач Наташки грубо ворвался ко мне через брешь. Я старался не дышать, чтобы ничем не выдать своего присутствия. Как чарами опутанный, я уставился на желтую полоску света и вдруг увидел: из щели выскочила… крупная… сухая горошина… Покатилась по полу, уткнулась в мой тапок.

Пытаясь избавиться от некомфортного состояния, я поднялся и на цыпочках, чтоб не скрипнули половицы, пошел спать».

 

Читаешь эти строки и не понимаешь, что больше возмущает: жестокое обращение с ребенком или бездействие человека, оказавшегося невольным свидетелем этой драмы.

А как же поступает ребенок? Совенок не отгораживается от мира полностью, но, словно уходит в себя, посвящая в свои тайны соседского мальчишке, разделяющему с ней ее печали и радости. Вечерами через стенку они ведут разговоры. После наказания Совенок придумывает свою собственную сказку, которая помогает ей защититься от жестокости и пошлости мира и создать свой собственный мирок, в котором она обязательно найдет то, чего у нее никогда не было: отца, а вместе с ним семейное счастье — мама, папа, Совенок и юноша из сказки.

 

Ученик: выразительное чтение.

Функция сказки в рассказе очень велика. Сказка олицетворяет жизнь Совенка, такую, о которой та мечтает. Это как решение всех проблем и обретение такого хрупкого, но уже надежного счастья: «За стеной, будто за кулисами театра, детский голос таинственно произнёс:

— Жила-была… на свете… маленькая девочка…

Сказительница вздохнула и продолжила:

— Была она очень красивая. Длинные волосы её были цвета солнца. Ходила она всегда в красных башмачках и белых чулочках. Жила девочка за тридевять земель в сказочной долине, в маленьком белом домике с мамой. А повсюду хозяйничали огромные злые крысы. Никто не мог с ними справиться. Папы у них не было… и потому она очень боялась крыс. Ты не подумай, это я не про себя рассказываю».

В сказке Совенка ее мать Раиса оборачивается большой рыжей кошкой:

— А ты не знаешь, почему мою маму во дворе называют «Кошка»?

— Не-ет…

— Потому что она самая-самая ласковая. Вот!

Именно мама помогает девочке в сказке найти своего отца и прекрасного юношу.

Сказка заканчивается…

«— А дальше я не придумала. Но всё кончится обязательно хорошо. Не может быть дальше нехорошо, ведь Айгу нашла своего отца. Главное, теперь они вместе: мама, папа, Айгу и… юноша».

Прокомментируйте как при помощи аллегории автор создает образ окружающего мира?

Вскоре семья рассказчика покидает убогий домик. После отъезда соседей Совенок подобрала на улице котенка, который теперь заменяет ей друга. Но тот однажды «напрудил» в Жоркины кеды. На глазах у ребенка сожитель убивает животное, бьет Раису… Нервное потрясение было настолько велико, что Совенок навсегда теряет дар речи. Немота Наташки теперь символизирует беспомощность и бессилие света в этом жестоком мире.

Зачем нужен Совенку голос, если ее никто не хочет слышать и слушать?

Она замкнулась в себе вновь, как после ночи на горохе в углу, но вновь обрела того друга, который когда-то уже помог ей. Через несколько лет Наташа выходит замуж за Сергея.

 

Учитель:

– Чем же закончилась сказка про Айгу?

 

Ученик: Выразительное чтение.

«Совёнок всем телом подалась вперёд, попробовала ответить сама, но лишь некрасиво замыкала… Страдающее усилие исказило её лицо. Щёки запылали огнём. Стала что-то торопливо, взволнованно объяснять Серёжке жестами и мимикой.

Сын несмело перевёл:

— Наташа говорит, что своего принца она нашла и хотела бы… называть папой… тебя. Потому что ты добрый, хороший.… Если ты, конечно, не против…

Мне словно душу оголили… Я почувствовал, как из неё с болью… выкатилась… крупная сухая горошина.

— Я… что я?.. Лишь бы вам было хорошо… — неожиданно сорвалось у меня.

И будто тяжёлый гнёт свалился».

Сухая горошина — это застывшая метафора…

 

Учитель: Автор до сих пор чувствует свою причастность к горю маленького Совенка. Он не сумел найти в себе силы, чтобы противостоять произволу дяди Жоры, тогда когда его сын смог помочь девочке найти себя в жизни, не сбиться с пути и не пойти по дороге ее матери.

Рассказ А. Костюнина — это нравственная антитеза, в нем показано столкновение чистоты ребёнка, любви к матери, к окружающему миру и безответственности, пошлости, равнодушия, распущенности и жестокости. Результат – сильнейшее эмоциональное потрясение Наташи, потеря речи. Эта история намного глубже и труднее, чем кажется на первый взгляд, но ее герой смогли обрести счастье, несмотря ни на что.

 

Как вы понимаете смысл слов авторской заповеди? (на экране)

Зачитайте последние строки рассказа.

 

Поражают заключительные строки рассказа: «Своей искренностью, любовью, верой в чистое, светлое Совёнок покорила меня. Да, эта девчонка — волшебница!».

 

К чему призывает автор?

Какая из заповедей относится к этому рассказу?

Церковь – родительский дом.

У нас осталась последняя заповедь. Как вы думаете, почему?

 

Слайд 11 «Земное притяжение» 1

«Земное притяжение» Беседа по миниатюрам.

 

Слайд 12. Девочка с солнцем.

«Зажги свою свечу вместо того, чтобы клясть темноту»

 

Слайд 13. «Знамение»

Попытайся придать своей жизни смысл.

 

Слайд 14 Купель.

Что произошло сегодня в наших душах?

Составление своей купели нравственных заповедей по рассказам Костюнина.

 

Слайд 15. Призыв к участию в конкурсе.

 

Итогом работы клуба стало написание обучающимися рецензии на эссе А. Костюнина «Земное притяжение».

 

*

 

 

 

 

 

282. Антонова Елена Михайловна, Республика Карелия;

 

*

 

 

Духовно-нравственное воспитание на уроках литературы

(по рассказу А.В.Костюнина «Совенок»)

 

 

Оборудование урока: мультимедийная установка, текст рассказа «Совенок».

 

На доске:

1. эпиграф к уроку: «Попытайтесь быть хотя бы немного добрее и вы увидите, что окажетесь не в состоянии совершить дурной поступок» (Конфуций);

2. высказывания Ж. Руссо и Г. Того о доброте:

• «Доброта, высказанная нам каким-либо человеком, привязывает нас к нему» (Ж. Руссо);

• «Против всего можно устоять, но не против доброты» (Ж. Руссо);

• «Самые нежные растения прокладывают себе путь через самую жесткую землю, через трещины скал. Так и доброта. Какой клин, какой молот, какой таран может сравниться с силой доброго, искреннего человека! Ничто не может противостоять ему» (Г. Того).

 

Ход урока

 

I. Слово учителя.

В нынешней жизни так много зла, жестокости и насилия, что люди начинают терять веру в доброту и благородство. Шагнув в новый мир, где денежные отношения стали вытеснять прежние, построенные на желании бескорыстно помочь другому, мы утратили былую отзывчивость и тепло души.

Сегодняшний урок мне бы хотелось посвятить разговору о доброте, которая всегда согревает душу того, кто ее сотворил, и о взаимовыручке, которая спасает нас в сложных жизненных ситуациях. А учится быть добрыми мы будем у героев рассказа «Совенок» А. В. Костюнина.

 

II. Изучение нового материала.

– Что вы знаете о творчестве этого писателя?

(Доклад ученицы.)

Презентация с сайта А. В. Костюнина.

– Кто является главными действующими лицами рассказа?

(«Совенок», Сережка и его отец).

– Перескажите кратко основное содержание текста.

(В рассказе «Совенок» повествуется о маленькой девочке Наташе, очень похожей на совенка, единственным родным человеком у которой был соседский мальчик, сын автора. Рассказывается о довольно привычной истории семьи без отца, где мама ведет разгульный образ жизни, совершенно не занимаясь воспитанием дочери, не заботясь о ней).

 

Слайд с изображением совенка (рисунок).

 

– Какие проблемы поднимает автор на страницах рассказа?

(«Отцов» и «детей»; милосердия и доброты; отношения между людьми и др.)

– Решает ли сам автор эти проблемы и как он их решает?

(Решает, но частично).

– Одной из ключевых проблем в тексте становится проблема отсутствия должного понимания близких, отсутствие доброты, чувства взаимовыручки, поддержки.

– Что гласит о доброте, милосердии, сострадании народная мудрость?

(Ответы подготовленных учащихся).

– А как вы понимаете значение этих слов?

(Ответы учащихся).

– Какое определение дает Толковый словарь С. И. Ожегова?

(Ответы подготовленных учащихся).

– Как вы думаете, какие правила доброты необходимо выполнять, чтобы быть добрым?

(Нужно любить людей, знакомых и незнакомых, призывать окружающих к хорошим взаимоотношениям, делать добро для близких и друзей).

– Скажите, в каком фрагменте рассказа А. В. Костюнина «Совенок» находят отражение следующие высказывания Жана Жака Руссо, известного французского писателя и философа 18 века?

1. «Доброта, высказанная нам каким-либо человеком, привязывает нас к нему».

(Эти слова можно отнести к Совенку, которая не смогла не привязаться к Сережке, так много для нее сделавшего).

 

2. «Против всего можно устоять, но не против доброты».

(Фраза Ж. Руссо очень хорошо передает состояние отца главного героя («Мне словно душу оголили…») в момент, когда Сережка переводит жесты и мимику Совенка на обычный язык: «Наташа говорит, что своего принца нашла и хотела бы… называть папой… тебя. Потому что ты добрый, хороший…»)

– Обратите внимание, как автор-рассказчик передает свое смущенное, растерянное состояние?

(С помощью многоточия. Захлебываясь от избытка чувств, еле сдерживая слезы, он с трудом произносит: «Я… что я?.. Лишь бы вам было хорошо…» Искренность Наташи сразила его наповал. Прием инверсии и лексического повтора слов в следующих предложениях: «И будто… тяжелый гнет свалился с плеч. Свалился тяжелый гнет…» лишний раз доказывает, что и взрослому человеку не чужды переживания).

– Как будто прозрев от слов будущей невестки, автор восклицает: «Да, эта девчонка – волшебница!» Волшебница, т.к. смогла пробудить во взрослом человеке самые лучшие качества. Она заметила в Сережкином отце то, что он тщательно пытался скрыть от посторонних глаз, прятал под маской безразличия в глубинах своей души.

– Как вы считаете, смог бы Сережка стать настоящим человеком, если бы в его отце не было бы ни капли доброты, сострадания?

(Конечно, нет, т.к. невозможно воспитать человечность, если у самого в сердце нет доброты к самому ближнему).

– Торо Г. писал: «Самые нежные растения прокладывают себе путь через самую жесткую землю, через трещины скал. Так и доброта. Какой клин, какой молот, какой таран может сравниться с силой доброго, искреннего человека! Ничто не может противостоять ему». Так и отец Сергея вновь почувствовал себя человеком, человеком в полном смысле этого слова. И все это благодаря Наташе.

– Как вы понимаете финальную фразу текста: «Станет нашей – будет хорошей!»?

(Ответы учащихся).

– Так почему же мы, люди, разумные существа, знающие, как помочь ближнему, часто прячем все лучшее, что в нас есть, боимся проявить себя с хорошей стороны? Почему проявление доброты кажется нам проявлением слабости характера?

(Люди хоть и разумные существа, но далеко не идеальные и не совершенные, поэтому многим из нас свойственно чувство стадного инстинкта, которое иначе еще называется слабохарактерностью. Но несмотря ни на что, доброте надо учиться.)

– А закончить наш урок хотелось бы стихами неизвестных поэтов – Игоря Романова и Александра Лесных.

(Читают наизусть подготовленные учащиеся).

 

Когда по склонам вечной суеты

Бежать от неудач устанет люто,

Направь шаги

Тропою

Доброты

И радость помоги найти кому-то.

 

Игорь Романов

 

*

 

Как бы жизнь не летела –

Дней своих не жалей,

Делай доброе дело

Ради счастья людей.

Чтобы сердце горело,

А не тлело во мгле,

Делай доброе дело –

Тем живем на земле.

 

Александр Лесных

 

– Надеюсь, что сегодняшний урок доброты пригодится вам в будущем и вы, как и герои рассказа «Совенок», пронесете в своих сердцах любовь к ближнему через всю вашу жизнь.

 

III. Домашнее задание.

 

Написать отзыв о рассказе А.В.Костюнина «Совенок».

(Отзыв о рассказе А.В.Костюнина «Совенок» ученицы 8 «А» класса МОУ СОШ №2 г. Питкяранты Екимовой Александры

 

В мире очень много зла, а его источник – Человек. Почему бы нам не стать хоть чуточку добрее? Ведь тогда жить станет легче, а мир покажется светлее. Когда ты знаешь, что рядом есть человек, нуждающийся в помощи, а ты в состоянии помочь, так помоги, подари ближнему радость, выручи его, и когда-нибудь твой добрый поступок вернется к тебе бумерангом.

Именно об этом идет речь в рассказе известного карельского писателя А.В.Костюнина «Совенок». В нем поднимаются актуальные для нашего общества вопросы: вопросы отношения «отцов» и «детей», отношение власти к населению, проблема дефицита доброты и понимания, отсутствия в умах людей понятий «взаимовыручка», «помощь».

Рассказ А.В.Костюнина воскресил в моей памяти сюжет давно забытого фильма – «Заплати другому», в котором юноша помог бездомному и на желание бездомного отблагодарить своего спасителя, сказал: «Заплати добротой не мне, а другому, может быть, тогда мир станет ярче». Вскоре и бездомному представился случай проявить свою доброту: он спас девушку, собиравшуюся сброситься с моста. Я уверена, что девушка никогда не забудет благородного поступка этого человека. Добро нельзя забыть! Его можно только преумножать и дарить другим.

Так поступают и герои А.В.Костюнина – Сережка и Наташка. Протянув еще когда-то в детстве руку помощи беззащитной трехлетней девчушке, Сережка, сам того не понимая, коренным образом меняет судьбу Наташи, а Наташа, уже став взрослой девушкой, в свою очередь, пробуждает в отце любимого всего лишь одной фразой давно забытые им человеческие качества: доброту, сострадание, понимание. Вряд ли у этого взрослого человека когда-нибудь возникнет желание разорвать цепь добрых дел.

Мне бы очень хотелось, чтобы этот рассказ был прочитан не только узким кругом лицом: педагогами и их учащимися, но и многими другими, ведь он заставляет задуматься о нашей жизни и поступках, которые мы совершаем.)

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

287. Баклушина Галина Максимовна, Лукина Татьяна Романовна, Республика Карелия

 

*

 

 

Творчество А. Костюнина. Урок по рассказу «Совенок».

 

 

Цель урока:

 

  • познакомить с личностью и творчеством А.В.Костюнина;
  • показать мастерство Костюнина в изображении мира человеческих чувств на примере рассказа «Совенок».

 

Оборудование урока: проектор, презентация «Костюнин А.В.» (Презентация Microsoft PowerPoint)

Методические приемы: комментированное чтение, аналитическая беседа.

 

Ход урока

 

1. Слово учителя

 

Кто, бродя по берегу моря, не мечтал найти ракушку с жемчугом.

Наверное, счастливчиков, нашедших его, мало.

Кто, открывая книгу писателя, не мечтает найти «жемчужину» слова.

Мне повезло: в руках у меня книги А. В. Костюнина «В купели белой ночи» и «Ковчег души».

(демонстрация слайдов 1 – 4 «А.В.Костюнин»)

 

На Международном конгрессе писателей русского зарубежья «Русское слово – связующая нить времён» за книгу «В купели белой ночи» писатель награждён дипломом 1-ой степени с присвоением звания лауреата премии им. А.И.Куприна и вручением памятного знака «За вклад в русскую литературу».

По итогам литературного конкурса 2007 года в номинации «Повести и рассказы (малая проза) «Лучшая книга года» Александр Костюнин признан лауреатом за книгу «В купели белой ночи».

(слайды 5 – 7)

Родился он в Карелии, в селе Паданы Медвежьегорского района.

Окончил художественную школу в г. Медвежьегорске.

Имеет высшее образование, окончил сельскохозяйственный и экономический факультеты Петрозаводского Государственного Университета.

Костюнин А. В. является председателем Совета директоров ОАО «Судостроительный завод «Авангард», членом Экспертного Совета по обороне при Председателе Совета Федерации.

Александр Викторович Костюнин – человек талантливый и талант его разносторонний. Он увлекается живописью, фотографией и литературным творчеством.

«Жизнь коротка, но мы вправе выбирать, на что потратить данное время. На что обменять каждый час, каждый подаренный день. Когда я меняю свою жизнь не на творчество – считаю, что прогадал». (А.Костюнин)

Персональные выставки фотографий Костюнина А. В. прошли в районах Карелии, в Москве, а также за рубежом: в Японии, Германии, Финляндии.

Посмотрите и вы на мир глазами художника.

(слайды 8–16)

Фотографии, рисунки, рассказы писателя – это особенный мир, созданный человеком, любящим и воспевающим природу, её гармонию. Человеком, болеющим за судьбу своей Родины, и поэтому поднимающим серьезные и трудные вопросы.

 

(комментированное чтение рассказа «Совенок» из сборника «Ковчег души»)

(слайды 20 – 24)

 

Беседа, вопросы по рассказу: (слайды 25 – 28)

1. Какую проблему поднимает писатель в рассказе? (Острую проблему дня: семьи с достатком и семьи, находящиеся в группе риска)

2. Автор подметил такую деталь: «Мать заплетала ей косички раз в неделю, очень туго». Почему? (Чтобы не заниматься ребёнком ежечасно)

3. Почему мать, проводив Наташу в первый класс, тут же отдала её в группу продлённого дня, забирала последней? (Мать Совёнка занята личной жизнью)

4. Совёнок задалась вопросом: «Почему её маму во дворе называют кошкой»? Как ответила сама девочка на этот вопрос? (Потому что она самая-самая ласковая).

5. Какую сказку сочинила Совёнок? (Сказку про Айгу, но ещё не закончила, всё ещё впереди).

6. Каким вы видите в рассказе соседского мальчика? (Серёжа милосердный, добрый, внимательный).

7. Каким видите Совёнка? (Искренняя, добрая, светлая, чистая девочка, которая покорила всех).

8. «На дикой яблоне ничего не может вырасти, кроме дичка». Как вы можете прокомментировать эти слова? (Судьба этой девочки была очевидна)

9. Рассказчик – сторонний наблюдатель, он видит, как в холодный вечер выставляет за дверь соседка Рая маленькую девочку, становится свидетелем наказания Наташи. Каким вы видите рассказчика? (С сыном он не говорил ни о Наташе, ни о том, что происходит у соседей. Равнодушие – один из главных людских пороков).

10. Как ведёт себя по отношению к Совёнку Серёжа – сын рассказчика? (Дети дружат. Детская привязанность перерастает в большую любовь).

11. Отец Серёжи твёрдо решил сказать сыну, что они с Наташей не пара. «Не хватало ещё невесты – инвалида». Что остановило его? (Он не смог сделать этого после её слов, переведённых Сергеем: «своего принца она нашла и хотела бы…называть папой…тебя»).

12. Какая говорящая деталь помогает понять состояние отца Серёжи? (С болью горошина выкатилась из души рассказчика – эта метафора – связующее звено с эпизодом наказания маленькой Наташи, когда отчим заставлял её стоять коленями на горохе. Вспоминается, что одна горошина подкатилась к тапку рассказчика. Эта горошина осталась в его душе. Испытание на человечность герои выдерживают).

13. Какую роль в композиции произведения занимает сказка о девочке Айгу, сочинённая Наташей и отражающая все переживания главной героини? (Совёнок верила, что, как и во всех сказках, наступит счастливый конец).

14. Что покорило рассказчика? (Немая девушка оказалась способной сказать больше, чем обладающий речью, но бесчувственный человек).

 

Доверительное отношение художника слова к своему читателю позволяет ему проникнуть во внутренний мир писателя, почувствовать все переданные им душевные переживания, мысли, эмоции.

Современные русские и старинные карельские слова прекрасно прижились, тем самым украсили язык, сделали его понятным всем и каждому. Наверное, и поэтому проза Костюнина правдивая. Каждый образ яркий и запоминающийся.

 

Использованы ресурсы:

 

• Материалы и фотографии сайта http://kostjunin.karelia.ru

• Костюнин А.В. В купели белой ночи: избранные произведения. – Петрозаводск,2007

• Костюнин А. В. Ковчег души./Александр Костюнин; рис. Е.П.Крушельницкой. – Петрозаводск, 2009. – 272с.:ил.

• Полное собрание произведений Костюнина А. В. Размещено на сайте писателя http://kostjunin.karelia.ru

 

*

 

2 место: 003. Капсалыкова Карина Рамазановна, Свердловская область, «Белый храм на облаках. О произведениях А. В. Костюнина»

 

*

 

 

Белый храм на облаках

 

 

Проза занимает место в литературе только

благодаря содержащейся в ней поэзии.

Рюноскэ Акутагава

 

 

Спустя почти десять лет после достопамятной смены тысячелетий русская литература оказалась на перепутье, как пресловутый витязь перед камнем с географическими ориентирами. Но если у витязя выбор был богатый, то словесность, волею Мойр, находится в странном плену собственных возможностей. С одной стороны – западные эксперименты, чьими следствиями явились постмодернизм и постпостмодернизм, с другой – целая артель «новых реалистов» с их ностальгией по несчастному детству, там, в конце века, законсервированному.

У языка нет законов, как у риторики, есть правила и механизмы. Не случайно Поль Верлен советует:

 

Не церемонься с языком

И торной не ходи дорожкой.

Всех лучше песни, где немножко

И точность точно под хмельком.

 

Произведения «вне школ» запоминаются даже не столько своей автономностью, сколько аутентичностью языка и архитектурой образов.

Критика ищет среди реалистов лучших, но эти лучшие сочиняют автобиографии и считают это достаточным основанием для описания жизни своего поколения, конечно самого несчастного поколения за всю историю человечества.

А. В. Костюнин поднял замёрзшую в Студёном море северную прозу до уровня поэзии лирической. Язык каждого рассказа, что вода кротка – прост, тих и чист; но каждое слово стоит на своём месте, и быстрый хоровод их заставляет переживать читателя каждое ясное утро, каждую охоту, каждый звёздный вечер. Северный край укрывает поглубже героев «Колежмы», «Таниной ламбы», «Рукавички», затеняя смыслы, окутывая какой-то извечной, мастерски выверенной мудростью знающего, что всё не только случится, но и пройдёт. Потому к каждому произведению в книге есть эпиграф, а к тому, что не имеет нескольких цитат вначале, звучат таким посвящением все рассказы, заполнившие собою долгие карельские дивные зимы и вёсны…

Даже не красной нитью, а целым красным канатом как в строках, так и между ними проходят слова Евангелия, и упоминания о Рождестве, Пасхе, иконах неотступно следуют за читателем.

Евангелие здесь не священная часть священной книги, а почти событийная реальность, по кадрам, крупицам рассказывающая печальную историю простого человека. В «Рукавичке» практически повторены евангельские события, и грешными в очередной раз оказались все. «Праведников» вывернули наизнанку, раздели, их встретила тяжкими испытаниями новая эпоха. Они формально правы – они наказывают воров, грешников, прощать коих совсем не обязаны. Главный герой трижды совершает грех: именно у него находят пропажу; он становится вором; он сам обрывает свою жизнь. Трижды грешник оказывается вдруг, сам того не подозревая, оправданным Иудой. Иисус нуждался в этом ученике больше, чем последний в Учителе, потому что без предательства, без брошенной тени трагедия, разыгравшаяся в Иудее эпохи Тиберия, не была бы столь драматична. Все кругом – равнодушны и автоматически правы, потому что неправый уже выбран; только одного рассказчика мучает сомнение, и он тоже автоматически становится раскаявшимся грешником. Вообще, «Рукавичка» – самая пронзительная история из всех, что населяют книгу «В купели белой ночи». Какими-то смазанными, пастельными тонами рисуется плюсквамперфектная реальность, из которой доносятся лишь голоса одноклассников и недовольных наставников. Маленькая, тёплая, но, по сути, бесполезная вещица мгновенно рушит всю жизнь Юры Гурова, превращая его в изгоя и вора, хотя создана она была из самых благих побуждений эстетического характера. Главный герой потом всю жизнь будет воровать, в первую очередь, воровать то внимание, которым оказался обделён в детстве. Сама эпоха лихих, голодных, отчаявшихся, но ведь и отчаянных, последних годов прошлого тысячелетия вторит ему и его судьбе.

Любой эпиграф А. В. Костюнина подходит к любому его рассказу: они взаимозаменяемы и взаимодополняемы; но всей своей совокупностью массивы его прозы звучат прологом и посвящением к повестям, достойным исследования в области микроистории. Лейтмотив этих произведений – Родина и любовь к ней, когда суровой, когда ласковой, щедрой на испытания, но при этом дарующей силы для их преодоления.

Герои Александра Костюнина отнюдь не идеальные люди, одерживающие Кадмову победу – Cadmea victoria – над обстоятельствами, превратностями, терниями. Они попытались сломать несгибаемую судьбу, и этот бунт оказался удачным, даже если смерть сводила все счёты на нет.

«По собственному следу» и «Утка с яблоками» относятся к тому странному разряду книг, где рассказчик, оглядываясь на собственную жизнь и собственный народ, повествует о них же, вставая на место то историка, то этнографа, где он вынужден дать всему этому оценку в шкале, наиболее родной для читателя. Не судить – значит, стать ненужным, и ирония Христа про несудимую будущность грозит бедой и потерей. Воспоминания стерегут внимание читателя, заставляют его самого жить в унисон с героями, они, герои, ловят на слове, они ежеминутно пытаются что-то предвидеть, предостеречь, сказать, но попытки их подобны попыткам Кассандры отвести ахейский меч от Трои. Читатель уходит в далёкие северные снега, года и разрозненные смутные видения, читатель даже боится сделать следующий шаг, потому что каждая фраза Костюнина – это чистые нервы, оголённые провода.

Книга наполнена, как всегда у этого писателя, светом и добротой, удивительной, редкой любовью к тем, кто переживает страсти прошлого столетия. Строгая история здесь очеловечена, лишена стилона, но – не лишена стиля и жуткого обаяния времени. Здесь люди просто живут, а все события, потрясения и постановления ждут своего собственного часа, приходят извне, сверху, спускаются деревенскими улочками, обваливаются, как своды шахты или как долгожданные встречи.

Вспоминается невольно строфа Ольги Шиленко:

 

Когда уйдут вражда, болезни, зло,

Вернусь на Землю. На земле светло…

Ну а пока дорога вся в камнях.

Я строю белый храм на облаках.

 

Творчество А. В. Костюнина – это тропинка, которая ведёт читателей к белому храму…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 404. Степанова Валентина Борисовна, Челябинская область, «Где живёт совесть?» (Яковлева Вера Николаевна)

 

*

 

 

Где живёт совесть?

 

 

Почему в тот день всё вышло именно так? Я ли была творцом всего того, что произошло, или всё случилось бы и без меня? Наверно, никогда не отвечу я на эти вопросы… Одно могу сказать точно: теперь я знаю, что такое «тревожная совесть».

Тот ноябрьский день начинался как обычно. Была суббота, можно поспать подольше. Потом заставила себя сделать зарядку, которая плавно перешла в «танцы со звездой» (так я говорю о себе, когда танцую одна). Поболтала с подругой, приняла душ. Около двух часов мама попросила сходить в магазин. На улице было уже по-зимнему холодно, и я убыстряла шаги: так хотелось обратно в тепло своей комнаты.

То, что я увидела у соседнего дома, заставило резко остановиться: у стены лицом вниз лежал человек. Судя по одежде, это был бомж. Он пытался встать, но у него это плохо получалось. Человек как-то странно елозил по земле, прятал руки под себя, пытаясь согреться. Мимо равнодушно спешили люди… В десяти метрах от угла дома стоит мясной киоск, и было видно продавщицу, которая смотрела в сторону лежащего человека. Пьян ли был этот несчастный или ему стало плохо? В любом случае надо было возвращаться домой и вызывать милицию. Почему я не сделала этого? Я решила, что сначала быстро сбегаю в магазин, а потом вернусь домой и позвоню. Как бы я ни спешила, в магазине я провела минут двадцать. Когда я на обратном пути пробегала мимо лежащего человека, он всё ещё пытался встать.

Милицию я ждала в мясном киоске и слушала рассказ продавщицы, что она уже несколько часов наблюдает за этим бомжем, что он сначала сидел на низеньком заборчике, опустив голову, а потом упал.

Когда через двадцать минут подъехал милицейский наряд, человек был уже мёртв.

Я не знаю, замёрз ли он или умер от сердечного приступа, но я знаю точно: он был жив, когда я делала зарядку, танцевала, болтала по телефону. Он был жив, когда я стояла в магазине за покупками, а потом шла домой. Я могла бы спасти его, если бы сразу вернулась домой и вызвала милицию. Почему я не помогла ему встать и не завела в ближайший подъезд? Если он лежал с утра, почему никто из проходивших мимо не помог ему? Почему продавец, хорошая, в общем, женщина, ничего не сделала, чтобы спасти замерзающего в десяти шагах от неё человека?

Совсем недавно на уроке литературы в колледже учитель нам читала рассказ незнакомого мне до этого писателя А.Костюнина «Рукавичка». Помню, как вздрогнуло моё сердце, когда услышала я о самоубийстве Юрки, как поняла и приняла я слова писателя: «Что-то повернулось в моей душе. Заныло». Почему же теперь я прошла мимо?

Наверно, никогда не отвечу я на эти вопросы. Но теперь я знаю, где в человеке живёт совесть. Она нашла местечко где-то между горлом и сердцем и всякий раз напоминает о себе тревожной болью, когда я вспоминаю человека, который сворачивался клубочком на земле, пытаясь согреться…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 113. Моторин Владимир Алексеевич, Москва, «Выбор людей живущих»

 

*

Выбор людей живущих

 

 

Течёт наша жизнь! Течёт, как река полноводная весной, вбирая в себя малые ручейки с полей, распухших от талого снега с горьковато-травянистым привкусом оживающей от зимней спячки пашни. Впитывая воду лесных родников, что, пробиваясь меж корней вековых сосен и молодого подлеска, набирают янтарный цвет и пряный торфяной аромат прелой листвы и мха. И пробует на вкус, и оценивает, что же они несут с собой, а потом, смешав всё воедино так, что уже и не понять, как всё было раньше, мчит свои (свои ли?) воды дальше, чтобы передать историю пройденного пути далёкому морю. И если там, в низовьях реки, зачерпнуть в ладони воду и попробовать на вкус, то, закрыв глаза, чувствуешь, и понимаешь, и видишь перед собой все те далёкие места бескрайней нашей Родины, где пронесла река воды свои.

Так и творчество Александра Костюнина похоже то на неторопливую равнинную реку, вальяжно текущую средь пологих берегов, то на робкий лесной ручей, упрямо стремящийся под раскидистыми кронами, сжимаемый корнями деревьев и здесь и там образующий тихие заводи, то на горный неудержимый поток, сносящий все преграды своей энергией и упорством. И везде, каждая капля его творчества пропитана памятью родной земли, любовью к дому и людям, живущим рядом.

Впитав в себя историю своего края, быт и нрав коренных жителей, сам дух малой Родины, Александр Костюнин показывает нам его в разных ипостасях, не вынося на суд, не оправдывая и не осуждая – на, пей!!! Пойми этот мир, пойми этих людей с их заботами, бедами и радостями, рабской покорностью и неудержимой смелостью и жизнелюбием. И тогда, если хочешь – суди! А если можешь – сострадай! Плач и смейся! Ломайся под ударами судьбы или упрямо иди к своему счастью, ибо это – ЖИЗНЬ! Вся, какая есть. Без прикрас. А люди эти – мы, живущие на Земле. И всё, что происходит плохого или хорошего, страшного или смешного – от нас! И какому быть миру вокруг нас, и нашей жизни в итоге, только наш ВЫБОР!

 

*

 

Номинация «Поэзия»

«До 14 лет»

 

 

1 место: 121. Якимова Татьяна Валерьевна, Челябинская область, «Кара» (Преснякова Лариса Борисовна)

 

*

 

Кара

 

(к рассказу «Колежма»)

 

Пронзительный взор!

Жёсткий мстительный взгляд!

Горячий укор…

Нет дороги назад!

И ворона крик:

«Кар-ра! Кар-ра ждёт вас!»

Прозрения миг

наступает сейчас…

На Божьих весах −

то ли жизнь, то ли ад!..

И стрелки в часах

ни вперёд,

ни назад…

Пронзительный взор!

Жёсткий мстительный взгляд!

Горячий укор…

Мы вернёмся назад!..

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 053. Съёмщиков Никита Игоревич, Калужская область, «Душа» (Клочкова Оксана Ивановна)

 

*

 

Душа

 

(По рассказу «Рукавичка»)

 

Не рассказать порой словами,

Не объяснить, не передать,

Как одиноко между нами

Душе случается страдать.

 

Она таится без ответа,

Дрожит, как нежный лепесток,

Она совсем легко одета,

А мир завистлив и жесток.

 

Она проста и объективна,

И беззащитна, как дитя,

С ней можно действовать надменно

И разговаривать шутя.

 

Её изранить, между прочим,

Унизить вдруг и растоптать,

Сумеет всякий, кто захочет,

Кто не родился сострадать.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 058. Карамян Мартун Гургенович, Калужская область, «Единственной моей мамочке»

(Клочкова Оксана Ивановна)

 

*

 

«Единственной моей мамочке»

 

(По повести «Сплетение душ»)

 

Жёлтые бабочки

Клёнов осенних,

Красные бабочки

Вишен в саду,

Будто случайно

К нам падают в сени,

Тихо играют

С волной на пруду.

Бархатным ковриком

Прошлого лета

Я их под ноги

Тебе постелю…

Сколько чудес

Не бывает на свете –

А главное, мама,

Тебя я люблю!

 

*

 

«14 – 18 лет»

 

 

1 место: 145. Романчина Карине Николаевна, Новосибирская область, «Для тех, кто ждет» (Надежда Михайловна Басалаева)

 

*

 

 

Для тех, кто ждет

 

(По произведению Александра Костюнина

«Математическое ожидание»)

 

В жизни мечта

Как пустота.

В счастье теряется смысл.

Помни, картонный,

Там маята,

Где появляется мысль.

Скупо живи,

Робко иди,

Тупо трудись по часам.

Кнопку держи

Ты на груди,

Ею царапай сам.

Алый закрыт

Сердца поток.

Вечного счастья ждешь?

Номер и рабство –

Твой исток –

Дурью своей не тревожь.

 

Нам не понять

Странный народ.

Серость и тишина.

Этот покорный

Картонный сброд

Пусть покорит ОНА.

Это безумствует

Белый шар:

Первый, потом – второй.

Нету защиты

для тех, кто ждет

взрыва – ЛЮБВИ – порой.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 001. Серенко Дарья Андреевна, Омская область, «По мотивам рассказа «Воздушный змей»» (Дорошенко Нэлла Ивановна и Соколина Лариса Григорьевна)

 

*

 

 

По мотивам рассказа «Воздушный змей»

 

Я отматываю катушку… Выпускаю нитку…

Она поднимается, парит всё выше, выше, выше..

А. Костюнин

 

Я задую оплывшую свечку

Перед ликом Уснувшего Детства.

Перебрав всё былое, как гречку,

Понимаю: от детства не деться.

Прошепчу все легенды и сказки,

Камень с дырочкой тихо надену.

Не нуждается память в огласке,

Как ветра не нуждаются в стенах.

Да, троллейбусы больше не ловят

Удивлённо-восторженных взглядов.

Не берёт, как тогда, за живое

Шепоток пузырьков лимонадных.

Подхватило нас жизнью, как ветром

Подхватило воздушного змея.

Кто-то держит, наверно, нас где-то,

От восторга крича и немея.

Перебрав всё былое, как гречку,

Понимаю: не деться! не деться!

Загорелась оплывшая свечка

Перед ликом Воскресшего детства…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 091. Матвеева Наталья Николаевна, Республика Татарстан, «Манит апрель алым светом зари»

 

*

Манит апрель алым светом зари

 

«– Смотри, весна кругом… – с придыханием произнесла она.

А может, мне это послышалось?

Таня вытащила руки из «муфточки» и нежно коснулась меня…

…Лишь с рассветом мы вернулись к костру».

(А. Костюнин, «Танина ламба»)

 

Манит апрель алым светом зари,

Золотом – озера гладь…

Ты поцелуем меня одари,

Тем, что вовек не сыскать.

Я на мгновенье прикрою глаза –

Сладкая мука в груди,

Лишь на ресницах чуть дремлет слеза.

«Будь со мной. Не уходи».

Лодка дрожит на слепящей воде…

Свет. Тишина. И покой.

Знаешь, отныне со мною везде

Взгляд замирающий твой.

Травы седые в холодной росе,

В небе туман голубой…

Мы предадимся желанной весне

Без предрассудков. С тобой…

Звёзды мерцают и блёкнут вдали,

В сердце всплывает рассвет…

Ты поцелуем меня одари,

Тем, что отчаянней нет!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 100. Лаптева Дарья Витальевна, Кемеровская область, «В погоне за счастьем» (Иванова Галина Вениаминовна)

 

*

 

 

В погоне за счастьем

 

(К произведению Александра Костюнина

«Земное притяжение»)

 

Дни пролетали, музеи и площади,

Птица счастливая где-то в них прячется.

Только один человек от отчаянья

Выйдет во двор и по-детски расплачется…

Истины светлые, лести правдивые

Часто доводят душевных до крайности,

Ведь не дает эта птица волшебная

Встречи с собой по нелепой случайности.

Бьются умы в поединке за правильность,

Глупые спешно впадают в истерику.

Можно ли счастье найти успокоенным,

Просто гуляя босыми по берегу?..

Видеть на небе пушистые локоны.

Солнечный диск, приносящий спокойствие,

И не бежать за счастливыми птицами,

Жить на Земле, находя удовольствие…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Старше 18 лет»

 

 

1 место: 029. Гуренко Наталья Анатольевна, Свердловская область, «Не ношу рукавиц» (по рассказу А. Костюнина «Рукавичка»)

 

*

 

 

Не ношу рукавиц

 

(По рассказу А. Костюнина «Рукавичка»)

 

Не ношу рукавиц – закаляю руки,

И бездомные пальцы скользят в карманы.

Я снимаю ботинки, снимаю брюки,

Чтоб под ними опять не найти обмана.

 

Я из мёртвой петли вынимаю тело,

Чтобы вовремя взять его на поруки,

Чтобы совесть его до конца не съела.

И ночами вяжу рукавичку Юрке.

 

Может, цвет не придётся ему по нраву,

Может, вовсе она и не будет в пору,

И пускай у меня он путём лукавым

Украдёт её, пятясь до коридора.

 

И судить не берусь – закаляю душу:

Ярлыков не терплю и клейма не клею.

Кто-то Юрку там вором зовёт – послушай,

А я руки его рукавичкой грею.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 030. Назарова Надежда Федоровна, Москва, «Неприкаянный»

 

*

 

 

Неприкаянный

 

(По мотивам рассказа «Полет летучей мыши»)

 

И ушла, ушла голубая душа…

Не жила, не жила – только звон в ушах…

Только синь в глазах…

Только… только.

 

Пожимал плечами, рисовал звезду…

Заплетал ногами, заплутав между…

И нашел межу.

Больно… больно.

 

Вечер без тепла… Утро без росы…

А они хотят ледяной красы…

И куда же ты?..

Горько… горько.

 

И кричи не кричи – сердца стук не поймет…

Завтра взмоет в ночи в свой нелепый полет

Мышь летучая…

Вольно…вольно.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 105. Архипова Анна Сергеевна, Ивановская область, «Жизнь в маршевых ритмах»

 

*

 

 

Жизнь в маршевых ритмах

 

(по рассказу А. В. Костюнина «Вальс под гитару»)

 

Жизнь в маршевых ритмах?

Жизнь в темпе vivace?

Жизнь в вечном миноре?

Жизнь в спорах и плаче?

 

Струны душевных терзаний,

Струны тревог и волнений,

Струны надежд и познаний,

Струны во имя спасенья.

 

Музыка старого вальса,

Музыка древней свирели,

Музыка боли и счастья,

Музыка звонкой капели.

 

Танец весеннего ветра,

Танец улыбок и страсти,

Танец лучистого света,

Танец НАЗЛО всем ненастьям!

 

* Vivace (виваче) – обозначение темпа и выразительности: быстро, живо.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 129. Тимофеева Надежда Владимировна, Тюменская область, «Холодно…»

 

*

 

 

Холодно…

 

(Эссе «Сострадание»)

 

Холодно

от человеческой жестокости,

В дрожь

бросает равнодушие,

Лихорадит

вновь от подлости,

Задыхаюсь

в приступе удушия.

 

Важно

не предать свои

Ценности

душевные, духовные.

Потерять

легко в безумии −

Трудно

сохранить исконными.

 

Силы

тают в бесконечности

Бури

вечности скитаний.

Обвинять

людей в беспечности −

Цель

не наших жизненных исканий.

 

«Бренно все!» −

кричать мне хочется.

Люди

мило улыбаются.

Холодно

от человеческой жестокости,

Надежда

на мгновение теряется.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 002 Левашова Анна Юрьевна, Республика Карелия  «Маленькому Совёнку»

 

*

 

 

Маленькому Совёнку

 

Открой мне двери, Я – Добро.

Не веришь? Зря. Не беспокойся.

Закрой глаза. Дай мне ладонь.

Я – настоящее. Коснись, не бойся.

 

Я за тобой давно слежу –

Мне нравится, как ты резвишься.

Ты можешь быть счастливей, знаешь?

(Ты ухмыльнёшься, а быть может, удивишься).

 

Я научу тебя не слышать Зла.

Я научу тебя дышать жасмином.

Дам напрокат огромные крыла –

Таких не купишь в магазине.

 

Возьмём с тобой бумаги лист

И нарисуем лучшую картинку:

Единорога гонит свист –

Он для тебя везёт с игрушками корзинку.

 

Ты улыбаешься. Тебе тепло

От маминых и папиных объятий.

Ты в новых туфлях и нарядном платье…

Поверь, Я есть и Я – действительно Добро!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По итогам конкурса 2009 – 2010

Слово – членам жюри!

 

*

С широко распахнутой душой!

 

 

Чем старинней наивность романса,

Тем живее его соловьи.

Б. Ахмадулина

 

Да, я тоже не знаю, чему учат в литературном институте, может, правильному написанию буквы «А», может, составлению правильной композиции, может, ещё чему-то, наверное, правильному использованию общепринятых штампов… но я практически не знаю ничего современного, что меня бы тронуло за живое. А когда человек пишет сердцем, когда пишет так, как говорит, чувствует и думает, у него получается гораздо живее и понятнее, ближе к читателю, ближе к тому реальному человеку, у которого душа ещё не зашлакована насущными мыслями о поиске куска хлеба и борьбы за выживание. Читая произведения А. Костюнина и литературные изыскания молодых конкурсантов, понимаешь, что до тебя достучались, и в душе очень часто шевелится то человеческое, истинное, которое не стоит по привычке прятать или хотя бы забывать о нём.

 

Когда ты юн, и тебе кажется, что вся жизнь впереди, и все дороги тебе открыты, то и свою жизнь, и всё, что происходит в ней, воспринимаешь всем сердцем, широко открытыми глазами — ты живёшь! Живёшь по-настоящему, искренне, с открытой душой. Здесь и сейчас ты радуешься весеннему солнцу или плачешь над трогательным рассказом или фильмом, пытаешься записать то, что записать невозможно: то движение, которое произошло в твоей душе, пытаешься перевести чувства в слова.

Да, легче передать словами боль и страдание, жалость и сочувствие, для этого хоть есть соответствующий набор символов, картинок, образов, а кто пытался перевести в слова: «счастье», «любовь», «гармония» «совершенство»? Или хотя бы душа, дух, духовность…

 

Вы это сможете! Надо только поставить себе правильно задачу.

 

Николай Доля

 

Член жюри конкурса «Купель» (Россия) – издатель и Главный редактор литературного сайта «Без риска быть», г. Воронеж

 

*

 

Уважаемые участники конкурса!

 

Александр Костюнин – сильный человек. Он смог двинуть вперёд громаду литературного конкурса и активировать творческий процесс в умах стольких читателей. Безусловно, ему удалось важное: деятельно поддержать русскую литературу и культуру, которым сейчас очень трудно. При этом он опирался на продукт собственного творчества – книги, весьма достойные внимания молодой аудитории. Но, мало того: он показал пример начинающим писателям, как должен действовать литератор в современном мире. Сейчас мало написать хорошую книгу, нужно учиться обращать на неё внимание читателей достойным способом. Костюнин это смог. Сможет, в конце концов, и каждый из Вас, кто писал на этот конкурс искреннее и верил в то, что делает. Сейчас не те времена, чтобы писать в стол. Каждый, кто может говорить, должен делать это результативно. Тогда ваше чувство ответственности за русскую культуру продуктивно реализуется. Всем участникам конкурса я желаю вдохновиться целеустремлённостью Костюнина и поверить в себя.

 

Якушко Игорь Евгеньевич

 

Член жюри конкурса «Купель» (Россия) – писатель, поэт, Главный редактор

литературно-художественного журнала «Новая Литература» и философско-литературного журнала «Открытая Мысль»

 

*

Уважаемые друзья!

 

Всем участникам конкурса по произведениям А.Костюнина желаем много творческих успехов. Желаем, чтобы слова Совесть, Сострадание, Вера, Родина, Семья, Бог обрели свое наполнение в вашей жизни и внесли в нее Свет и Радость.

 

С уважением и пожеланием успеха

от имени Правления «Клуба Горизонт ХХI»

 

Ясенска Екатерина Владимировна

 

Член жюри конкурса «Купель» (Чешская Республика)

 

*

Дорогой Саша!

 

Поздравляю Вас с большим успехом! Участие такого большого числа молодых талантов в этом авторитетном конкурсе – большая победа и надежда!

 

Тодорова Снежана Цокова

 

Член жюри конкурса «Купель» (Республика Болгария) – Генеральный Секретарь Союза болгарских журналистов, лауреат литературной премии им. Христо Смирненского;

 

*

Участникам конкурса я желаю доброго пути на их литературном поприще. То есть такого пути, который лежит в страну Добра, Любви и Света. Чтобы каждый из авторов мог сказать о себе, вслед за Пушкиным, в конце своего литературного пути:

 

«И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал…»

 

Довгай Николай Иванович

 

Член жюри конкурса «Купель» (Украина) – Главный редактор и издатель литературной газеты «Путник», член межрегионального Союза Писателей Украины;

 

*

Дорогие участники конкурса!

Честно признаюсь, читая ваши произведения гордилась тем, что в России есть современная литература, и не только именами великих славится наша страна. Славна она и именами начинающих!

Должна отметить, что в ходе конкурса столкнулась со многими вполне зрелыми произведениями, в которых однозначно виден талант их авторов. От всей души желаю вам творческих успехов, служения литературе верой и правдой.

 

С уважением,

Инга Абгарова

 

Член жюри конкурса «Купель» (Греция) – Главный редактор международного еженедельника на русском языке «ОМОНИА»

 

*

Участникам конкурса!

 

Отдельное спасибо победителям – работы этого года отличаются большим уровнем

мастерства, и читать их доставляет большое удовольствие. Тем же, кто не получил призового места, хочу напомнить одно из любимых выражений Антона Павловича Чехова: «Для того чтобы научиться писать, надо… писать». И чем больше и чаще, тем лучше. Участвуйте в конкурсах, пишите сочинения, задумайте сюжет повести или даже романа и начинайте делать к нему наброски.

И обязательно внимательно и вдумчиво читайте произведения не только классиков, но и ваших современников, таких как Александр Костюнин. Это, несомненно, поможет Вам на тернистом пути к литературному Олимпу.

 

Андрей Гульцев

 

Член жюри конкурса «Купель» (Франция) – Академик Международной Академии наук и искусств Парижа, Председатель Конфедерации русских общин Европы, генеральный директор Европейского центра Международной ассоциации писателей и публицистов. (2002 – май 2008 – генеральный директор газеты «Русская мысль», Париж). Литературные премии: лауреат «Национальной литературной премии Золотое перо Руси» (2007 г. – номинации очерк;2008 г. – номинация интервью); медаль им. Льва Толстого (2008 г.).

 

*

Дорогие друзья!

 

Я, Владимир Эйснер, писатель из Германии, являюсь давним поклонником творчества Александра Костюнина, продолжателя гумманистических традиций великой русской литературы. В наше непростое время многие писатели уходят от острых тем современности, предлагая читателю развлекательное чтиво, или пишут произведения с так называемым «открытым концом», где позиция самого писателя не ясна, а конфликт между добром и злом, всегда существующий в реальной жизни, стушёван или вообще не присутствует.

В произведениях Александра Костюнина всегда чувствуется чёткая нравственная позиция автора: он выбрал свет и к этому свету ведёт и нас. Но он не толкает читателя в спину, не гонит его к добру палкой, а строит повествование так, что читатель сам начинает размышлять над фабулой текста, сам, на основе собственного жизненного опыта, мысленно участвует в постройке канвы произведения и сам делает выводы.

Такой приём называется сотворчеством и Александр Костюнин владеет им в полной мере.

Именно поэтому, прочитав рассказ А. Костюнина, испытываешь радость открытия и спешишь поделиться ею с друзьями и близкими.

Именно поэтому не раз задумаешься о своём месте в этой жизни и непраздный вопрос: «Кто я такой? Зачем вызвал меня Господь из небытия в бытие? Какое дал мне задание в этой жизни?» не раз встанет перед каждым со всей бескомпромиссной простотой.

 

Пожелаем же Александру Викторовичу дальнейших успехов на ниве великой русской словесности, крепкого здоровья и многая лета!

 

Почитатель Вашего таланта,

Эйснер Владимир Иванович

 

Член жюри конкурса «Купель» (Германия) – писатель. Литературные премии: лауреат премии им. долганской поэтессы Огдо Аксёновой, дипломант премии им. Юрия Рытхэу, лауреат национальной литературной премии «Серебряное Перо Руси» 2008»

 

*

Дорогие друзья!

 

Очень радостно видеть столько красивых и талантливых работ, что собрал литературный конкурс «Купель». Это еще один пример как прекрасные произведения будят в молодых сердцах мысли, светлые чувства и порывы. Было бы прекрасно, чтобы подобные конкурсы имели продолжение и побуждали молодежь узнавать творчество своих соотечественников и давали стимул к развитию их собственного творчества.

С пожеланием дальнейших успехов еще раз поздравляю всех лауреатов конкурса.

Глубокую благодарность хочется выразить Александру Костюнину за столь прекрасную идею и ее воплощение. Мне было очень приятно принимать участие в работе жюри.

 

С уважением

Алла Беженцева

 

Член жюри конкурса «Купель» (Грузия) Председатель Союза русских женщин Грузии «Ярославна»

 

*

Дорогой Александр Викторович!

 

Я внимательно прочитал все произведения юных авторов, написанные для конкурса по мотивам Вашей «Купели», и они очень тронули меня и проявлениями своих собственных дарований, и чуткой восприимчивостью к сюжетам и смыслам Ваших рассказов. У всех них есть несомненные литературные достоинства и самая важная человеческая способность откликнуться на беды другого. В этой связи особенно порадовали меня искренние нравственные переживания детей и подростков, как по поводу героев «Купели», так и в отношении значимых событий в их собственной жизни. Согревает душу их благородное стремление стать лучше, подняться над несовершенствами нашего бытия, желание помочь слабым, утвердить справедливость, к чему их так побуждают Ваши замечательные книги. Я восхищен их зачастую зрелыми и мудрыми мыслями. Если и дальше в своей жизни они не забудут, «где живет совесть», если смогут отстоять великие чувства и идеалы товарищества, дружбы, любви, о которых они так превосходно пишут в своих сочинениях, значит, мы станем достойны лучшего будущего. Многие из них в весьма юном возрасте обрели драгоценный дар письменного слова. Хочется пожелать им не расставаться с этим даром никогда. И как знать, быть может, кто-то из конкурсантов напишет со временем свою «Рукавичку».

Доброго пути!

 

Самарин Анатолий Николаевич

 

Член жюри конкурса «Купель» (Россия) – Шеф-редактор сайта «Движение за возрождение отечественной науки», доцент МГИМО, г. Москва;

 

*

Уважаемые участники литературного конкурса «Купель»!

 

Прежде всего, позвольте поздравить Лауреатов. Вы решили непростую задачу – не только смогли переосмыслить, пропустить через себя творчество другого человека, но и донести свои мысли до читателей. А второе сделать труднее, чем первое.

Пусть этот конкурс будет для вас хорошим стартом в мире литературы.

Отдельно хочу обратиться к тем, кто не нашёл своё имя в числе победителей. Не опускайте рук и не огорчайтесь! Вы приобрели ценный литературный и жизненный опыт.

В конце концов, если перефразировать Михаила Булгакова, Достоевский не только никогда не был членом Союза Писателей, но и никогда не побеждал в литературных конкурсах. Даже не участвовал в них. Тем не менее, ни у кого не возникает сомнения, что Достоевский – это писатель.

Всем удачи!

 

Сергей Ветров

 

Член жюри конкурса «Купель» (Россия) – Редактор и основатель русского литературного журнала «Острова», Заместитель директора Издательского Дома Лит-Пресс-Арт «Август-медиа»;

 

*

Уважаемые участники «Купели»!

 

Многие из вас впервые отправили свои работы в адрес жюри литературного конкурса.

Хочу пожелать вам и в дальнейшем солнечного творчества, когда поёт душа, когда ликует русское Слово, когда вас слышит весь мир.

 

г. Москва, 08 апреля 2010 года

 

Ваш Владимир Бояринов

 

Член жюри конкурса «Купель» (Россия) – Первый заместитель Председателя Правления Московской городской организации Союза Писателей РФ, Лауреат премии им. Ф.И. Тютчева, Заслуженный работник культуры РФ

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слово – писателю Александру Костюнину

Притяжение слов

 

 

Господа! Если к правде святой

Мир дороги найти не умеет,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой!

Пьер-Жан Беранже

«Безумцы»

 

 

«Купель» – международный литературный конкурс…

В прошлом году активность участников была высокой. Возможно, сказались эффект новизны, поддержка спонсоров, достойный приз. А поступят ли работы в адрес жюри в этом году? Сохранится ли интерес? (Ведь даже в горах, как бы долго ни отзывалось эхо, оно постепенно угасает…)

И тут, в последние два дня, – хлынуло! Сочинения… накрыли оргкомитет… с головой. Представители шестидесяти четырёх субъектов Российской Федерации, Республики Беларусь, Украины, Республики Болгария прислали на конкурс стихи, эссе, рассказы, письма, рецензии, переводы «Рукавички» на татарский и болгарский языки, методические материалы по проведению уроков литературы… Почти тысяча работ в номинациях «проза» и «поэзия». А число тех, кто прочитал, ознакомился с МР3-версией рассказов, по откликам, в десятки раз больше…

Это чудо!

 

***

 

Образ современного «школьника читающего» изумляет и восхищает!

Как можно заинтересовать молодёжь художественным текстом – загадка! Чаще доводилось сталкиваться с иными примерами. Мне за ними далеко ходить не надо – руку протянуть. Вот они. Целых два примера: собственные чада – вчерашние школьники.

Пока дочура и сын ходить не умели, отцовским правам я дал волюшку.

Распоясался!

Перечитал им лучшие детские книжки: Пушкина, Чуковского, Маршака, Агнию Барто, Михалкова… В результате малыши не агукали – сразу принялись декламировать «Сказку о царе Салтане». От начала – до конца.

Первые проблемы возникли с первыми шагами. (Попробуйте-ка читать на ходу…) А скоро они научились убегать…

Все попытки привить им любовь к миру книг провалились с треском. И как прервать этот летаргический «библиосон», я не знал. Не довелось им познать сладкое волнение, смакуя эпизод романа, не посчастливилось уноситься в волшебную страну фантазии вместе с персонажами любимых повестей и рассказов. Не сжималось от страха… сердце в комок, когда опасность подстерегала главного героя, когда готов жизнь свою, без остатка, отдать ради его спасения.

Как жаль!

 

И вдруг… Эврика!!!

Одного писателя мои отпрыски проштудировали-таки от корки – до корки. Были нашпигованы рассказами!.. Нет, не Чехова и Носова… Костюнина!

Я как рассудил? Родители для них – источник питания. А раз так: «Прикройте холодильник! Прежде – опусы отца родного». (Отказался я от погонь, засаду предпочёл…)

И с этого места обречены мои детки нести по жизни тяжкий крест.

Осуждены, безвинные, перечитывать в черновом варианте эти «рукавички с варежками», «орфеев с примами», «совят» разных мастей, вместе с ними горевать-радоваться, а потом ещё делать полный анализ поступков-характеров на допросе автора.

Допрос чадный, с пристра-аастием…

Я так храбро делюсь методами воспитания лишь потому, что являюсь гражданином России, а не страны из Шенгенской зоны. Там и за менее радикальные педагогические находки лишают отцовских прав, детей «забривают» в приют. (Хотя, по-доброму бы, полагается мне за это Нобелевская премия мира.)

В результате «внутримышечных инъекций» литературы за десять лет удалось излечить деток от библиофобии. Скажу больше: из них выросли неплохие советники. Теперь судьбоносное решение: «топить главного мерзавца или отпустить с миром» – принимается в процессе жаркой семейной дискуссии. Отпала необходимость у меня, как творца, кидать жребий. У нас почти сформировался литературный кружок…

А что значит творческая атмосфера для писателя?

Всё!!!

Ободряющее слово, непоколебимая вера близких в гений художника – залог плодотворной работы.

И жена поддерживает, чем может:

– Зачем тебе этот конкурс? Что он тебе даёт?! Ты просто пиши и пиши… Наступит время – прочтут все! Случится это… когда тебя… не станет.

 

Действительно, если всё так здорово, зачем я занимаюсь «Купелью»? Зачем писем жду, вчитываюсь в строчки присланных работ? Почему взаимное притяжение слов окрыляет, вносит ясность и цельность в мою жизнь?

 

Да потому, что без настоящего – нет будущего!

А творчество молодых, их раздумья, тревоги, надежды – и есть наше будущее! Нельзя, чтобы очерствела молодая душа, отболела, не успев подняться на крыло; чтобы заплелась она суетой и забыла мечтать о небе. Нельзя допустить, чтобы потускнели, истрепались со временем наши святыни!

Каждый писатель несёт персональную ответственность за воспитание завтрашнего дня, за воспитание будущего. Мы должны открыть своим детям, что не лес и уголь – наши стратегические богатства, не бескрайняя ширь с горами и болотами, не золото и нефть…

Вовсе нет!

Самое главное богатство России – люди. Таких талантливых, радушных, мудрых и таких ТЕРПЕЛИВЫХ граждан больше нет ни в одной стране.

 

Это они приняли садизм вождей

с пониманием,

победили Великую Отечественную,

и перепобедят всегда!

 

Это они, превозмогая холод,

голод,

нищету голимую,

вытащили из разрухи экономику Родины

 

руках…

вытянутых

на

собой,

над

её

подняли

и

 

 

Их бы обманывать поменьше…

В ответ… Эх!

Душу – нараспашку!

 

А сейчас душа у людей подустала, иссохла…

Нельзя из неё только черпать, ей приток нужен свежий.

Всё тяжелей дурить её «закадровым смехом». Всё суше, неохотней откликается она на заигрывание массовиков-затейников из «поля чудес», приглашающих забыть, откуда мы родом, и переселиться в «страну дураков».

И тем, кто нагоняет «сон золотой», не честь.

Нет, не честь!

 

Но если важные слова ты пробубнил под нос?..

Если никто не услышал их, не передал слово дальше?

Значит, на земле вовсе и не было такого писателя.

 

Сегодня много говорят о международном экономическом кризисе… Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II был убеждён: «прямым следствием кризисных процессов является утрата чувства нравственного долга».

Пора вспомнить завет святого Благоверного Великого Князя Александра Невского: «Не в силе Бог, а в правде!». Нужно решиться писать об этом. Хотя не модно, не выгодно, иногда даже опасно… Нам нужна умная литература, заставляющая думать сердцем. Литература – способная развеять «сон золотой». Нам нужно отважиться говорить о таких понятиях, как «сострадание», «совесть», «честь». Говорить громко! Поскольку это не путь к правде… это и есть сама Святая Правда.

Если бы я только мог, то написал слова «Сострадание», «Совесть», «Честь» так, чтобы они в темноте… засверкали; чтобы, даже закрыв книгу, вы чувствовали их жгуче-тревожное тепло; чтобы притяжение этих слов возрастало и… окрыляло.

Пока этому лишь учусь…

 

Однако то, что я не сумел сделать в одиночку, свершил союз творцов.

Дорогие участники «Купели», вам удалось в часы духовного напряжения придать простым честным словам новую, искреннюю силу, собственное звучание…

Удалось с блеском!

 

Конкурс прирастил эти главные понятия сподвижниками.

Спасибо вам, дорогие друзья!

 

*

 

 

 

19 апреля 2010 года

 

 

Ваш Александр Костюнин, писатель, а в миру

 

член экспертного совета по обороне

при Председателе Совета Федерации ФС РФ

 

член Регионального Политического совета

КРО партии «Единая Россия»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работы победителей конкурса «Купель»

(2010-2011 год)

 

 

Проза

До 14 лет

 

 

1 место: 092 Пимонова Анна Викторовна, Калужская область, «До 14», От «Сострадания» к откровению (Шишенкова Людмила Николаевна);

 

*

 

 

От «Сострадания» к откровению

 

 

«У нас сегодня презентация книги»,- сказала учительница литературы, бережно прижимая к груди книгу Александра Костюнина «В купели белой ночи». – Хочу, чтобы она стала для вас настольной».

Мы побежали к учительскому столу и стали с любопытством рассматривать прекрасно иллюстрированную, с меткими эпиграфами, завораживающими названиями книгу. Но вот обзорное знакомство закончено. Учительница просит всех занять свои места за партами, открывает заветную « Купель…» и читает: «Рукавичка».

Перед началом чтения нового произведения, она всегда задает вопрос: «Как вы думаете, ребята, о чём пойдёт речь в произведении, судя по его названию?»

Рукавичка…что-то мягкое.

- Нежное, пушистое…

- Маленькое…

- Детское…

- Ласковое…

Предположения высказаны, мы приготовились слушать, тем более, что учительница не часто балует нас своим чтением.

Вот тебе «мягкое» и «пушистое»! Наверное, впервые мы, как говорится, попали пальцем в небо! Содержание «Рукавички» потрясло всех. Тишина до звона в ушах. Слов не было. Ком подступал к горлу. На глазах у девчонок блестели слёзы. «Рукавичка» застала нас врасплох: не хотелось выходить из класса, разговаривать, смотреть друг другу в глаза, беззаботно бегать по коридору, играть… Хотелось побыть наедине с Юркой Гуровым, понять его, пережить вместе с ним его личную драму.

Но учителя?! Как они могли?! Неужели такое возможно?! Ведь в наше время учитель «косо» посмотреть в сторону ученика не имеет права – родители «заклюют» за своё чадо!

«Официальное» обсуждение «Рукавички» было через неделю, неофициальное — на каждой перемене всю неделю. «Рукавичка» пошла по рукам: её распечатывали на школьном принтере, передавали ученикам других классов, уносили по домам, читали и перечитывали родителям, знакомым, друзьям. Вывод был один: «Почему люди так жестоки и несправедливы? Как спасти мир от зла? Неужели только в сказках добро побеждает зло?»

Итак, знакомство с А.Костюниным состоялось. Очень хотелось его продолжить. Я была в числе первых в «очереди» за «Купелью». Я читала рассказ за рассказом, не замечая ничего вокруг, забросив все дела по дому, уроки, прогулки. Когда бабушка, опираясь на палку, тяжело дыша, зашла с несколькими поленьями дров в комнату, чтобы растопить печь, я вдруг освободилась от «чар» «Купели».

- Бабушка, милая, любимая, родная моя! Прости, меня, прости!

Бабушка, выронив дрова, недоуменно смотрела на меня, опешив от такого порыва нежности.

- Бабушка, дорогая моя, как мне стыдно за то, что мало внимания уделяла тебе, что часто уходила в другую комнату, не дослушав тебя, предпочитала общение с друзьями, оставляя тебя одну со своими проблемами, невеселыми мыслями.

Как я похожа на мальчика из рассказа А. Костюнина «Сострадание» своей чёрствостью! Конечно, я не докатилась до оскорблений и сковородника, но чувствовала себя отвратительно. Мне всё время казалось, что Александр Костюнин осуждающе смотрит на меня, недовольно качая головой.

- Бабушка, как ты много значишь для меня! Если бы не ты, как знать, что было бы со мной?

Дело в том, что я сирота. Моя мама умерла, когда мне было пять лет, скоро три года, как не стало отца. Бабушка, мамина мама, человек общительный, весёлый, за это время сильно «сдала», как говорят соседи. Горе не красит никого. Бабушка, ещё не старая по возрасту, стала абсолютно седой, с трясущимися руками, передвигающейся с помощью палки. Тем не менее, она всегда заботится обо мне, варит, печёт мои любимые пироги, стирает.

А я? Я всё принимала как должное! Бежала из дома на первый зов подруг, забывая спросить о её самочувствии, настроении, проблемах… «Надувалась», если бабушка звала меня с улицы домой, заставляла делать уроки, по режиму ложиться спать.

Да как я могла быть такой чёрствой, невнимательной? Я «сочувствовала» только себе, срывала зло на самом близком мне человеке! Сейчас я плакала на груди у бабушки, она гладила меня по голове и тоже плакала. Я не заметила, как заснула, а бабушка, боясь разбудить меня, всё гладила и гладила меня. Проснувшись, я расцеловала свою бабулю, и только теперь поняла, как сильно я люблю её! Теперь я стала больше проводить времени с бабулей, заботиться о ней, сама, по её рецептам, пеку пироги, читаю вслух произведения А. Костюнина. А перед сном молю Бога о здоровье и продлении жизни моей бабушке. И о Вас, Александр Викторович, тоже. Своим «прозрением» я обязана Вам и Вашей «Купели», окунувшись в которую, как после святого обряда крещения, стала другим человеком. Александр Викторович Костюнин, дорогой Вы наш человек! Как Вам удалось так разбередить душу. Разбудить мысль, заставить сопереживать, задуматься над тем, правильно ли мы живём?

Когда-то поэт-классик Н.А.Некрасов написал такие строки:

 

«Природа-мать! Когда б таких людей

Ты иногда не посылала миру,

Заглохла б нива жизни…»

 

Не помню, кого имел в виду поэт, но считаю, что они о Вас, Александр Викторович Костюнин! И это не комплимент. Это истина. Низкий Вам поклон. И, пожалуйста, пишите ещё, пишите, пишите!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 193 Костылев Егор Евгеньевич, Новосибирская область, «До 14», «Чтобы души не замерзали» (Рожкова Тамара Ивановна);

 

*

 

 

Чтобы души не замерзали

 

 

«Сегодня я познакомлю вас с творчеством карельского писателя Александра Костюнина, — так начала урок внеклассного чтения наша учительница по литературе и показала книгу «В купели белой ночи». Немного рассказав об авторе этой книги, она тут же начала читать рассказ «Рукавичка». Именно с неё, с этой «Рукавички» и начиналась книга. «Слушайте внимательно, — обратилась к нам Тамара Ивановна, — мы будем не только обсуждать, но и писать по этому произведению сочинение, а лучшее отправим на конкурс, в котором наша школа участвует уже третий год подряд».

Чем дальше читала учительница, тем больше мне казалось, что где-то я уже слышал историю, описанную писателем. Но где? Когда? Мысли об этом не давали мне покоя, но так как они мне мешали сосредоточиться, я постарался от них избавиться. Меня настолько взволновал рассказ, что я попросил книгу, чтобы перечитать его заново, к тому же я вдруг вспомнил, что этот рассказ нам читали ещё в начальной школе. Я не поленился позвонить своей первой учительнице, и та подтвердила: «Да, я вам читала «Рукавичку». Вот только не помню автора, а сам рассказ, помню, в каком-то журнале был напечатан…»

Я посчитал, да, это было четыре года назад, и, конечно же, до меня тогда не мог дойти смысл рассказа, но ведь почему-то вспомнилось, что читали, и это неспроста. Наверное, даже тогда, в моем малом возрасте, я что-то почувствовал, а может и перечувствовал. Не могу сказать, что но на этот раз, действительно, перечувствовал. Случай с рукавичкой потряс меня. Я взял книгу и еще раз перечитал его. Я вчитывался в каждую строчку и каждая строчка – это печальная картинка из реальной жизни. Наверное, случай с рукавичкой запомнился автору больше всего. И это понятно: такое забыть невозможно, тем более, когда ты сам являешься участником события.

Да, да. Судя по всему и «он» вольно или невольно приложил руку к случившемуся. В этом и сам автор признается. «Юрка, Юрка твоя судьба для меня – укор… И чувство вины растет…»

Однако, вернусь к началу, Алла Ивановна «цепким взглядом прошлась по каждому», «зло процедила…», «резко повернула портфель и сильно тряхнула его…». Это со Светкой Кондроевой. Думаю, что нынешние первоклассники вряд ли стали раздеваться, да и вряд ли какой учитель сегодня додумается до подобного произвола.

Но Юрка Гуров… Я до сих пор не могу понять, как рукавичка оказалась у парнишки, наверное, все-таки он взял её. Ведь учительница назвала его вором. Перед всем классом. Ну, а потом и автор признал его своей фразой «Больше Юрка в школе никогда ничего не крал, но это уже не имело значения».

Действительно, какое теперь значение. Установка на вора дана. Взрослым человеком, первым, а значит самым главным, самым любимым учителем, который всегда поймет, всегда поможет. Не повезло Юрке ни с первым, ни с товарищами, которые на протяжении восьми лет издевались над ним.

Поражалась его братьям. «Никто из старших братьев не приходил в класс и не защищал его». Автор утверждает, что девяностые годы стали для России тяжелым испытанием. Но ведь мы знаем, что люди переживали и более тяжелые времена, но не зверели и не опускались до «крыс в бочке».

Может быть, я что-то не понял, но то, что Юрка Гуров не выдержал этой звериной травли, то, что у человека сломана жизнь, да он и вообще с ней свел счеты исключительно по вине людей, злых и равнодушных — в этом уж точно не сомневаюсь.

Сильно расстроенный я пошел на кухню, поделиться своими впечатлениями с мамой, она поняла мои чувства. «Знаешь, сынок, — сказала мама, — писатель, видно взял эту историю из жизни — и подобных было и есть много. Иногда человек совершает проступок не потому, что он такой плохой и уже родился преступником. Бывает горе, нужда заставляет его это делать. Понять Юрку Гурова можно. Мальчик никогда не видел в своей жизни ничего хорошего, и эта рукавичка для него – диковинка, просто чудо. Вот и соблазнился парнишка. Я тебе тоже один случай расскажу. У меня была подружка. Мы с ней учились в одном классе. Жила она в очень бедной семье, и от школы до её деревеньки больше трех километров идти надо. Одета Маша бедно, но она никогда не жаловалась. Идет, бывало, ручонки прячет в рукава фуфайки, варежек у неё никогда не было. Как она только в мороз ходила?! И вот однажды слышу в классе шум, разборки: стоит моя Машенька посреди класса, а её окружили и кричат: «Это твоя работа, ты украла варежки, больше некому. Одна ты такая голодранка». Маша молчала, и слезы катились из её глаз. Её тоже обыскивали, но ничего не нашли, а когда девочка, у которой пропали варежки, обнаружила их после уроков в раздевалке, подошла к Маше и извинилась, Маша опять промолчала. Когда мы закончили школу, на выпускном моя подруга призналась, что варежки все-таки украла она. Но надевала она их всего только раз, когда шла из школы домой, да и, то пряталась, чтобы никто не увидел. А на другое утро она их оставила в раздевалке… Признаться? Тогда бы она до конца жизни считалась воровкой, как этот мальчик».

Рассказ мамы произвел на меня удручающее впечатление. Я спросил о судьбе её одноклассницы. Мама сказала, что жизнь у неё сложилась хорошо и, улыбаясь, добавила: «Вот только научилась вязать и своим дочкам варежки вывязывает. Говорит, не дай Бог, чтобы у них руки замерзли когда-нибудь…»

После этого рассказа мне было вовсе не до сна. Этот бедный мальчик с синей рукавичкой, злая учительница, мужики, довольные расправой над несчастным человеком. Эта девочка, мамина подружка, прячущая в рукаве, замерзшие ручонки… И мы, сытые, довольные, у которых не мерзнут ни руки, ни ноги… А вот только у нас остывают и мерзнут души. А это так страшно…

И снова, возвращаясь к рассказу «Рукавичка», я думаю какой это душевный человек, — Александр Костюнин, ведь вижу, что болит его душа за Юрку Гурова, чувствует себя грешником, хотя и в чем его вина? И как писатель талантлив. Пишет просто, коротко, но слова до сердца достают… Вот бы так научиться писать. И вдруг мне пришла в голову мысль: «А что, если я когда-нибудь напишу рассказ по маминой истории и назову его «Варежки»? А если у меня что – нибудь получится, то в этом будет заслуга писателя Александра Костюнина». Ну, а пока я, Егор Костылев (смотрите, у нас даже фамилии чем-то схожи), учусь ещё только в седьмом классе. Учусь хорошо, всего одна четверка. По русскому языку. Занимаюсь в кружке юнкоров, печатаюсь в районной газете. Книгу Костюнина хочу прочитать всю. Писателю желаю крепкого здоровья, а всем жить в радости и добре, и, чтобы у каждого из нас не остужалась душа. Никогда! Ни при каких обстоятельствах! Пусть от наших душ идет тепло и отогревает озябшие души.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 164 Галимова Айсылу Фанилевна, Республика Татарстан, «До 14», «Рукавичка» (Галимова Мадина Максудовна);

 

*

 

Рукавичка

 

 

И зрители в робком вокруг ожиданье,

Трепеща, на юношу смотрят в молчанье.

И.Ф.Шиллер

 

 

Я учусь в 6 классе. Недавно наш классный руководитель Мадина Максудовна сказала, что будем читать рассказ «Рукавички» Александра Костюнина. Нежное название давало положительный настрой, но с первых строк рассказ нас увлек так сильно, к концу у всех на глазах стояли слезы. Класс молчал, потому что рассказ не оставил нас равнодушным. Мальчика обвинили в воровстве, и не просто обвинили, с ним никто не разговаривал, не играл. Как же они не понимали, что ему одному из этого не выбраться. Да, он взял рукавичку. Она была так хороша, и Юрка знал, что такого чуда в его жизни никогда не будет. Ребенок ведь не виноват, что отец его пил. В семье и без него было несколько детей. Мама тоже, наверное, уставала, разговаривать, баловать времени не было. В семье ,где отец пьет, маме одной очень трудно. Когда отец бушевал, он скрывался у соседей, а другие братья тоже скрывались, наверное. Ему бы брать пример у соседей, но нужда заставила его так поступать. Я думаю, если бы рядом был настоящий друг, то он не стал бы тем, кем он стал. Одно слово – и жизнь мальчика изменилась; его не поняли, не простили. Восемь лет Юрка был изгоем, над ним издевались, его унижали одноклассники и сельчане. И даже друг не попытался понять его и поддержать. С одной стороны обвинять друга тоже не правильно. Куда смотрели учителя. Я считаю, во всем виноват не только он, но и его учительница. Она не должна была так поступать. Объяснила бы, что так нельзя делать. Дала бы время до конца урока, чтобы мальчик осознал, что он не прав. Может быть, и его судьба была бы не такая. Учительница это одно, а классный руководитель для чего? Поговорить с родителями, ну хотя бы приучить детей к вежливости, аккуратности могла же. Вы не думайте, что я против учителей. Нет! Мои мама и папа, даже старший брат тоже учителя. А мама даже классный руководитель и она нас учит жить правильно, приносить людям веру и надежду.

Рассказ оканчивается печально. Юра повесился. Автор понимает, что в этой смерти есть и его вина. Но Юрку не вернуть.

Это рассказ и судьба Юрки нас до такой степени волновал, мы не могли это просто так оставить, и продолжать жить спокойно. Дома рассказали своим родителям, обсуждали содержание. А ведь не только Юрка живет в таких условиях. Вокруг нас дети, которые не имеют одного из родителей, или тоже отцы пьянствует. Но так ведь жить нельзя! Надо что-то делать. Сейчас на улице зима и очень холодно. Мы решили всем классом научиться вязать рукавицы и подарить таким детям. И мы это сделали! Хоть мы еще учимся только в 6 классе, но смогли приносить радость людям. Теперь уже мы на всю жизнь запомнили, что есть разные судьбы. А свою судьбу каждый человек создает сам, а взрослые нам помогают. Большое спасибо автору за такой поучительный рассказ. Он призывает нас быть милосердными и показывает нам, что осудить и изгнать человека проще, чем понять и простить, а еще тяжелее признать свою неправоту, свою жестокость и раскаяться. Надо жить дружно, понимать и помогать другим!

 

*

 

 

 

 

 

 

От 14 – 18 лет

 

 

1 место: 107 Попова Екатерина Константиновна, Санкт-Петербург, «14 – 18», «Не проходите мимо» (Логунова Мария Павловна);

 

*

 

 

Не проходите мимо

 

 

Обычный осенний день может казаться бесконечным, но стоит ему пройти — и тут же забудется, затеряется среди сотни таких же дней. Тихонько, ненавязчиво накрапывал дождь; сырой запах прелых листьев мешал дышать. Мутное, серое небо прижало город к земле.

Лера шла в школу, ничего не видя вокруг, ничего не замечая, как слепая. Быстро шагала по пустым ещё улицам, по гулким, спящим дворам, вдоль серых домов. Где-то там, впереди, показалась школа. Покосившийся забор встретил девочку глухим поскрипыванием калитки, Лера нетерпеливо оттолкнула её и устремилась к крыльцу.

Так начинался каждый день, и ничуть не удивительно, что действия девочки были машинальны, а взгляд — отсутствующим. Добравшись до класса, она опустила сумку на парту и умерла для этого мира. Так Лера делала всякий раз перед уроком: отключалась, исчезала, становилась глухой и слепой, невидимой и неслышимой. Не хотелось разговаривать с назойливыми, сумасшедшими одноклассниками. Девочка уходила в себя, пряталась от всех, и так получалось, что никогда она не была в курсе школьных событий, никогда не считалась активисткой и заводилой. Класс был ей чужд, его забавы вызывали лишь недоумение и раздражение. Словно взрослый, непонимающий человек, среди оравы детей.

Лера прислушалась. Ещё гудели после перемены одноклассники, а звонок уже трещал, надсадно и противно. Первым уроком была литература, один из тех предметов, которые девочка любила и уважала. На нем она никогда не скучала, хотя пухлый учебник прочитала ещё в сентябре.

Однако сегодня что-то переменилось, Лера сразу это почувствовала. Шуршали раздаваемые листочки, и кое-кто уже ежился — а вдруг контрольная?

- Ребята, сегодняшний урок я хочу посвятить внеклассному чтению. Этот рассказ — «Рукавичка» — мы прочитаем вместе, а затем…

А затем слова учителя слились в непонятный гул, потому что Лера притянула к себе скрепленные листочки и погрузилась в чтение.

Урок кончился незаметно, быстро и шумно опустел класс. Девочка, ещё больше погруженная в себя, машинально собирала сумку, и лишь рассеянным кивком отвечала на приветствия одноклассников. Легкая морось превратилась в ливень, дробно стучали тяжелые капли по железному подоконнику. В коридоре Лера уселась на скамейку, повернулась лицом к серому окну, выходившему во внутренний двор. Деревья расплывались, искажались, растекались по стеклу полосами. Дождь все также хлестал, дети в гулком и темном коридоре орали все неистовее — она ничего не слышала. Подперев кулачком голову, Лера вспоминала то, что с таким огромным трудом «затолкала» в чулан своей памяти год назад.

…Что же это было? Все время, пока девочка, перелистывая страницы, читала рассказ, что-то не давало ей покоя. Сквозь какую-то смутную пелену она перебирала воспоминания, словно бусины: одно, другое, третье… Может, вот это? Нет. А это? Только когда Лера дочитала «Рукавичку» почти до конца, её словно водой окатили.

Конечно же, она никогда по-настоящему это не забывала. Ему — этому мальчику — было лет десять, не больше. Слишком большая, лохматая голова на тонкой шейке, бледные оттопыренные уши. Почему-то сложно вспомнить глаза, мелкие детали врезались в память, а вот взгляд… Точно — огромные, блестящие глаза, напуганные, обиженные и злые. Не руки даже, а тоненькие, как спички, лапки. Все это возникает где-то глубоко в подсознании, кусочками, словно мозаика. Девочка прикрыла глаза, поджала губы, стараясь отгородиться от нарастающего шума в коридоре. Не отвлекайся.

Лера — только не сегодняшняя, а пятиклассница — только-только вошла в класс и остановилась на пороге, сначала даже не поняв, что происходит. В кабинете не было никого, кроме неё, мальчика и э т и х. В темном углу двое держали пацана за плечи — крепко, не вырвешься, у третьего в руках была толстая, широкая линейка. Все трое были так увлечены этим занятием, что не сразу заметили девочку, а оторопевшая Лера просто остановилась, даже не закрыв дверь. «Шлеп!» — зазвенела линейка, головы э т и х радостно дернулись. На тонких, бледных руках мальчика выступила ровная красная полоса, Лера стиснула зубы. Рыжий вихрастый затылок, который она могла видеть, чуть дернулся, пацан со всхлипом втянул воздух. Линейка снова плавно поднялась в воздух…

- Эй!

Тот, что уже занес линейку, лениво обернулся. Единственное, что девочке запомнилось — водянистые голубые глаза и светлая челка. Леру слегка затошнило.

- Малыш, что ты тут забыла? — ласково обратился к ней парень. Те двое, что держали мальчика, насмешливо хмыкнули. — Этот пацан украл у меня шапку, вот и получает по заслугам. Воров нужно наказывать, — а небесного цвета глаза все сверлили её, и Лере показалось, что в воздухе запахло эфиром.

- …Да не брал я! — отчаянно вскрикнул мальчишка, ещё раз беспомощно дернулся и всхлипнул. Голос у него был тонкий, с медными звенящими слезами. Теперь, когда она начала медленно прокручивать в памяти тот день, слова мальчика вдруг ожили с такой четкостью, словно были произнесены только что. Звон, обида. Укор.

- А сама-то получить не хочешь? — вдруг оживился кто-то из помощников. — Чего пялишься?

- Перестаньте! Ну, скажи им, скажи! — мальчишка обернулся к Лере — рыжие вихры заплясали в пыльном оконном свете. Вот он, этот момент, когда прямо на неё устремелен этот чистый и раненый взгляд. Он смотрел с надеждой.

- Ну, ты… — прогнусил рослый парень и двинулся к девочке. Где-то глубоко внутри, вперемешку с обидой, возникло тягучее, противное чувство; она сделала шаг назад, взялась за ручку двери…

«Нет. Не хочу. Не буду дальше вспоминать, — прошептала Лера, не открывая глаз. А придется. Это все равно, что заметать пыль под ковер, наводя порядок. Да и нечего вспоминать. Ты просто удрала.»

А больше в тот класс никто не зашел, и никто не слышал тонких вскриков, а голубые глаза внимательно следили за чужой болью. Вор. Клеймо — на ладонях, красными полосами. Думаешь, такое прошло бесследно? Думаешь, это может пройти бесследно?..

Лера видела его потом, несколько раз. Кто-то из тех парней со смехом рассказал детям о «воре», тем самым обрек мальчишку на одиночество и злость. Одноклассники травили его, травили нещадно и самозабвенно, на спор, от скуки. Всякий раз, завидя толпу хохочущих детей, и в ней — мечущегося зверька с отчаянными глазами, Лера отворачивалась к окну, хотя прекрасно знала, что ждало заклейменного в будущем. Неужели забудутся эти горячие рубцы на сердце, радостные крики «Вор, вор!»? Не только не забудутся — отразятся в будущем, страшно, с утроенной силой.

Всем было все равно. Будние дни снова потекли серой, тягучей рекой, и девочка вскоре забыла о том весеннем дне. Забыла, да не все. Вот он, этот день, нагнал её сегодня на уроке, заставил вспоминать и думать. «Нет, Лера, ты себе не позволишь забыть. Нельзя пропустить ещё одного обиженного на весь свет мальчишку, не имеешь права равнодушно смотреть в окно, прятаться в себе от мира. Не проходи мимо.»

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 150 Чечёткина Юлия Андреевна, Челябинская область, «14 – 18», «Образ учителя в произведениях А.В.Костюнина» (Смирнова Ольга Феодосиевна);

 

*

 

Образ учителя в произведениях А.В.Костюнина

 

 

Исследовательская работа

 

Содержание

1. Введение:

а) Первый шаг к очищению.

б) Как душа обретает крылья.

 

2. Анализ произведений по теме:

А) Образ матери в повести « Утка с яблоками».

Б) « Как наше слово отзовётся». ( По рассказу «Рукавичка»).

В) Уроки любви, веры, неравнодушия. (По рассказам «Вера», «Деньги», «Поводырь»).

 

3. Вывод

 

*

 

«…иное упало на добрую землю и принесло плод»

Евангелие от Матфея

 

Цель исследовательской работы:

- проследить в произведениях А.Костюнина влияние учителя на формирование души, характера и судьбы человека.

 

Задачи:

1. Анализ рассказов по заданной теме;

2. Выявление их композиционного единства;

3. Обобщение лучших, по мнению автора, черт в облике учителя.

 

Методы:

1. лингвистический анализ текста;

2. сравнительный анализ текстов;

3. комментирование текстов.

 

Книга А.В. Костюнина «В купели белой ночи», вышедшая в 2007 году, привлекает к себе внимание метафоричностью названия. Купель, как известно, -сосуд, в который погружается принимающий святое крещение, первый шаг к очищению от греха.

Соприкосновение с природой северного края, края «белых ночей», для автора, а вслед за ним и читателей — это тоже открытие тайны, от которой на душе становится чище.

Не случайно произведение А. Костюнина было высоко оценено не только читателями, но и уважаемыми членами жюри во главе с Сергеем Михалковым. Так, в 2008 году сборник был признан лучшей книгой года и рекомендован для включения в школьный учебник «Уроки нравственности».

О серьезности замысла свидетельствует и посвящение православному священнику.

 

В конце из одного из самых трагических рассказов «Вера» автор пишет: «Душа моя, веди меня….». Но прежде чем Душа может куда-то повести, она должна сама пробудиться, возмужать, внимать всему, что предлагает жизнь лучшего, отсеять все ненужное, мешающее идти вперед.

И композиция книги «В купели белой ночи», как нам представляется, подчинена одной из главных задач: проследить, кто и что оказывает влияние на формирование Души человека.

 

Согласитесь, учесть все так же невозможно, как рассказать о Вселенной в одной книге.

Почему же мы остановились на теме «Образ учителя в произведениях А.Костюнина»? Интересно осмыслить влияние родителей на твою жизнь. Но нам трудно отделить себя от их жизни, а порой из-за детского эгоизма мы мало о ней знаем. Природа современным человеком тоже часто воспринимается как нечто книжное, и часто мы любим её в стихах Тютчева, Фета, Есенина, а не саму по себе. А вот учитель — это тот человек, который, по образному определению А.Костюнина, «ядовитым грибом или лечебной чагой» приклеился к памяти каждого из нас. И не удивительно, что именно этот образ нам часто встречается на страницах произведений А.Костюнина. «Рукавичка», «Деньги», «Вера», «Поводырь» — может быть, кому-то покажется, что для одного автора это слишком много. Может быть, для кого-то и много…

Но повесть с таким по-рождественски домашним, «вкусным» названием — «Утка с яблоками» объясняет истоки интереса к образу учителя.

Нет в этой главе школьных уроков, учеников, нет и самой школы — перед нами история нелегкой жизни матери, написанная как художественная биография героини.

Вспоминая об умерших во младенчестве брате и сестре, она произносит пронзительно-трагические слова: «Господь отвел их от мук». Сколько их было в судьбе этой женщины, с трех лет запомнившей, как забирали в 1933 году отца, как приехали они с матерью на поселение в Сибирь. Особое место в воспоминаниях занимают первые уроки русского языка: слова «поэзия», «фольклор», стихи, книги в кабинете Ивана Петровича. Наверно, тогда и появилась «сокровенная мечта — учиться на филолога».

Ребенку врага народа об этом и думать нельзя было. Казалось, жизнью уготована тяжелая работа в поле с 3 класса, дома — в огороде, а после школы – работа в забое. «Кругом одни мужички. Мат в воздухе стоит – глаза щиплет».

И мы понимаем, что для такого человека, который только ко второму курсу педагогического института отмыл угольную пыль с век и рук, слова «причастия» и «деепричастия» тоже наполняются особым поэтическим смыслом.

В повести о своей матери А.Костюнин не пишет о её педагогической деятельности, но у читателя остается твердое убеждение, что такая женщина не могла быть плохим учителем. Не может быть плохим учителем человек, так почитающий своих предков, их язык, культуру. Человек, так трудно зарабатывавший кусок хлеба и как подарок судьбы получивший возможность запечь утку с яблоками, будет ценить этот дар.

И сын, любящий свою маму-учительницу будет по-особому воспринимать людей этот профессии: он изнутри будет знать все самые прекрасные и самые отвратительные черты героинь своих рассказов.

 

Резким контрастом всему, что написано А.Костюниным об учителях, является произведение, открывающее книгу «В купели белой ночи», «Рукавичка».

Какое милое, детское название.… И как поначалу непонятно звучит эпиграф — строки из Евангелия от Матфея о бесславном конце Иуды, «предавшем кровь невинную». Действительно, воспоминания героя о случае тридцатилетней давности, школьном происшествии, вроде бы никак не связаны с высоким и трагическим смыслом библейских истин…

Вначале было… чудо. Все эти «носочки, рукавички, шапочки, шарфики, платьица.. кукольного размера» были «диковинкой» для деревенских мальчишек, которых привели в кабинет домоводства на экскурсию. Волшебство прервал неожиданный звонок. Как пишет автор, он прогремел «резко». А для одного из мальчиков он навсегда изменил всю оставшуюся жизнь.

Слова «резко», «резкий» становятся доминирующими: складывается впечатление, что две учительницы, которые ищут преступника, похитившего рукавичку из альбома, беснуются среди насмерть перепуганной детворы. «Резко распахивается», «вбегает», «выпалила», «резко выдернула», «цепким взглядом прошлась», «зло процедила», «резко перевернула», «сильно тряхнула», «брезгливо перебирала», «хлестко скомандовала»… Не правда ли, похоже на то, как две надзирательницы «наводят шмон» в колонии закоренелых преступников? Как же выглядят эти «преступники»? «Косички, башмачки», «юбочка», «пальчик», «панталончики», «ножка» — все такое маленькое, беззащитное. Автор фокусирует наше внимание на «алюминиевом крестике» на детской шейке обыскиваемой Светки. Именно в него «тычет пальцем классная», приказывая снять. Воистину о таких говорят: «Креста на тебе нет».

Теперь начинает проясняться роль эпиграфа. Иуда предал своего Учителя — в рассказе учитель предает своего ученика, Юрия Гурова, обезумевшего от страха, бессмысленности содеянного, раскаяния. Раскаявшегося Иуду не стали слушать первосвященники — он «пошел и удавился», а ведь Иисус, заранее зная о его предательстве, не отрекся от своего ученика. Так и в рассказе.

«Больше Юрка в школе никогда ничего не крал», но слово-приговор учительницы — «Вор», «раскаленным тавром навеки было поставлено…на нем».

Не случайно сцена обыска детей напоминала нам картину из фильма про тюремную жизнь. «Восемь школьных лет» (самых светлых лет «счастливой невозвратимой поры детства»!) «обернулись для него тюремным сроком», исказили всю его дальнейшую жизнь, сделали не готовым к роковым девяностым. Да и в конце концов, когда человеку 8 лет говорят, что он вор, делают изгоем, он, наверно, поверит в это и оправдает, как это сделал Юрка Гуров, свое определение.

Не пожалела раскаявшегося мальчика, взявшего рукавичку, чтобы показать своим младшим братьям и сестрам, детям из неблагополучной семьи, не пожалела его первая учительница. Что ею двигало?

Наверно, чувство справедливости, сказала бы она. А на самом деле, как напишет А. Костюнин в рассказе «Вера» про директора школы, которая «искренне не понимала: «А любить детей — это как?». Самое страшное, что таким и не объяснишь «как». Не объяснишь, что «справедливость выше закона, а милосердие выше справедливости». Не объяснишь, потому что не сжимается сердце у таких, когда они видят розовый пальчик в колготках с дырочкой, портфель без ручки, стоптанные ботинки…

Запоминающийся урок честности преподает всем нам эта грустная история. «…Твоя судьба для меня – укор… И чувство вины растет», — пишет автор-рассказчик. Предельно откровенно, как на исповеди, он пишет и о том, что в подвигах унижения Юрки он «не отставал от других». Поэтому, читая рассказ, каждый из нас должен не только ужаснуться поведению учительницы, но и не забыть примерить эту маленькую детскую рукавичку на себя.

 

К счастью, в других рассказах А. Костюнина перед нами предстает совершенно другой образ учителя. Образ, в котором автор на свой субъективный взгляд выделяет лучшие черты людей этой профессии, и точка зрения писателя во многом не совпадает с обликом «модернизированного», современного учителя, который формирует наше время.

Какими же мы видим героев А. Костюнина в рассказах «Деньги», «Вера», «Поводырь»? Прежде всего обращаешь внимание на то, что автор представляет своих персонажей не яркими, на первый взгляд, личностями, в чем-то даже ущербными. Так, у безыменной героини рассказа «Деньги» многодетная семья, и она в школе, уча детей добру и любви, дома не может свести концы с концами, у неё порой нет денег даже на хлеб. А учительница из рассказа «Вера» настолько беззащитна, что когда её уволили из-за факультатива по основам православия, то она долго не могла найти работу по специальности. Что уж говорить об Антоне Карловиче Качмарике, герое рассказа «Поводырь», который был абсолютно слеп, и его мог обидеть любой.

Думается, что не случайно автор представляет именно таких героев. Конечно, дети любят молодых, красивых, успешных. Но ведь дети также безошибочно чувствуют, кто их любит, и отзываются на любовь всем сердцем. Вспомним, как влюбилась дочь рассказчика в свою первую учительницу, какое было у неё опухшее, заплаканное лицо при потере дорогого человека. Автор убежден, что главная азбука, которую должны получить в школе — это «азбука любви».

И это является второй общей чертой всех костюнинских героев. Три разных учителя во главу угла ставят любовь. Одна (из рассказа «Деньги») сплачивает ребят и взрослых, создает «одну большую семью», дарит каждому вырезанное из бумаги маленькое красное сердечко. Другая (из рассказа «Вера») «построила совсем новый вид общения между детьми», научила их дарить маленькие радости друг другу, замечать в людях всё доброе, красивое. А слепой учитель музыки (из рассказа «Поводырь»), как бы его ни выводили хулиганистые ученики, «никогда не взрывался», никогда не осуждал, даже своих детей, забывших из-за вечной занятости родного отца.

Третьей чертой, характерной для героев А.В. Костюнина, является скромность, о которой когда-то говорили, что она украшает человека, и о которой стали сейчас забывать. Быть скромным не современно. Но любимые герои писателя живут так, чтобы никого не обременять, чтобы «прокладывая себе жизненный путь, никого не расталкивать локтями». Конечно, их жизнь трудна, поэтому и не выдержало сердце у учительницы в рассказе «Деньги», она и умереть умудрилась тихо, дети закрыли дверь в спальню, «чтобы маму не беспокоить».

Когда увольняли из школы героиню рассказа «Вера», она никого не потревожила, думается, тоже не желая «кого-то обременять».

Только одного из своих многочисленных учеников просил о помощи старый, совершенно слепой Антон Карлович, брошенный собственными детьми и без остатка отдающий талант своим подопечным.

Отсутствие притязаний на свою исключительность, претензий к миру – эти черты подвижничества, свойственные святым, мы видим в образах учителей, которым автор посвящает свои произведения.

Мы их видим — они же относятся к себе, к своей деятельности очень просто. Еще В.Г. Распутин в любимой всеми повести «Уроки французского» написал слова о том, что учитель не должен забывать, что он может научить тому немногому, что умеет сам.

 

Так и костюнинские герои воспринимают всё, что они делают, очень просто, они, в отличие от многих, имеющих власть над маленькими людьми, не считают себя всемогущими. По-видимому, автор особенно высоко ценит это человеческое качество, потому что почти одинаковые фразы мы находим в разных его рассказах: «Подбадривала меня, чем могла», «Она, как могла, учила их добру и любви…». Кажется, совсем немного – «чем могла», «как могла». Но, наполненное любовью, это немногое делает главное — учит «азбуке любви», главной науке жизни.

Образы учителей встречаются у А. Костюнина и в других рассказах. И если создать собирательный образ и дать ему название, то лучше всего подойдет для этого слово, ставшее заглавием одного из последних рассказов «Поводырь». «Поводырь – тот, кто помогает кому-то, водит кого-то» — читаем мы в толковом словаре. Слепой учитель «служил… поводырем в мире музыки» маленькому мальчику, попавшему в интернат, где «всё незнакомое, одинокое, чуждое…». Ребенок вырос и уже сам стал водить домой по темным страшным улицам своего наставника, стал его глазами: «Да, свою жизнь, полностью, без оглядки посвятил любимому учителю». Но молодым надо идти дальше, оторваться от руки поводыря – это суровый закон жизни. А закон человечности заставляет нас так же, как героя рассказа, «слезами задохнуться», когда мы видим беспомощную сутулую фигуру своего стареющего учителя.

 

Есть еще один момент, который объединяет эти рассказы, — это чувство вины. Иногда оно звучит в голосе самого автора, иногда в словах его героев-рассказчиков. Почему возникает такое ощущение, ведь не от них зависела своевременная выдача зарплаты, не они выгоняли из школы православную учительницу, не они оставили беспомощного музыканта в доме для престарелых. «Речь не о том, но, все же, все же…». В конце рассказа «Вера» автор приводит знаменитую цитату Мартина Нимоэллера о том, кто «не возмущался, когда схватили коммунистов, евреев, католиков, потому не имел к ним отношения, когда пришли за ним, «возмущаться было уже некому».

 

Мы все помним некрасовские строки, обращенные к учителю в широком смысле этого слова:

«Сейте разумное, доброе, вечное».

И гораздо реже вспоминаем евангельскую притчу о семени, которое, увы, не всегда прорастает, не всегда, взойдя, выживает.

Только «иное упало на добрую землю и принесло плод» — так сказано в Евангелии от Матфея. Возможно, и напоминает А. Костюнин нам о том, что учителя призваны, как скромные, незаметные пахари, возделывать почву, чтобы потом на ней проросло и выжило семя добра.

А зеленым росточком должно стать чувство вины, личной ответственности за то, что, забирая всё, мы все когда-то недодали той, «какой-то…совсем не яркой…учительнице», которая, возможно, была в нашей жизни. А может быть, как Магомед Агаев — герой-рассказчик из «Поводыря» — просто не успели, опоздали.

Рассказы А. Костюнина пробуждают в душе самое сокровенное, зовут к покаянию. И мы благодарны автору, что он не дает «светлым людям прекратиться, уйти в небытие, не дает нашим душам погрузиться в черствость равнодушия.

 

*

 

3 место: 203 Гимазова Гульгена Ильдаровна, Республика Татарстан, «14 – 18», «Потерянные часы» (Гимазова Флера Гилмразиевна);

 

*

 

 

Потерянные часы

(по рассказу «Рукавичка»)

 

 

Читая произведения, мы часто не замечаем, как быстро проходит время. Мы живем переживаниями героя, его состояние переходит в наше душевное состояние. Прочитав рассказ, я часто задаю себе вопрос: «И почему автор так написал?» Настоящий писатель никогда не жалеет своего героя, он не станет его защищать. Ведь на ошибках его героев учатся другие.

Недавно в нашем классе был такой случай. Нашему классному руководителю подарили красивые часы за успехи в преподавании. Мы были рады за учителя, так как ценили и любили ее. Но спустя несколько уроков учительница зашла в класс без настроения. Она сообщила нам, что потеряла те самые часы. Она была очень расстроена. Мы не знали, как ей помочь, всячески утешали ее, обещали найти, но поиски были бесполезны. На уроке русской литературы учительница задала на дом прочитать рассказ «Рукавичка». На следующем уроке мы долго обсуждали этот рассказ, все говорили, что это произведение им очень понравилось.

Прошло два дня. Заходит утром классный руководитель, улыбается. Она показывает часы и говорит:

– Спасибо, ребята!

Она посмотрела на нас и заплакала. Мы долго спрашивали, где она нашла свои часы, но она так и не сказала нам. Я только догадывалась, что тот, кто взял ее часы, вернул их сразу после того, как узнал историю с Юркой.

Вот так повлиял этот рассказ на судьбу одного ребенка. И хорошо, что учительница не поступила как Алла Ивановна.

 

*

Старше 18 лет

 

 

1 место: 129 «Шушарина Виктория Викторовна, Краснодарский край, «Старше 18», «О конкурсах и о себе»;

 

*

 

 

О конкурсах и о себе

Эссе

 

Я учитель. Русского языка и литературы. Звучит, по-моему, как приговор. Нет, скорее, как диагноз, причём симптомы «болезни» прочитываются довольно легко: с трудом переношу снобизм и не терплю хамства и жесткости, самозабвенно люблю читать и с завидным упорством убеждаю ребят, что русская литература смогла дать ответы на те вопросы, которые рано или поздно приходят в голову всякому человеку. Надо только взять в руки книгу.

Пару лет назад завуч вручила мне пачку бумаг – распоряжений, которыми нас щедро снабжают вышестоящие чиновники от педагогики. День МЧС? Конкурс сочинений! ГИБДД проводит акцию? А напишем и им что-нибудь! Творческий юбилей? Это святое! Даже мой неистощимый генератор творческих идей стал пробуксовывать. Твердо решив не поддаваться изобретателям (по-видимому, заказ на проведение конкурса – это самый важный показатель работы чиновника), я рассортировала бумаги, отложив в ненужные и конкурс «Купель». Имя Костюнина мне ни о чём не говорило, ссылки были только на сайты, и я, представив себе необходимость разыскивать хоть что-нибудь, принадлежащее перу этого неизвестного, махнула рукой.

Как я ошиблась, стало понятно только через год, когда, обзаведясь Интернетом, увидела знакомое название и заглянула на авторский сайт. Первый же рассказ «Рукавичка» совершенно ошеломил меня. Сжавшись в комок, я сидела перед экраном компьютера и боялась дышать. Мне казалось, шевельнись я, вздохни неосторожно, – и уйдет та боль, которая и есть свидетельство живой души.

Создатели и продавцы современной «легкой» литературы уже давно поняли: болью массового читателя не заманить! Занозы в душе, с которыми ходишь и день, и два, и неделю, — это некий нравственный мазохизм, явно противоречащий американской науке нравиться всем, не «грузиться» чужими проблемами и улыбаться! Нет читателя – нет дохода – нет смысла. Ну да Бог с ними, я не об этом.

А потом была костюнинская учительница из «Земного притяжения», помогающая постичь самую важную науку — азбуку любви. Терпеливо идущая по дороге, выбранной однажды. Хранящая верность делу, несмотря ни на что. И я подумала тогда: вот для кого этот «учительский» год! Не столько для активистов, владеющих технологиями (вот оно, новое божество, поклонение которому есть признак достойных!), не столько для избранных, работающих с избранными. Для тихих тружеников, приходящих на работу «во имя» и «вопреки». Не считающих умение быть менеджером или, прости, Господи, промоутером главным качеством педагога. Проверяющих тетради старым дедовским способом – красной пастой и находящих модное ныне тестирование лишь крайним средством контроля. Считающих победой восемь ошибок при прежних шестнадцати (а ведь всё равно два, результативностью при аттестации не похвастаешь!).

Вдохновлённая этими мыслями, я решилась принять участие в конкурсе эссе об учителе новой школы, хотя слово «новой» меня несколько смущало. О чём я сразу и заявила: дескать, не выплесните младенца вместе с водой! Много ещё нашлось что сказать о болях и радостях моей профессии. Перечитав, я вдруг поняла, что эссе моё скорее предостережение, предупреждение идущим в профессию – вооружитесь любовью, запаситесь верой, наберитесь терпения, не ждите оваций и скорых результатов. Душу не взвесишь – только жизнь покажет, не напрасен ли ваш труд.

Конечно, я не победила. Но писала я не столько ради победы, сколько ради возможности услышать голоса соратников. Жаль, работ прочесть не удалось… Долго не оставляло меня ощущение, что невесёлые размышления мои были явным диссонансом вдохновенным гимнам учительству. Так и носила я в душе чувство неловкости за такой непафосный взгляд на профессию, согреваемая мыслями о той самой скромной учительнице. И мне отчаянно хотелось верить, что она бы меня услышала и поняла. И погладила бы меня по голове, и ласково кивнула, мол, иди, девочка, иди… «Праздничный» год завершён, а дорога-то долгая!

А этой зимой в Костроме, придя в Храм к Феодоровской иконе Божьей Матери, я увидела у мощей святого преподобного Серафима Саровского табличку с неброской надписью – наставлением трудящемуся иеромонаху – и снова не смогла дышать: «Сей, отче Тимоне, сей, всюду сей данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей и на камени при пути, сей и в тернии, всё где-нибудь да прозябнет и плод принесёт, хотя и не скоро». Улыбаясь сквозь слёзы, я всё-всё поняла! Дорога, даст Бог, долгая. Я иду.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 004 Наталья Валентиновна Бычкова, Республика Карелия, «Старше 18», Мастеру «весёлого» рассказа;

 

*

 

Мастеру «весёлого» рассказа

Мы остаёмся вместе

Ну вот, наконец, мы и вместе – я и моя книга. То есть книга-то не моя, а Александра Костюнина. Но она МОЯ.

Бесценный дар писателя – дорогой подарок автора одному из первых читателей, преподнесённый в начале 2010 года. Книга действительно дорогая – шикарно, со вкусом оформленная, настоящее подарочное издание (типография имени Анохина): прекрасные рисунки художницы Е.Крушельницкой, великолепная бумага, безупречная полиграфия, качественная обложка, переплёт – роскошное издание! Зо-ло-тая книга! И она действительно дорога мне. Тираж – всего 300 экземпляров. Раритет. И я – одна из трёхсот избранных читателей, кому достался экземпляр этого издания.

«Ковчег души» — приют души моей. Потрёпанной, местами продырявленной, обветшавшей и заплатанной, но ещё способной плакать, значит – живой.

Я так часто предавала свою душу, что она скукожилась, и порой мне кажется, её уже не осталось у меня, а только пустая телесная оболочка ещё волочится по земле, без всякой радости и смысла. Так духовная смерть наступает прежде физической.

От рождения каждому из нас даётся божественный свет. Если мы подличаем, изворачиваемся, приспосабливаемся, лжём, выкручиваемся, предаём – свой талант, самих себя, своих друзей, родных, любимых – мы убиваем свою душу, и свет гаснет.

 

«Знаю, что есть где-то Свет, и парят там птицы с большими крыльями. Живут они попарно в любви и согласии… Я никогда прежде не видел этих птиц, но верю: они существуют».

Александр Костюнин,

«Полёт летучей мыши»

 

Как бы ни корчилась, ни извивалась, ни щерилась чернозубым ртом, ни рядилась Ложь в белые краденые одежды Правды, голая Правда всегда будет стоять перед твоим внутренним взором

 

«Глаза его словно повернулись внутрь. И увидел он пустоту».

Александр Костюнин,

«Афганская ёлка»

 

и прямо смотреть на тебя своими честными глазами. И никуда ты не спрячешься от этого всевидящего ока. Они, твои  п р е д а н н ы е,  любящие тебя, даже умершие, всё видят и слышат. Они – твои судьи. Они прощают тебя, но ты понимаешь – нет тебе прощения. Ты сам себе судья.

А в утешение – мудрые и тихие слова: «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся…». Да куда уж мне. Хотя маленький лучик света всё же пробивается в темноте, в которую я сама себя погрузила.

Одна из моих ежедневных, помимо «правильных», канонических, молитв – «Господи, благодарю Тебя за каждый день моей прожитой жизни и особенно за сегодняшний день… Помоги мне, укрепи меня духовно и физически. Удержи от падения в пропасть неверия и уныния. Будь всегда мне лучом света и надежды…».

 

Знаю, что Александр Викторович ждёт отклика на эту книгу. Я очень медленно её читала. Наверное, даже подсознательно замедляла чтение. И всё никак не оформляла «нелинейные мысли в линейные строчки»*.

 

«…Пишу уже почти два месяца, большую часть времени устно, боялась, что не смогу передать на бумаге то, что прочувствовала».

Алёна Попова,

Республика Хакасия

 

А ведь мне проще, чем участникам литературного конкурса по произведениям А.Костюнина. Не надо подводить к глобальным и правильным выводам. Что хочу, что думаю, то и пишу. «Всё подряд. Как клюкву на болоте собираем: и красную, и с белым бочком»**.

 

 

***

De silence***

Объяли меня воды до души моей.

Кэндзабуро Оэ

 

В благодарность просто за профессионально-вежливое (пусть даже и равнодушно-любезное) исполнение своих обязанностей мы оставляем официанту чаевые. И никто не удивляется. Потому что так принято. Почему же вызывает недоумение, за что я много раз на дню говорю «спасибо» или комплимент тем, кто просто делает свою работу? Так же, как и я. Спасибо, спасибо. За добросовестное исполнение своих служебных обязанностей.

Спасибо Александру Костюнину за честное, непредательское (по отношению к своему таланту) исполнение человеческого, писательского и гражданского долга.

 

«Колыбель стала ему мала».

Александр Костюнин,

«Таинство»

 

Он пишет взахлёб, когда его наполнит, и переполнит, и невозможно удержать это в берегах его души, и прорвёт проливным дождём чувств и слов. Он пишет так, словно свыше, откуда-то сверху (из космоса что ли?) открывается какая-то дверь, окно, форточка, и врывается ветер, и дождь, и смятение, которое переполняет, опрокидывает и пронзает душу. Эта волна накрывает тебя с головой, с неимоверной силой втягивает в воронку. Когда оказываешься в центре водоворота, нельзя паниковать, барахтаться и сопротивляться. Надо успокоиться и замереть. И тебя вытолкнет наружу. И спасёшься. Так и с произведениями Костюнина. Сначала захлёстывает волна эмоций, собственных воспоминаний, переживаний, потрясений, чувств. Потом – замираешь, уходишь в себя, отстраняешься и – спустя время – возвращаешься. Но уже другой. Омытый водами души. Спасибо ему за это.

 

***

 

Как много хочется сказать. О каждом рассказе, повести, эссе. В каждом произведении А.Костюнина есть и часть меня, и светлая, и тёмная сторона моей души, и часть личности автора. Порой личность автора и рассказчика, от имени которого ведётся повествование, и часть меня сливаются настолько, что трудно разделить (наверное, это и есть правда жизни?).

Я помню ребят с «тринаги» — это ребята моего двора, хотя я выросла в других трущобах. Моё раннее детство прошло в бараке на Голиковке, школьная юность – в брежневских хрущобах на Ключевой, студенческая жизнь – в питерских общагах и коммуналках, молодость – опять в деревяшке на Голиковке. И всё это – лучшее время моей жизни!

Читая повествование в рассказах «Двор на тринадцатом», я вспоминаю деревянные домишки, сарайки и палисадники, и даже запахи и звуки. Всё воспроизведено Костюниным так точно, детально:

 

«Идёшь мимо – ноздри щекочет влажный запах свежепиленых осиновых и березовых дров».

 

Берёзу-то редко привозили, всё больше осину, а от неё нет того жару, как от берёзы. Родители дрова пилят, а мы, девчонки, спиленными калабашками играем, как воображение подскажет: это диван, это – пианино (пианино в детсаду было, а телевизора тогда у нас дома ещё не было).

Помню, как в детстве ходила встречать маму с работы (она работала медсестрой в инфекционке), как «остро и терпко» пахла «липкая, мясистая листва тополей»…

 

***

 

Родничок моих художественных и литературных способностей ушёл со временем под землю. Теперь он лишь время от времени выходит, по необходимости, на поверхность тоненьким ручейком и – опять в землю.

На службе я делаю тексты. Тексты — это такие бескрылые существа, у которых где-то далеко в подсознании сохранилось смутное воспоминание о прошлой жизни, о том, что и они прежде были прекрасными птицами с большими сильными крыльями. Теперь эти безголовые, обречённые курицы слепо мечутся в пределах озаборенного пространства. Пространства, ограниченного ведомственными инструкциями, чинопочитанием и страхом, «как бы чего не вышло», а также негласным уставом «не выпендриваться»; «больно умных» у нас не любят. Курицы с отрезанными головами кудахтать не могут. Сиди и не чирикай.

 

***

Как много хочется сказать.

И много можно говорить.

Но как мне хочется молчать!

И слушать. И благодарить.

«Попытался ей помочь…

- Свет, всё будет хорошо, — я погладил её по плечу…

Началось в четверг. В пятницу больше. Такая тоска взяла…

Пронзительная пауза повисла между нами…

- Я думала, не увижу тебя больше… Родной…

Незнакомое прежде, тектонически сильное чувство переполнило меня.

Я не знал ему названия.

Но оно владело мной безраздельно».

Александр Костюнин,

«Офицер запаса»

 

Ты не женщина – ты воин. Ты самурай. Кредо, вбитое в меня с детства моими родителями, воспитанием и убеждениями. Мой муж – «афганец», а я – «запасной». Так получилось: «Если Родина скажет…». «Родина слышит, Родина знает»? И вот он, когда-то молодой, одарённый поэтическими, артистическими, музыкальными способностями, красивый парень, теперь – инвалид. И я – тонкая девочка, художественная натура, питерская журналисточка, писательница, художница… И вот я – старая развалина, толстая жаба на дне земляной ямы. (Жабой меня называет любимая младшая сестра).

 

«- Вы кем больной доводитесь?

- Муж…

- Ну вот и славно. Госпитализируем в стационар. Ей самой будет полезней. Да и вам, думаю. Вы мужчина ещё молодой… Давайте грузить».

Александр Костюнин,

«Офицер запаса»

 

…8 марта Лена умерла. В 40 лет, от болезни Альц-Геймера. До последней минуты муж не отказывался от неё, не покидал её и делал всё возможное. И невозможное. Уже была договорённость о её лечении в Индии, в одном из монастырей, где и его спасли в своё время… Она умерла тихо, во сне.

 

***

 

Наверное, нет ни одного рассказа Александра Костюнина, который не был бы созвучен моей памяти, памяти моего сердца и моей души. Открывай «В купели белой ночи» или «Ковчег души» — найдёшь своё, родное, созвучное: «Нытик», «Младший брат», «Орфей и Прима», «Математическое ожидание». Самые потрясающие (хотя каждый из его рассказов – это потрясение, землетрясение души) – «Рукавичка», «Совёнок», «Таинство».

 

«Мне никогда не стать многотомным писателем».

Александр Костюнин,

«Таинство»

 

Да и не надо! Достаточно того, что уже есть. Хотя каждый раз, дойдя до последней страницы, ждёшь чего-то ещё, продолжения.

Читайте «Таинство». Тут ни прибавить, ни отнять, так и есть. Как хлеб пекут, так и пишут, как дышат. Это и есть таинство творчества.

 

«Счастлив тот, кому довелось это испытать. Такая судьба – дар Божий».

Александр Костюнин,

«Таинство»

 

***

 

Особенный, свежий интерес вызвали «Литература факта» — «стенограмма» Международного конгресса писателей русского зарубежья «Русское слово – связующая нить времён», «Десять дней, которые упрочили мир» и итоги международного литературного конкурса «Купель». Живая документалистика, публицистика и открытая (писателем Костюниным) дорога думающим, светлым, талантливым, творческим личностям.

Спасибо!

 

* Из дневника моей подруги, журналистки и поэтессы Ольги Чуркиной, царствие ей небесное и вечный покой. Умерла в 40 лет от лейкемии. Мать троих одарённых детей.

** Из письма Ольги Чуркиной.

*** Молчание (франц.).

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 020 Капсалыкова Карина Рамазановна, Свердловская область, «Старше 18», «Волнами мифа…»;

 

*

 

Волнами мифа…

О произведениях А. В. Костюнина

 

 

Жаль, что я позволил уйти

Этой широкой реке меж моих пальцев,

Не выпив ничего…

Йоргос Сеферис

 

 

Это очень странная книга. Правда. Рассказы её подобны нарядной смальте в элегантной мозаике – разные, разнообразные, разноплановые. Рассказы не подобны смальте – их не надо объединять в целое и большое, как кусочки в панно, поскольку каждый из них смелое и тонкое исследование человеческого характера.

Это, правда, очень странная книга. Герои её совсем, нисколько, не знают друг друга. Им, героям, дела нет до сведений счётов или знакомств. Разделённые волнами текста, названиями рассказов, сюжетными изгибами, они едва ли обнаружат силы для встречи; впрочем, им совсем не нужной.

Правда, это очень странная книга. Никакой вульгарности, никакой жестокости, ничего, в чём знает толк усталый современный читатель. Только робкая прогулка с автором «Купели» по страницам и судьбам, между заповедных берёз, так остро памятных настоящему музыканту («Вальс под гитару»), мимо школы, где разбилась жизнь оправданного грешника Юры Гурова («Рукавичка»), вдоль домов, оставшихся в детстве («Двор на Тринадцатом»).

И осколки судеб, аккуратно собранные А. В. Костюниным, не позволяют читателю быть спокойным и бесстрастным. Потому что эти жизни, стянутые в суровый финал завершающих строк, кажутся знакомыми до невероятности, до боли, до крайней степени удивления. За давностью лет они, может быть, истёрлись, забылись, но ощущение безысходности, бесправия перед временем, безнадежности, никуда не делось. Сам же писатель признаётся: «Но заглушать эту боль я почему-то не хочу». Хотя заглушить может легко, изменив печальный финал, создав другую мозаику, позволив реке жизни выйти к другим, счастливым, берегам.

С течением этой реки и времени живые герои обращаются в статуи, мифы, они превращаются, словами критических статей, в легенды. Тогда, по Сеферису, «искать жизни, которая за статуями» приходится читателю. Он примеривает на себя ситуации и трагедии, нервы и принципы, i.e., рушит статуи, а время узнаёт о собственном бесправии.

…Конфликт добра и зла, воспетый мировой литературой, у А. В. Костюнина красной нитью связывает все произведения. Это отнюдь не явное противоборство, где роли розданы заранее. Это страшное смешение всего и всегда – трагедия, здесь даже сам рассказчик может на равных «искать жизнь» с остальными героями. И он может быть виновен, восхищён, растерян, но – никогда – равнодушен.

Нет ни отрицательных героев, ни положительных, ни победителей, ни проигравших. Никаких выводов, никаких наставлений – ведь всё это, в сущности, дело читателя.

Произведения А. В. Костюнина суть исповедь человека эпохи, бесстрашно входящего в хрупкую лодку, плывущую сквозь волны мифа к неведомым, далёким берегам.

 

*

 

 

 

 

 

3 место: 099 Высоцкая Елена Леонтьевна, Чувашская Республика, «Старше 18», «Кошелек»;

 

*

 

Кошелёк

 

По прочитанному произведению «Рукавичка»

 

 

Пора моей начальной школы всплывает разными воспоминаниями в моей голове. Иногда я вспоминаю, какие мы были маленькие и беззащитные, только, только вступающие в самостоятельную жизнь, дарующую и радости, трудности и испытания.

Мы были очень разными, собранными в один коллектив. Каждый из нас был уникальным и привносил в общую жизнь оттенок, словно пряность при приготовлении изысканного блюда. Кто-то был тихим и послушным, а кто-то озорным, иногда живым, а порой и хулиганистым. Но все мы, несомненно находились по властью нашей учительницы. Кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени.

Власть – это точное определение, которое описывает сложившиеся между ней и нами отношения. Случаи неисполнения установленных ею «законов» сопровождалось неким террором. А именно банальным криком, который был слышен с первого по третий этаж и психологическим прессингом, который распространялся в том числе и на собственную дочь. Ей тоже не очень повезло с распределением по классам.

В нашей нелегкой борьбе за знания и самоутверждение произошел странный случай.

Однажды, в обычный день дети как всегда играли в классе на перемене. Прозвенел звонок, и шумная компания разместилась по своим местам, ожидая учителя. Немного задержавшись, учительница заняла свое место. Мы как обычно притихли. Но спустя несколько минут учительница объявила о пропаже своего кошелька со стола учителя во время перемены. И тишина в классе стала просто невыносимой. Каждый и нас будто затаился от неприятности инцидента. Все молчали. Первой заговорила учительница. Она сказала, что брать чужое не хорошо и просила признаться, того кто взял кошелек. На что тишина класса не была нарушена ни одним из тридцати двух учеников. Было удивительно наблюдать, как каждый из нас смело смотрел вперед, не пряча глаз.

К концу урока не добившись признания в свершение страшного преступления, учительница произнесла фразу, которая до сих пор вызывает у меня дрожь: «Пусть у того, кто взял кошелек, умрет кто-нибудь из близких». После звонка все поднялись со своих мест и с тяжелым сердцем от случившегося, разошлись по домам.

Вор не был выявлен. Но то, что произошло через несколько дней, нас шокировало еще больше. К нам пришла учительница из параллельного класса, раздала задание и объявила, что нашей учительницы не будет, потому что у неё умерла мама.

Спустя месяц произошло, событие, которое совершенно не укладывалось в детском сознании. У нашей учительницы погиб муж и ребенок.

Про кошелек больше никто не вспоминал. До сих пор мы не знаем, что же произошло в тот злополучный день, но в душах ребят закралось странное ощущение некой связи между всеми событиями. Вслух никто не обсуждал это, но напряженность сохранялась долгое время.

 

И только способность детской памяти и психи, позволило отодвинуть эти тяжелые, непонятны нам воспоминания в глубину нашего сознания.

Даже спустя уже много лет, именно эта история, а не библейская истина всплывает в моей памяти как некий урок, каждый раз, когда я слышу какие-то обвинения.

 

*

 

 

 

 

 

3 место: 257 Аббазова Фания Федаиловна, Республика Татарстан, «Старше 18», «Новое лекарство для лечения наших душ»;

 

*

 

Новое лекарство для лечения наших душ

 

 

Душа каждого человека — зародыш прекрасного цветка, но расцветет ли она, зависит от духовности воспитания и образования, полученного человеком в семье и в школе.

Отказ от прошлой идеологической направленности в системе образования, ее ценностей, привел к тому, что воспитание как целенаправленная деятельность школы отошла на второй план. Пропаганда насилия, жестокости с экранов телевизоров, со страниц модных журналов и газет, со страниц Интернета растлевает души нашей молодежи, заполняя их безнравственностью.

В руках учителя литературы есть мощное средство для формирования духовно – нравственных качеств молодежи – художественная литература.

Но за окном 21 век, и изменились идеалы, на которые равняется молодежь. Страшно признавать, но им не нужны и малоинтересны такие герои, как Андрей Болконский и Пьер Безухов. Изменилось и качество литературы, хотя это слово не всегда подходит к тому, что сейчас продается в книжных магазинах. Да и школьные программы не устраивают сегодняшних учеников.

Где-то в начале учебного года, когда я объявила тему урока по творчеству И.С.Тургенева, один семиклассник пробурчал: «И в 5, и в 6, и в 7 Тургенев. А какого-нибудь живого писателя мы будем изучать в этом году?» Отвечаю: «По программе только в 11классе» (Татарстан, татарская школа). Но уже в первый день третьей четверти я, нарушая программу, с волнением и радостью объявила: «Сегодня я вас познакомлю с произведением живого писателя, с которым познакомилась в Интернете!»

Давно не испытывала такого удовольствия от своей работы! Подготовила презентацию о А.Костюнине, принесла карту, чтобы найти там Карелию. А текст «Рукавички» распечатала по частям и провела урок чтения с остановками (учителям знакома эта форма работы). С какой-то завистью я наблюдала за реакцией своих учеников. Их же интересовало мое мнение об Александре Костюнине, об Алле Ивановне и Юрке Гурове.

А мое мнение о человеке и писателе Костюнине сложилось сразу после знакомства с посвящением к рассказу «Поводырь»: «Мам, в первую очередь тебе» Уж очень подкупило это «мам», а затем увело и окунуло в «Купели белой ночи». В одном из преданий мусульманского пророка Мухаммеда говорится: «Ключи от рая находятся под ногами матери» Это означает, что тот, кто почитает мать, попадет в рай. Уверена, Александр Костюнин из таких.

Что же до Аллы Ивановны, то и в моей жизни был учитель, который повлиял на меня. К счастью, не так, как на Гурова, но все же…

Как сейчас помню тот урок рисования в 3 классе. За вазу, которую я нарисовала дома, учитель ставит мне «4», а соседке по парте, которая забыла нарисовать и показала учителю мою же вазу (ее фамилия была в конце списка), поставил «5».Тогда я была уверена, что он завысил ей оценку только потому, что ее отец был директором школы. Именно тогда я решила, что стану учителем и не будет никому никакой поблажки…

О многом заставил задуматься «живой писатель Костюнин». Много изменить в программе не удалось, но лазейка нашлась, и «Орфей и Прима» расположились вместе с «Песнью о собаке» С. Есенина, «Поводырь» — с «Телеграммой» К. Паустовского, а «Афганская елка» — самостоятельно.

Произведения Александра Костюнина – это новое лекарство (отечественного происхождения!), и я, как врачеватель детских душ, просто была обязана прописать его для своих детей!

 

P.S.Думаю, что оно будет эффективно и для лечения всего нашего душевно-больного общества.

 

*

Поэзия

До 14 лет

 

1 место: 098  Барашков Артем Юрьевич, Пензенская область, «До 14», «Сердце мне шепчет» (Дебердеева Венера Харисовна);

 

*

 

Сердце мне шепчет

После прочтения рассказа «Рукавичка»

 

 

Сердце мне шепчет: «Будь добрее.

Лучшие чувства умей сохранить.

Черствость и злоба тают быстрее,

Если плохое сумеешь простить».

Сердце мне шепчет: «Зачем тебе злоба?

Я становлюсь льдинкой от зла…

Будь терпеливей ко всем, чтобы в холод

Теплом душа поделиться могла».

 

*

 

14 – 18 лет

 

1 место: 038 Алексеева Жанна Олеговна, Челябинская область, «14 – 18», «Всё в этом мире связано со мною» (Яковлева Вера Николаевна);

 

*

Всё в этом мире связано со мною

 

Всё в этом мире связано со мною,

Хотя порой той связи не хочу.

Судьба ведёт дорогою земною…

Душе болеть за всё — не по плечу.

 

Пацан, отверженный за рукавичку,

Которую он, может, и не брал…

Мне боль его совсем не безразлична.

Я — им или он мною стал?

 

Щенок, забытый кем-то возле дома.

Напрасно я хозяина ищу…

Тоска во взгляде… это так знакомо.

Со мной теперь малыш — не отпущу!

 

И даже в лике (содрогаюсь!) Божьем

Себя я вижу, а верней – отца.

Все говорят, я на него похожа -

Как не узнать родного мне лица!

 

Мне стоило прожить семнадцать лет,

Чтобы понять совсем, совсем простое:

На этой маленькой планете нет,

Нет ничего, что не было бы мною.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 014 Печенкина Дарья Дмитриевна, Кировская область, «14 – 18», «Это ли есть милосердие?»;

 

*

 

 

Это ли есть милосердие?

 

(По мотивам произведения А.Костюнина

«Орфей и Прима»)

 

«Не понимаю, что ты волнуешься?»-

Говорила она с улыбкою,

Когда из бутылки вылила

Воду с живою рыбкою.

 

Та на песке «прыгала».

Больно он жжет ее хвостик,

Дышать почти уже нечем, и

Это в другой мир мостик.

 

«Не понимаю, что ты волнуешься?

Погляди, она словно летает!»

«Как же ты этим любуешься?

Ведь она сейчас умирает!»

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место: 028 Фадеева Екатерина Дмитриевна, Краснодарский край, «14 – 18», «Cовременникам» (Быстрова Татьяна Ивановна);

 

*

 

 

Cовременникам

 

По рассказу А.Костюнина

«Математическое ожидание»

 

Скажите, разве вам не скучно

Смириться и влачить свой век,

Вам, что отстали малодушно

От тех, чье имя – Человек?

Стихи и проза – только в числах,

Правленье – бизнес-языком,

На ваших чувствах, ваших мыслях

Висит табличка с номерком.

Настанет день, и вы поймете,

Вглядевшись в мертвый полумрак,

Что ваше время на излете,

А жизнь построена не так.

Отвергнув черствость поколенья,

(Ведь многим даже невдомек!)

В груди, у самого сплетенья,

Почувствуете огонёк.

И жизнь свою начав сначала,

Пустив в картонных жилах кровь,

Вы вместо серого металла

Оденете сердца в любовь.

 

*

 

Старше 18 лет

1 место: 039 Медведева Анна Александровна, Омская область, «Старше 18», «Признание»;

 

*

Признание

 

Я вас полюбил как Ахматову,

Я вас полюбил как Есенина,

Гонимый высотами знания

К искусству первостепенному.

 

За кровлей стучат барабанщики -

Слезы радости звезд поднебесия.

В нивах цветут одуванчики,

Полоща на ветру соцветия.

 

Больно, томно душе моей

В этой низкой, маленькой комнате.

Полно, сердце, уймись скорей,

Распахнув настежь стекла оконные.

 

В спящих мыслях образы мнимые,

Дальше вверх, по крутой ветхой лестнице,

Погружаясь в картины бытийные,

Обрамленных петлей гнилой виселицы.

 

И влекут в любовь истомленную

Песни во славу Всевышнему.

Все проходит: и ночь эту темную,

Обернут в зарю золотистую.

 

Разольются дали манящие,

Раздвигая грани разумного,

Погружаясь в страниц шелестящие,

Неземные миры Костюнина.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место: 090 Суворова Ольга Александровна, Калужская область, «Старше 18», «О Страшном Суде» (Прокопов Валерий Витальевич);

 

*

О Страшном Суде

 

Размышления по прочтении рассказа

А.Костюнина «Рукавичка»

 

Минуты бегут, исчезают,

Как будто круги на воде…

И в Церкви уже отмечают

Неделю о Страшном Суде.

 

Вот-вот и закончится время,

И вечность заступит в права.

И тот, кто любви не приемлет,

Сгорит, как сухая трава.

 

Качнутся Вселенной устои

И звёздам уже не светить.

Воссядет Господь на престоле,

Чтоб нас по делам разделить.

 

И всяк головою поникнет,

Как колос пшеничный пожат.

Раскроются совести книги

И тайны свои обнажат.

 

И для простецов, и учёных,

Вдруг станет понятно для всех,

Что нету грехов непрощённых,

Но есть нераскаянный грех;

 

И судим друг друга мы строже,

Чем сами себя иногда,

Но есть милосердие Божье,

Что выше любого суда.

 

И горе тому, кто не примет

Голгофскую жертву Христа,

Иуды-предателя имя

Присвоят ему неспроста.

 

Страданья Любви воплощённой

Почувствуем мы на суде.

Не будет упрёка прощённым

Уже никогда и нигде.

 

Закончатся наши мытарства.

Божественным внемлем словам:

«Придите, наследуйте Царство,

Оно уготовано вам!»

 

*

3 место: 007 Селезнева Татьяна «То сладкой патокой, а то слезами»;

 

*

То сладкой патокой, а то слезами

 

То сладкой патокой, а то слезами,

От грешной суеты во мгле,

Приходят мысли ниоткуда, сами;

Об истине, добре и зле.

И разум, поводырь незрячий,

Ранимая и чуткая душа

Сознание вдруг делает горячим

И наполняет словом, не спеша.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По итогам конкурса 2010 — 2011

Слово – писателю Александру Костюнину

И принесёт плод

 

 

Сей, отче Тимоне, сей, всюду сей данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей и на камени при пути, сей и в тернии, всё где-нибудь да прозябнет и плод принесёт, хотя и не скоро.

Наставление трудящемуся иеромонаху

 

 

Дорогие друзья!

 

 

Наставление это произвело на меня впечатление завораживающее, как когда-то на учителя русского языка и литературы – автора конкурсной работы Викторию Викторовну Шушарину. Я упёрся в строки… точно в Откровение и… тоже не мог дышать…

 

Временами одолевают сомнения: тем ли занимаюсь? не пытаюсь ли сотрясать космос? Может, дауншифтинг предпочтительней?!

Внутреннее озарение что конкурс, наряду с творчеством, – самое для меня важное, мой крест, миссия… стержень мой – регулярно подвергается проверкам на прочность. Несущий столп постоянно норовят раскачать люди далёкие, недалёкие и близкие.

 

Re: от доченьки

 

«Папа, ты наивный человек! Ну, скажи: кому нужны твои рассказы?!»

 

Семья открыто уже не возмущается, вслух не критикует. Тактику изменили: наблюдают за нарастающим потоком работ конкурсантов молча. Только любимая доченька, время от времени, присылает мне по электронке афоризмы, изречения мудрецов, собственные измышления-словеса, которые призваны, по её замыслу, «охладить пыл, вернуть скромность» и побудить-таки отказаться от проведения конкурса… страшно произнести… по собственным произведениям. В тексте я эти SMS-ки отметил чёрным курсивом. Они мирно уживаются с моими думками-размышлениями и светлыми отзывами читателей. Эти разновекторные потоки информации в сознании смешиваются, превращаясь в единый мерцающий космический поток…

 

Re: от доченьки

 

«О своей скромности я могу говорить часами, ни разу не повторившись».

 

В устных беседах, на встречах с читателями я без утайки признавался: хотя желание писать возникло у меня в студенческую пору (и что-то писал), ничего путного из-под пера не выходило. Так случилось, к вере я пришёл в зрелом возрасте, принял крещение. А спустя всего несколько дней после свершения Таинства появились контуры первой настоящей работы «Земное притяжение». Усматриваю между этими разнородными событиями прямую связь. И теперь, когда работаю над очередным рассказом, кто-то сверху… пристально, с надеждой наблюдает: первая учительница Анастасия Ильинична, мама… отец (они давно покинули юдоль земную); Василий Шукшин, Валентин Распутин… Создатель.

 

Re: от доченьки

 

«Путешествуя по стране

И печатаясь ежегодно,

Понял я, что любовь ко мне

Недостаточно всенародна».

Владимир Вишневский

 

Однако сама религия – это и много, и мало.

Мировая история красноречиво свидетельствует: люди и в лоне божьего храма комфортно совершали преступления против человечества.

Граждан Российской Империи, появившихся на свет до 1917 года в православных семьях, а таких было большинство, по традиции крестили. И, по идее, «дух Господень сошед на них». Увы, тельный крестик не помешал им рьяно исполнять приказы, выслуживаться, становиться организаторами репрессий в 30-е годы. Делаться в кровавых лагерях правофланговыми… Про испанскую инквизицию, которая на протяжении столетий заживо сжигала заблудших братьев-сестёр на кострах, лучше промолчать. А чего стоит мальчик-христианин, который в свободное от других занятий время учился пению в хоровой школе в Ламбахе! Это давало ему возможность часто бывать в церкви и буквально опьяняться пышностью обряда, торжественным блеском католических празднеств. Мальчишка настолько увлёкся церковным ритуалом, что на некоторое время должность аббата стала для него идеалом. Когда мальчик вырос, он прославился под именем Адольф Гитлер. Да, что там… В Священной книге одной из Титульных религий мира прямо даётся указание: «O вы, которые уверовали! He берите иудеев и христиан друзьями: они – друзья один другому. A если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них». 56(51); «…Сражайтесь c ними, пока не будет искушения…» 40(39).

Вот тебе раз!

 

Re: от доченьки

 

«О Клим! дела твои велики!

Но кто хвалил тебя?

Родня и две заики».

Денис Фонвизин

 

К сожалению, сама по себе принадлежность к той или иной Мировой религии не даёт гарантии хорошести. Бахвалиться символом избранной веры, кичиться, задираться перед инаковерующими – повода нет. Поскольку не бывает верований хороших и дурных.

Бог един!

Религия, которую человек принял, в душу свою впустил, вера святая… силу даёт. И – запятая. А дальше человек сам решает: на какие дела силушку эту направить.

Сила слова – не меряна!

Слово, силой своей, может всё.

Доброе – созидать-исцелять… И, отхлынув, накатываться обратно любовью…

А проклятье обернётся чёрной карой. Хоть в быту, хоть в политике мировой. Читая конкурсную работу «Кошелек» Елены Леонтьевны Понихидкиной из города Канаш Республики Чувашия, я не мог избавиться от невольной параллели в отношениях с восточным соседом. Правительство Японии задиристыми территориальными выпадами в адрес нашей страны стремилось, видно, хоть как-то разнообразить свою скучную, однообразную, нетряскую жизнь. Природа отложила все дела…

 

Re: от доченьки

 

«Мужчина может спасти государство от гибели, править миром и стяжать бессмертную славу своей мудростью, но в глазах собственной жены он останется безмозглым идиотом».

Торнтон Уайлдер

 

Чувствуя удаль-мощь собственной веры, люди сообща горы могут свернуть, воплотив в реальность идеальные устремления. Мечту человечества!

«Но чем заняться конкретно в обычной, всамделишной жизни?»

Ученица из Тукаевского района Республики Татарстан Айсылу Галимова сочинением «Рукавичка» даёт ответ: «Рассказ и судьба Юрки нас до такой степени взволновали, что мы не могли это просто так оставить, продолжать жить спокойно. Дома рассказали своим родителям, обсуждали содержание. А ведь не один Юрка живет в таких условиях. Вокруг нас дети, которые не имеют одного из родителей, или тоже отцы пьянствует. Но так ведь жить нельзя! Надо что-то делать. Сейчас на улице зима, очень холодно. Мы решили всем классом научиться вязать рукавицы и подарить таким детям. И мы это сделали! Хоть мы еще учимся лишь в 6 классе, смогли приносить радость людям».

Вот тебе и «чем конкретно».

 

Re: от доченьки

 

«А вот знакомьтесь, Сергей. Талант, я вам доложу! Сам, между прочим, пишет песни. И очень неплохие, мне кто-то говорил… А кто мне говорил?.. А он сам мне и говорил!»

«Старые песни о главном-2»

 

Есть авторитетное мнение: новым поколениям россиян, в качестве посоха на жизненном пути, предложить в школе, в период формирования личности, освоить следующие наиважнейшие предметы: физкультуру, ОБЖ, краткий курс Истории Партии и личный проект: у кого, как раньше, «самолётики», «чика», «морской бой», у кого по-новомодному – «покемоны», «покемоны», «покемоны». Есть мнение, что такой объём образования – куда с добром… Много даже.

С одной стороны всё правильно: рабы должны быть физически крепкими и «недалёкими». Но всё протестует внутри!

Нет! Нет…

Нет никакой возможности согласиться с тем, что в школьном ковчеге будущего не припасли места для русской литературы – главного источника основ нравственности.

Да и сегодня педагогам-словесникам непросто.

Нежелание читать постепенно переходит в хроническую библиофобию.

Фания Федаиловна Аббазова из Татарстана нашла выход. Она, в рамках утверждённой программы, нелегально, строго соблюдая конспирацию, знакомит на уроках литературы ребят с теми произведениями, которые считает актуальными сегодня, которые находят отклик в сердцах детей.

 

Завершить конкурс «Купель» несложно, а вот для того, чтобы он продолжался…

О-о-о! Это уж зависит от вас, мои дорогие друзья.

От учителей литературы, которые сделались союзниками. От школьников и студентов, от каждого в отдельности читателя. Каждый принимает решение для себя: какие вопросы впускать в свою душу. Высокий уровень интереса к конкурсу я воспринимаю как знак одобрения, поддержки. Светлана Николаевна Заикина – педагог из Ростовской области – признаётся: «Теперь у меня все ученики стали поэтами и прозаиками, а самое главное, конкурс активизирует учебную деятельность, повышает самооценку, у детей есть возможность для самовыражения».

Конкурс продолжается.

Аргументы дочери пока не перевесили (хотя, безусловно, в них есть своя соль). Думаю, главная причина в следующем: прямого отношения к проекту я не имею (он не мне! посвящён). Тема – актуальные вопросы современности и, в первую очередь, вопросы нравственности. Нужно делать то, что умеешь лучше всего. То, что приносит людям свет, радость, пользу. Помочь овладеть искусством слова, как когда-то помогали тебе, – тоже дело. Достойное, насущное дело.

Год две тысячи одиннадцатый объявлен в России годом Космонавтики. А разве формирование Человека – не есть цель космическая? Это ли не вселенская задача?!

 

«Запоминается только последняя фраза!». Ну, что ж…

Тогда самые главные слова и для учителя, и для писателя: «Сей, отче Тимоне, сей, всюду сей данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей и на камени при пути, сей и в тернии, всё где-нибудь да прозябнет и плод принесёт, хотя и не скоро».

 

*

 

 

 

19 апреля 2011 года

 

 

теперь уже просто писатель

Ваш Александр Костюнин

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работы победителей конкурса «Купель»

(2011 – 2012 год)

 

 

 

Номинация «Поэзия»

«до 14 лет»

1 место – (059) «Собачья душа»

 

(после прочтения рассказа «Нытик»)

 

Ах, как я над рассказом плакала

И смеялась взахлеб, до слез!

Замечательная собака,

Умный, верный и преданный пес!

 

Рассмешит, если грустно и трудно,

Ни за что никогда не предаст,

Не раздумывая ни минуты,

За хозяина жизнь отдаст.

 

В суете бесконечных буден

Все торопимся, все спешим…

Жаль, не все обладают люди

Добротой собачьей души!

 

Пусть меняются день за днем,

Все рассказом я тем живу.

И если собаку мы заведем,

Я Брайтом ее назову!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (230) «Нажимая на кнопки холодные»

 

По рассказу А. Костюнина «Вальс под гитару».

 

Нажимая на кнопки холодные

Одиноко играл баянист.

Бьётся пульс, и глаза беспокойные,

На груди детский крестик повис.

 

Все мечты, ожиданья, надежды,

В этих сильных ребячьих руках,

Взгляд со сцены бросая доверчивый

Выступал молодой музыкант.

 

Сердце детское звукам доверилось,

Вальс маньчжурский окутывал зал,

И душа лишь на счастье надеялась,

Ведь отец с мамой вальс танцевал…

 

И под музыку нежно вальсируя,

Вдруг слились воедино сердца.

«Вот бы папа меня сейчас слышал!»,

Себе мысленно мальчик сказал.

 

В его жизни, конечно, всё сбудется,

Ведь упорным и сильным везёт,

Ясным светом душа пусть наполнится,

И надежда на чудо живёт!

 

Рада я, что гитара желанная

Тебе послана Богом, судьбой,

И частичкою жизни останется

Эта встреча в рассказе с тобой.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (242) «Что же включает понятие «дружба»?»

 

По рассказу «Совёнок»

 

Что же включает понятие «дружба»?

Верность и честность, забота, внимание.

Это частичка тепла, если нужно –

В лютую стужу. Всегда сострадание.

Детская вера в мечту или сказку –

Вместе! Из книжек добытые знания.

Это доверие – вдруг! Без опаски!

Это и родственных душ понимание.

Так дружат дети – легко, без обмана.

Взрослые смотрят же в недоумении.

Многие взрослые… Как это странно,

Что им отказано в этом умении!

Если особенно дружба такая

Между мальчишкою есть и девчонкою,

Люди всерьёз её не принимают,

Машут рукой: всё проходит сторонкою.

Девочка с мальчиком вырастут вскоре

И вдруг откроют в себе с удивлением

Светлые чувства, большие, как море –

Это любви настоящей рождение.

И даже скептики в чудо поверят,

В сердце почувствовав радость волнения, -

Мальчик и девочка тайну доверят:

У этой дружбы в любви продолжение!

 

*

«14 – 18 лет»

 

1 место – (149) «Первый класс» — песня на рассказ «Рукавичка»

 

Запись песни в исполнении автора в формате MP3 и аккорды на сайте:

http://kostjunin.ru/konkurs/2011___2012/poeziya/pervyj_shkol_nyj_klass___pesnya_na_rasskaz__rukavitchka__149_.html

 

Он очень часто вспоминал свой первый школьный класс,

Вернётся он туда ещё не раз.

Он будет вспоминать глаза детей

И ненависть со стороны других людей.

 

Залитый ярким светом, под прицелом сотен глаз,

«Ты вор» — кричали все, не сознавая этих фраз,

А может жизнь моя игра и фарс кого-то свыше

Об этом думал он, но ведь судьбу не перепишешь.

 

Припев:

Проходят дни, идут года,

Но в памяти всё навсегда,

И время мчится в никуда,

Бессмысленна его тропа.

Жестокости учителей и окружающих детей,

Он не забудет никогда.

 

Упрёки, обвинения — позор на всю семью.

И как смотреть в глаза родным и горечь скрыть свою,

Ведь жизнь мальчишки сломана, мечты пропали в миг.

А от сердечка чистого остался только блик.

 

И сдался он, поддержки нет. Все струсили вдруг сразу.

И пошатнулся мир в тот час и помутился разум.

Ведь руку помощи ему никто не протянул.

В глаза к нему никто не заглянул…

 

Припев:

Проходят дни, идут года,

Но в памяти всё навсегда,

И время мчится в никуда,

Бессмысленна его тропа.

Жестокости учителей и окружающих детей,

Он не забудет никогда.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (010) «Всё, как в облаке, затуманено»

 

Всё, как в облаке,

Затуманено.

Тёплым камнем сжимает виски!

Столько нежности

Переплавлено

В оржавевший кусок тоски.

 

Всё покорно

И обездвижено.

Монолитом стоит толпа.

Рукавичку во сне

Вновь вижу я:

К ней моя змеится тропа.

 

Мне в облака…

Путь заказанный!

Мне только лестница в ночь…

Я для зевак – безнаказанный.

Демон,

Бегущий прочь.

 

Прогораю я

Синим пламенем

До самых до алых углей,

Чтобы быть бездыханным каменем…

Чтоб небо

Было теплей.

 

Всё, как в облаке,

Затуманено.

Тёплым камнем сжимает виски…

Может, это и было правильно,

Только, холодно…

От тоски.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (068) «Я не одна»

 

(После прочтения рассказа А.В.Костюнина «Рукавичка»)

 

Я не одна, пока солнце греет душу мою,

Пока лучи его в сердце топят льдинки.

Я не одна, пока небо верит в меня

И прощает былые ошибки.

Я не одна, пока ветер мне песню на ушко поёт,

Пока утешает, любя.

Пока море дышит вместе со мною,

Я знаю: я – не одна.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (145) «Демон»

 

Под впечатлением от чтения рассказа А.Костюнина «Рукавичка»

 

Демон. Что это?

Горящий зверь в аду?!

Ужас ночи в детских снах

Или просто страшилка, миф?..

 

Нет, это – человек,

Изнанка души его.

Все язвы, злоба и гниль,

Других обвинить желанье,

Не думать, праведно ль наказанье.

Это горечь и сердца желчь,

Зависть… – все прегрешения наши.

Вывести чернь души

Дано…

Не каждому.

И помочь в этом можешь

Себе лишь сам,

Веря в любовь, добро, сострадание

Грешного мира нашего.

 

Дерзай, человек!

 

*

 

«старше 18 лет»

 

1 место – (089) «Читая «Земное притяжение»…»

 

«Слово – мощный нематериальный актив!» –

В этом уверен, хребтом чувствую!

Я словозрею, срастаюсь с ним!

Дни не влачу. Прозябая –

БЕЗУМСТВУЮ

 

БЕЗ устали. БЕЗ крика и нервов.

Душою, саднящей чужими ранами,

Возношу к Созидателю, ко Всевышнему

Стоны всех распятий над храмами

 

От веков минувшего до нынешнего!

Созерцать, проглатывать? Насмотрелись уж!

По углам объевшись до отрыжнего…

Сколь безмолвствовать,

к утробе прислушиваясь?

 

Недожёвано малость? – Кресты? Пустяк!..

Переварятся в желудках потомков!

Пообвыклись все. – Сойдёт и так!

…Следы умов в заплечных котомках.

 

Не растерять бы! Оставшееся! БОГОВО!

Слово истины дорогого стоит.

Ищите – обрящете. Выползайте из логова!

Сгорбились? Скудоумием ноете?

 

– В КУПЕЛЬ!

Омовеньем скверну, как грязь,

С души отчаянно отскребаю.

Тихим выдохом к Нему вознесясь,

Восстанет. Истинная. Нагая.

 

Стих – КРЕСТА разновидность тоже.

Не признаёт славословия нежного!

Топора лезвием – прямо по коже!

Обретаешь в мученьях себя, прежнего.

 

И в великом страданье рождаешься заново,

Отрицая.

Но не кляня!

Видишь свет непреложный мучительной Истины,

Свет Божественного огня –

Слова!

 

*

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (108) «Прощальное письмо»

 

(По рассказу А.Костюнина «Рукавичка».)

 

Каждый шаг мой к столу,

как на плаху ступень…

Что же будет со мной?

Что ж мне делать теперь?

И учителя голос-

это мой приговор:

«Ты не знаешь?…я знаю!

Ты украл ее! Вор!»

Восемь лет для меня

обернулись тюрьмой,

Все родные

позор разделили со мной.

Люди! Как вы жестоки!

Простите меня!

Иль вовек не дожить мне

до Прощенного дня?

Все меня унижали.

Все, кто мог и хотел.

Я терпел и молчал.

Я молчал и терпел.

Я изгой! Я не ваш!

На мне выжгли клеймо!

Оно все обо мне

говорило само.

Меня вором клеймили,

и я воровал.

И лишь в пьяном угаре

обо всем забывал…

Но опять вершат люди

Страшный суд надо мной-

Я могилу себе

вырубаю пешней.

Что ж вы сделали

с жизнью несчастной моей?

Ни семьи…

Ни любви…

Ни родных…

Ни друзей…

Все…

Конец…

Затянулась на шее петля …

Кто из вас без греха?

Пожалейте меня…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (163) «Коллеге»

 

(по рассказу «Рукавичка»)

 

Я в шоке! – нет мало…

Я в ярости! – мелко…

Я в бешенстве диком от «педмастерства»!

 

Вы ж первый учитель!

Вы идол, святыня,

Сама безупречность в глазах малыша!

 

Слова Толерантность ,

Гуманность, Участье,

Похоже, коллега, для вас лишь слова.

 

Вы званье «УЧИТЕЛЬ»

Закрасили «ВЛАСТЬЮ»

Совсем позабыв о ребячьих правах.

 

Вы, верно, забыли,

Что тоже в ответе…

Не стоите пары заплаканных глаз!

 

Забыли вы главное!

Что это дети…

Проекция взрослых…Мне стыдно за Вас.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (090) «Совенок»

 

Старенький бант в косичках,

Платье на вырост взято.

Слезы блестят в ресничках: «Мамка не виновата.

Мамка меня ведь любит, просто она устала».

Женщине ж этой в жизни дочка всегда мешала.

Дочку к дверям за плечи: «Зайка, иди, прогуляйся.

Там во дворе качели, смотри лишь не простужайся».

Стынет вечерняя слякоть, гулко скрипят качели,

Только не надо плакать, в лучшее надо верить.

Все у тебя еще будет, встретишь любовь и ласку,

Вместе слагать начнете

С принцем волшебным сказку.

Рухнет крысиное царство,

Станет весь мир хорошим…

Но отчего ж так много

В горле сухих горошин?

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Номинация «Проза»

«до 14 лет»

1 место – (893) «Прозвенел звонок…»

 

Прозвенел звонок… Разгорячённые от бега, мы влетели в класс, на ходу поправляя растрёпанные волосы. Через мгновение учебники и тетрадки заняли положенные им места на школьных партах. Начался урок.

Что ждёт нас сегодня? Произойдёт ли новая встреча? Состоится ли открытие?

Наша учительница, как всегда, дружелюбно поприветствовала нас.

– Сегодня у нас урок-размышление, – сказала она. – Давайте прочитаем рассказ Александра Костюнина «Рукавичка».

Честно говоря, я ничего не знала об этом авторе и его произведениях. В тот зимний день произошло моё первое знакомство с миром одиночества, непонимания, трепетного сострадания и милосердия, который через душевные раны героев передал нам писатель…

Учительница продолжала читать, заметно волнуясь и словно лично присутствуя при разворачивающейся на наших глазах человеческой трагедии. А мы, как завороженные, слушали её. Я невольно обернулась. Мой озорной и, как все его называют, гиперактивный 5А затих, ошеломлённый услышанным.

Чтение закончилось. В классе стояла тишина. А потом, словно придя в себя, мы стали говорить, перебивая друг друга.

После уроков все потянулись к школьному компьютеру, чтобы «скинуть» на флешку произведения поразившего нас Александра Костюнина.

А вечером, поделившись с родителями пережитыми эмоциями, я вместе с ними перечитала «Рукавичку». А потом были «Таинство», «Совёнок», «Нытик», «Жор глубинной щуки», «Баян»…

Рассказы А. Костюнина нельзя читать залпом: слишком много эмоций они вызывают. Главное, после них хочется думать… А ещё – хочется писать… Так появились мои небольшие поэтические миниатюры-ассоциации, вызванные размышлениями о прочитанном.

 

К рассказу «Рукавичка»

 

Снег времени засыпает

Далёкие детские годы.

Холодно…

 

*

 

Осенний ветер в хороводе с листьями

Уносит мои детские мечты.

Взрослею…

 

*

 

Чайкой морской то кричит, то поёт душа.

Кто её слышит?

Отзовитесь.

 

*

 

К рассказу «Жор глубинной щуки»

 

В звенящей синеве озера

Отражаются корабельные сосны -

Придворные дамы щучьего царства.

 

*

 

К рассказу «Таинство»

 

Как многоводен океан.

И каждая капля – судьба

В пространстве жизни.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (782) «К войне нельзя привыкнуть»

 

(по рассказу «Айбак» А.В. Костюнина)

 

У сержанта бывшего с Афгана,

Сына два – курносых мальчугана.

Телевизор день и ночь глядят.

Смотрят без разбору всё подряд.

Увидав разбитый город Грозный,

Старший сын спросил вполне серьёзно:

- Папа, если кончится Чечня,

На какой войне убьют меня?..

Из песни «Уходим»- группы «Каскад».

 

Эпиграфом к своему сочинению я взяла эти строки, в них, казалось бы, таких простых и обыденных, столько суровой и горькой правды, как и в рассказах об Афганской войне Александра Викторовича Костюнина. Раньше я не знала ни о произведениях этого автора, ни о нём самом. Учитель предложила мне попробовать себя в конкурсе и дала прочитать рассказ «Айбак». Прочитала, рассказ меня заинтересовал. В Интернете нашла другие произведения А.В.Костюнина, все они разные, но о чём бы ни рассказывал писатель: об охоте, о северном крае, о родном дворе, о войне- всё интересно.

О войне в Афганистане я знаю лишь по книгам и кинофильмам. Многих наших земляков тоже не обошёл Афган. Тогда ещё совсем юные ребята, только что окончившие школу и строившие планы на будущее, даже представить не могли, что им выпадет служить в далёкой республике Афганистан, а незнакомые названия Баграм, Герат, Мазари-Шариф станут почти родными. Наверное, сейчас, будь они живы, у них были бы дети – мои ровесники или чуть старше. Так же, как и герой рассказа, они вспоминали своих матерей, подруг, и думалось им совсем не о войне, а о доме. Они старались писать бесшабашные письма, чтобы родители даже между строк не могли догадаться, что им тяжело. Солдатам снился родной дом. Каждый считал, что он наверняка вернётся, не позволит убить себя на чужой земле. Но надеждам многих не дано было осуществиться. Возвращалось из Афганистана горе в закрытых гробах…

Война… Это страх, кровь, боль, слёзы, ненависть, горе. Это тоненькая ниточка надежды, которая в любой момент может прерваться. Всё это я увидела в рассказе А.В.Костюнина, за теми ситуациями, которые кажутся заурядными, будничными, как в эпизоде с американскими джинсами, которые купил себе старший лейтенант Федя. Наверное, эти джинсы стали «счастливыми» для него, ведь из боевого вылета он вернулся живым и невредимым, но с дырой в штанине.

Здесь, в Афганистане, смерть порождали: стальной холод горных перевалов, мёртвая тишина кишлаков, соляная гарь, лязг гусениц, рёв вертолётов, а в ночное время сплошная канонада из трассирующих пуль. Наравне с русскими солдатами гибли и мирные жители – ни в чём не повинные люди! Но к, невыразимому словами сожалению, этих смертей никто не замечал. Солдаты исполняли приказ. Они воевали. И как во всякой войне – убивали, опустошали землю, несли горе семьям в чужой стране. Когда я читала о том, как по ошибке был взорван родной дом молодого афганистанца, который, не зная русского, хотел похвастаться, что пролетает над своим кишлаком, в меня входил ужас, горечь от того, как всё это нелепо.

Война в Афганистане, как и любая война, – это трагедия человечества, она не принесла нашей стране ни почестей, ни славы. Не знаю, как люди станут относиться к ней через пятьдесят лет. Только проходит время, и новые события теснят прошлое, каким бы ни было или ни казалось оно значительным для его современников. И через пятьдесят лет такие произведения, как рассказы А.В.Костюнина, скажут о военных событиях больше, чем любой документ, заверенный печатью.

 

*

 

 

 

 

 

3 место – (046) «Поводыри»

 

На заседании пресс – клуба мы познакомились с творчеством писателя А. Костюнина. Наш руководитель прочитал вслух рассказ «Поводырь». В классе стояла тишина.

…Долго не могла я уснуть в эту ночь.

…Каждый год в День учителя мы всем классом поздравляем с праздником пожилую учительницу. Ей уже 90 лет. И так же, как Антонин Карлович, она незрячая (не люблю слово СЛЕПАЯ). Совсем – совсем ничего не видит вот уже 20 лет. Живут в доме втроём: больной муж, старая учительница и дочь – инвалид, которая без посторонней помощи не может даже почесать нос, повернуться на бок. Руками и ногами дочери служат руки матери. Мама служит поводырём своей дочери, прикованной к постели. А дочь – поводырь своей мамы. Впрочем, слепая женщина и не нуждается в «глазах». Она хорошо ориентируется дома, но не рискует выходить на улицу, боится потеряться.

Откуда берутся силы у девяностолетней женщины? Думаю, что силы ей придаёт забота о своей больной дочери. Эти женщины дополняют друг друга в их нелёгкой жизни. Они не хотят даже думать о том времени, когда одна из них уйдёт в мир иной. Одна останется без своего поводыря, без проводника в жизни. Пусть же дольше прослужат эти больные люди друг для друга поводырями.

Станут ли другие поводыри хорошими «глазами», «ногами», «руками»? Хочется надеяться, что будут.

А для себя я решила больше внимания уделять своим близким, находить время навещать их, заботиться, да просто поговорить с ними по душам.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (047) «Рукавичка» А.Костюнина

 

«Рукавичка» А.Костюнина не оставила меня равнодушной к судьбе мальчика, который для всех стал изгоем ещё в детстве. После знакомства с этим рассказом я оглянулась вокруг и с ужасом обнаружила, что и в нашей школе есть мальчик, к которому с презрением относятся не только старшеклассники, но и учащиеся младших классов. А ведь ничего плохого ни для кого мальчик не сделал. Но каждый из нас считает своим долгом ударить рукой, ногой, унизить словом. Малыши даже ухитряются подпрыгнуть и плюнуть ему в лицо (мальчик выше даже своих одноклассников). И никто из взрослых и детей не хочет заступиться за него. Каждый день в школе для мальчика – большое испытание.

Господи! Неужели ни у кого из нас не найдётся для него хоть капелька тепла, понимания? Что Я могу сделать для него? Как могу помочь?

Почему, почему мы так жестоки к своим ровесникам?

Спасти… спасти ещё можно нашего ближнего… Спасём?!.

 

*

«14 – 18 лет»

1 место – (520) «Самое доброе дерево»

 

Предисловие

 

Я прочитала все рассказы Александра Костюнина. Самое сильное впечатление произвела «Рукавичка». Это рассказ о том, как много накопилось в нас нетерпимости, злобы. И еще о том, что люди совсем не умеют прощать друг другу… Под влиянием «Рукавички» у меня и родилась притча «Самое доброе дерево».

 

*

 

…прощайте и прощены будете.

Евангелие от Луки.

 

В одном городке росло старое-старое дерево, оно стояло тут не одно столетие. Это был высокий раскидистый дуб. Его листья всегда сияли радостной зеленью. Здесь, в его ветвях, постоянными жильцами были воробьи, а весной прилетали ласточки. Но интереснее всего ему были люди.

Он видел многое: горе, радости, ссоры и примирения, дружбу и предательство, на его глазах люди рождались и умирали, он всегда радовался и грустил вместе с людьми…

Это всё сказки о том, что деревья зимой спят мертвым сном. Дуб был свеж и бодр всегда. Он очень любил снег и зиму. Днём он наблюдал за веселящимися детьми, вечно спешащими куда- то взрослыми, а ночью смотрел на яркое небо, усыпанное тысячами звёзд, серебрящуюся и охорашивающуюся луну и мечтал…

А летом же грелся на солнышке и своими ветвями защищал людей от жары.

У дерева, как ему казалось, был друг- девочка лет десяти. Она приходила к дубу и читала вслух сказки. Дуб слушал, он очень любил сказки.

Но вот однажды люди решили, что дерево им мешает: зимой, когда выпадало много снега и дул свирепый ветер, оно могло упасть.

Дуб спилили.

Но вот настала весна. Снег ещё не сошёл, но на пне от дуба уже появились новые поросли и веточки…

Дуб не обижался на людей за то, что они так глупо поступили. Они не понимали, что он был очень крепким деревом и легко удерживал в своих могучих руках самые тоненькие веточки. Даже зимой он сохранял сухую листву, и только весной нежные, но требовательные крохотные зеленые росточки сталкивали старые сухие листья на землю, усыпанную прошлогодними, но еще симпатичными желудями. Он очень любил людей, смешных и странных, злых и добрых, поэтому всё им и прощал.

В нем теплилась ещё жизнь, и в нём зеленели ростки надежды…

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (118) «Сочинение по рассказу А. Костюнина «Совенок»

 

– Айдар! Сынок! Ну, пойми – же ты, что она тебе не пара! Ты посмотри на себя: красавец, спортсмен с высшим образованием… И она!

– А что она, мам?

– Деревенщина необразованная.

– Ну и что? Поженимся и она обязательно поступит, а жить будем мы в городе. Значит уже не деревенщина!

– Нет! Нет! И нет! Я против этого брака.

Такие разговоры у нас дома ведутся уже вторую неделю. Мы подустали от неопределенности, но вмешиваться в баталии мамы и старшего брата Айдара не решаемся. Мы: это мой папа и я. Мне всего шестнадцать лет и, естественно, я лишен права голоса. А папа не вмешивается, только потому, что он очень – очень добрый. Он не хочет обидеть ни маму, ни Айдара, ни ее. Она – это будущая невеста Айдара. Зовут ее Илюза. Тихая, спокойная девушка. Не красавица и немного заикается. Но она прекрасный человек. Мне лично она нравится.

Я тихо улизнул к себе в комнату. Работы многовато. По литературе дали прочитать «Совенок». Долго не мог запомнить фамилию автора. Но когда сел читать, я забыл про все на свете: футбол, компьютер и конечно семейные баталии. Но что ж. Почитаем дальше.

«А у того суд скорый: на глазах у ребенка схватил животное в комочек и – об угол плиты. На мать руку поднял… Нервное потрясение оказалось настолько сильным, что она осталась немой. Навсегда.»

Я да потерял дар речи. Из-за какого-то, мягко говоря, алкоголика, девочка стала инвалидом. Когда она рассказывала сказку, я думал, что она станет великой сказочницей, потому что у нее был дар. И вдруг все это рушится из-за «сожителя Раисы». Ну почему у нас многие женщины выходят замуж за человека, который издевается над ее ребенком. Ведь она носила своего ребенка под сердцем девять месяцев, а потом вырастила и появляется «тщедушный такой, занозистый… несколько судимостей за плечами. Недавно освободился». И этот Жорка Захлыстин ни в чем не повинную девочку губит! В самом прямом смысле. Что с ней будет немой? Кому она нужна немая?

Сердце разрывалось за бедную девочку. Злость захлестнула меня полностью: я возненавидел и Раису (хотя она мать Наташи) и этого Захлыстина. А сколько таких судеб по всей России. Хотя бы возьмем мой городок. Городок не большой. Но часто на улицах города вижу молоденьких девушек с бутылкой пива и коляской или очень пьяную молодую семью, идущую откуда-то и плачущего ребенка.

После всего увиденного я долго не могу успокоиться, все думаю и думаю: «Дошли ли? Что с ребенком?» Папа мой говорит, что я в него пошел. Он тоже такие вещи принимает близко к сердцу. Он у меня даже ни разу голоса не повысил на нас. Не то, чтобы выпить или поругаться.

«Прошли годы…» Дальше я читал стоя! Мне не терпелось узнать, что же будет дальше. Я чувствовал, что добро побеждает зло, сердце стучало бешено.

«Сын несмело перевел:

– Наташа говорит, что своего принца нашла и хотела бы… назвать папой тебя. Потому что ты добрый, хороший… Если ты, конечно, не против…»

Я ликовал. Я знал, что чудо есть. Но каков Сережа! Это настоящий человек! Вот Каким надо быть! Твердым и верным! Но особенно поразили меня последние строчки: «Да, это девочка – волшебница! Она предложила писать продолжение сказки всем нам. Кто знает, может, настоящие, счастливые сказки в жизни так и слагают. Вместе…

А невестка… станет нашей – будет хорошей!» Вот и все! Я спокоен. Я счастлив. Бегу в зал к двум воюющим лагерям.

– Мама, папа, Айдар! – Я задыхался, я торопился.

– Наберитесь, пожалуйста терпения и послушайте, что я вам прочитаю!

– Что еще такое? – мама нахмурила брови.

– Родная, давай послушаем, что прочитает нам наш Фадис – успокоил маму, мой дорогой папа.

Я читал, торопился, сбивался. Через десять минут чтения листки с рассказами «Совенок» забрал Айдар и более грамотно и выразительно продолжал читать. Дочитывала моя непреступная мамочка. И когда прочитала последние строки, воцарилась тишина. Мы молчали. Каждый думал о чем-то своем.

Раздался звонок. Айдар вскочил и побежал к двери. Через некоторое время он вернулся в зал со своей Илюзой. Очень испуганной и очень маленькой показалась мне сегодня она. Как будто чувствовала, что творится у нас дома.

– Дорогие мои мама, папа и Фадис. Знакомьтесь. Это моя Илюза, – Айдар от счастья сиял. Я весь съежился и ждал, что будет? Папа и мама встали и вместе подошли к девушке.

– Ну что ж, проходи в дом, Илюза. Мы тебя ждали, – очень мягко и взволнованно произнесла мама.

– Спасибо! – несмело произнесла Илюза. Но прошла и села на предложенный стул.

«И будто… тяжелый гнет свалился с плеч».

– Вот и хорошо. У нас не было дочек. Ты и будешь у меня за дочку: а я так хотела ее. – Тут мама не выдержала и всхлипнула.

«Свалился тяжелый гнет…»

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (391) «Письмо бабушке»

 

(по рассказу А.Костюнина «Сострадание»)

 

Здравствуй, моя родная. Вот уже пять лет тебя нет рядом, я не слышу твой тихий голос, не чувствую ласковой руки. Пять лет! Как это много!

Вечером я ложусь в кровать. Темно…Тихо… Мне кажется, что ты рядом, ты слышишь меня.

Недавно классный руководитель передала мне листок с напечатанным на нем текстом. Это оказался рассказ неизвестного мне автора – Александра Костюнина. Ну что, очередной конкурс!

Я прочитала рассказ «Сострадание» и на душе стало больно. Что-то сжалось внутри, так что трудно стало дышать. Как можно было обидеть свою бабушку, тем более больную! Я сразу вспомнила тебя. Мы с тобой были друзья. Я с радостью бежала из школы домой, знала, что на столе меня ждет наваристая лапша, вкусные пироги. Портфель летел в угол, я с удовольствием уплетала за обе щеки все, что было приготовлено тобой. А ты тихонько сидела рядом и терпеливо ждала, когда я начну рассказывать об успехах в школе. Тебе все было интересно, ты знала всех моих подруг, учителей.

Бабушка из рассказа А.Костюнина была, как ты, великая труженица. Не могу забыть твои руки – шершавые, в морщинках, теплые. Сколько эти руки сделали за свою жизнь! Вырастили пятерых детей (один из них мой папа), пережили военное лихолетье (несколько долгих голодных месяцев на оборонном заводе города Котовска), в послевоенные годы ты вместе с дедушкой, прошедшим всю Великую Отечественную, строила дом (он получился просторным и красивым, до сих пор радует глаз). Да, много переделали эти руки, ведь жизнь в деревне не сахар. И коровка была – помню, помню вкус парного молока от нашей Зорьки, и печку топили (это в последнее время появился газ). А какие хлебы ты выпекала! От аромата можно было сойти с ума. У тебя, как у многих переживших войну, к хлебу было особое отношение.

С вечера ты ставила опару и торжественно объявляла: «Завтра буду хлебы печь!» На другое утро спозаранку топила печку, на деревянной лопате осторожно сажала хлеб в печь, обязательно осеняла их крестом и закрывала заслонку. Теперь оставалось только ждать.

Со школы я не шла, а неслась домой, как бы не опоздать к тому моменту, когда хлеб будут вынимать из печки. Ура! Успела! Я сажусь возле печки и жду. Ты открываешь заслонку, берешь лопату и вынимаешь первый каравай. Он, как живой, дышит, так и хочется схватить и отломить краюшку, но знаю – нельзя! Хлеб должен отдохнуть. Сижу, жду, посматриваю на стол. Там в центре стола уже несколько караваев (пекли сразу на целую неделю), прикрыты полотенцем, отдыхают. Я, чтобы скоротать ожидание, достаю с полки крупную сероватую на вид соль, а ты приносишь с погреба банку с молоком. И вот начинается проба. Отрезается первый кусок, ты смотришь на него, оцениваешь, потом кладешь в рот, медленно жуешь и, наконец, объявляешь: «Удался хлеб! Попробуй».

Прошло пять лет, а вкус того хлеба забыть не могу!

Рассказ А.Костюнина заканчивается словами: «И вот детство подходит к концу». Мне кажется, что мое детство кончилось, когда ты умерла. Ты болела, медленно угасала, но, как всегда, ни на что не жаловалась. Мне было тебя так жалко, но я ничем не могла помочь.

Ты умерла. Мир будто опустел, на глазах слезы, в душе пустота.

Бабушка, милая моя бабушка, я очень тебя люблю. Ты всегда будешь жить в моем сердце, я всегда буду помнить тебя. «Почему мир несправедливо жесток? Может, он просто неразумен?» Нет со мной моей бабушки, моего самого дорогого человека! Но ведь память живёт вечно? Правда?

 

*

 

 

 

 

 

 

 

3 место – (394) «Как Пасха среди февраля…»

 

Пасха…Светлое Воскресение Христово … Запах печёного и ванили – запах Ангелов… Время весны и добра… А сейчас за окном завывает февраль и третий день телевизор кричит о подростковых суицидах в Москве… А я привыкаю к новой школе, куда перешла в третьей четверти… И вдруг – как пасха среди февраля!- рассказ Александра Костюнина «Вальс под гитару». Светлый, добрый, искренний!

Рассказ на урок литературы принесла учительница. На первый взгляд показалось: вот гитара, вот вальс- всё легко и доступно, ясно, о чем будет прочитанный текст. Но я ошиблась: за кажущейся простотой- необыкновенная глубина и рассказ произвел на меня огромное впечатление.

Главная тема этого произведения, на мой взгляд, не столько музыка, сколько душа человека, её освобождение от оков, её раскрепощение. Прочитав рассказ, я смогла увидеть, какую силу может приобрести мечта. Какое влияние она может оказать на становление человека как личности. Вспомним содержание рассказа: мальчик поборол свой страх отнюдь не благодаря четырем берёзам, не потому, что их количество совпало с загаданным числом, нет, он просто поверил в себя, он просто решил, что всё будет хорошо, потому что играет для своего отца, который слышит его – обязательно слышит! – на небесах…

Много веков поэты говорят, что любовь может совершить невозможное! Но разве то, что было в душе мальчика, не любовь?! Мне кажется, что мальчик хотел стать музыкантом именно из-за любви к отцу. И это – святая любовь, любовь-память…

Спасибо создателю рассказа за то, что он учит быть в жизни стойкими, никогда ничего не бояться, верить в себя и в то, что всё получится. Спасибо за то, что напоминает нам о хрупкости и ранимости заповедного мира человеческой души. Спасибо за умение показать пути приложения силы добра.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«старше 18 лет»

 

1 место – (105) «Попутный рейс к посёлку Придивный»

 

Быль

 

А в тени деревьев можно будет не спеша

пить чай с вишнёвым вареньем…

 

«Сплетение душ» А.В. Костюнин

 

 

Миллионы людей свыкаются со своими бедами; нет участи столь тяжкой, чтоб ни примирился с ней человек, лишь бы остаться в живых.

Мой рассказ основан на реальных событиях. Воскрешая их, я хочу почтить память заключённых – виноватых или безвинно осуждённых, тех, кто много лет назад принял мученическую смерть.

Это случилось в 1942 году.

Шёл четырнадцатый месяц Великой Отечественной войны.

В Злобинском порту города Красноярска день и ночь кипела работа: на баржи грузили продукты, одежду, топливо для северян. А назад из Норильска, из порта «Дудинка», теплоход «Красноярский рабочий» в этих же баржах должен был притаранить цветной металл, в котором так нуждался Советский Союз в то тяжёлое военное время. Очень спешили. До морозов, пока река судоходна, необходимо было обернуться. Самую вместительную баржу до отказа набили заключёнными – почти тысячу человек. На время плавания этот несчастный народ замуровали в трюме: выход на палубу завалили листовым железом. Только один узкий лаз, для доставки пищи и выноса нечистот, соединял отверженных с внешним миром. Снаружи возле него день и ночь несли службу охранники. Тут же для заключённых варили баланду, нарезали хлебные пайки.

В сентябре всё было готово к отплытию.

Баржу с зеками, по приказу начальников, пристроили в самый хвост. «Лапотушка» – маневровое колёсное судно, зацепило тросом плавсредства, и караван благополучно отчалил от пирса вниз по Енисею.

Всё шло своим чередом: команда работала, заключённые томились, жались к приоткрытому люку, по очереди смотрели на квадратный кусочек высокого неба. Солнышко в тот день радовало. Южный сентябрьский ветер беспечно носился по палубе, игриво заглядывал к ним в лаз.

На второй день погода изменилась: ветер из тёплого и ласкового превратился в колючий, северный, боковой. Баржи «парусили», особенно доставалось последней, с заключёнными. Однако, несмотря на разгул стихии, теплоход от курса не отклонялся, тащил и тащил караван по реке намеченным маршрутом.

Вдалеке замаячили бараки посёлка Придивного. Дело подходило к обеду. Заключённые, притерпевшись к новому ритму жизни, коротали время, как могли. Блатные упивались властью над сломленными духом «доходягами», трюмный староста разнимал драчунов, кто-то тихо разговаривал, кто-то молился, кто-то плакал. Вот уже наверху загремели котелки, запахло баландой…

И вдруг сильный порыв ветра погнал хвостовую, самую уязвимую баржу, прочь от фарватера, и она, всей массой своей, налетела на подводную скалу. Раздался страшный треск, баржу вздыбило, днище разорвало.

Гигантская пробоина!

Столб ледяной воды хлынул, закручивая в бешеном вихре сорванную одежду, обломки досок, зеков, как тряпочных кукол. Караван, движимый теплоходом, по инерции стащил повреждённое судно с мели, оно стало тонуть. Жуткий вой обезумивших от страха людей смешался с грохотом бурливого водоворота. Пытаясь вырваться из водяного плена, заключённые кинулись к люку. Их встретил предупреждающий огонь охранников – те, не разобравшись, приняли панику за бунт. Пока вникали в ситуацию, пока передавали на головное судно извещение о ЧП – время упустили. Наконец был отдан приказ: «Во избежание дальнейших потерь, отцепить повреждённую баржу с зэками от каравана». Трос спешно перерубили, и тогда аварийное судно стало погружаться в ледяную воду ещё быстрей.

В трюме, где находились сотни заключённых, возникла паника. Несколько человек, оказавшихся рядом с трапом, чудом выбрались на палубу. Остальные… Их смерть была ужасной. Никто не хотел умирать. Обезумевшая толпа рвалась к единственному открытому люку… Ужас неминуемой гибели гнал обречённых на волю, они напирали, кусались, драли и давили друг друга. Вода из пробоины всё прибывала и прибывала… Люди захлёбывались кровавым месивом под гнётом навалившихся в предсмертной агонии тел. Задние, кто посильнее, по головам несчастных, как по живому кишащему мосту, выбирались на палубу. Но их были единицы. Баржа тонула, вытесняемый воздух с прощальным свистом вырывался из люка. Раздавленных и захлебнувшихся людей уже не было видно.

Счастливчиков, кому повезло выбраться из этого ада, вытащили из ледяной воды и увезли на берег в поселок Придивный. Они, измученные, больные продолжали умирать на берегу от переохлаждения. К ночи их пустили в барак, позволили просушиться. И сразу строение обнесли колючей проволокой, как будто отсюда можно было сбежать.

Но даже тем, кто утонул, смерть не помогла стать до конца свободными. И мёртвым им пришлось претерпеть унизительные процедуры. Когда река встала, на месте гибели баржи были вморожены столбы, а рядом построили будку для водолазов. Они раз за разом опускались к затонувшему судну, цепляли утопленников тросом и с помощью «ворота» вытаскивали на лёд. Мертвяков везли на санках в тёплую будку, складывали у печки. Когда остекленевшие руки оттаивали, снимали отпечатки пальцев, сверяли оттиски с отпечатками из тюремных личных дел. Лишь после этого, облегчённо вычеркнув очередной номер из списка, утопленника волокли в сарай в общий штабель. Зарыли всех в одной яме, не поставив ни креста, ни метки, чтобы вместе с памятью об этих несчастных навсегда похоронить тайну их гибели. И некому было оплакивать грешные души, некому было помянуть у братской могилы. Родственникам, отчаянно пытавшимся найти близких, отвечали казённо: «Пропал без вести».

Кто виноват в смерти этих горемык, уже нет смысла гадать. Души погибших давно в руках Творца. Много позднее в мёрзлую заполярную землю на берегу был вкопан столб. Не знаю, может, он и до сих пор возвышается над безымянной могилой как память о той трагедии, как укор всем нам за сломанные судьбы и страшную, лютую смерть на барже.

Мы не властны над своей судьбой, и в этой трагедии официально нет ничьей вины. Но, обращаясь к словам А.В. Костюнина из рассказа «Рукавичка», хочу сказать, что, услышав эту историю о мученической смерти сотен заключённых много лет назад:

 

«Что-то провернулось в моей душе. Заныло.

Но заглушать эту боль я почему-то не хочу…».

 

Я взываю к живым, кто, может, был очевидцем той жути или помнит ликвидацию временного лагеря на Енисее… клуб мелькомбината в городе Красноярске, откуда водили заключённых на восстановление военного завода, эвакуированного из Петрозаводска, что в Карелии. Ищу Эдуарда Цебульского, который работал в лагере парикмахером. Найти его – последняя воля моего отца.

 

Они с папой оказались в числе семи узников, выживших тогда…

Тогда, на барже смерти, в последнем рейсе к посёлку Придивный.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (914) «Писатель с нашей улицы»

 

Да разве сердце позабудет

Того, кто хочет нам добра…

Н. Добронравов

 

Книга – это неизведанный загадочный мир, который открывается перед нами, с первых страниц. В этот мир нас ведёт писатель, чей голос мы слышим или угадываем на протяжении всего произведения. И какая же удача, когда в качестве вожатого обретаешь такого талантливого, щедрого душой, духовно богатого человека, как Александр Викторович Костюнин.

Имя Александра Викторовича не раз звучало на наших уроках литературы. Его рассказы, написанные в разное время, посвящены далёкому детству и обращены к нам – учителям, к детям, подросткам. Мы – почитатели Его таланта. Это писатель чрезвычайно индивидуальный. У него своё, отличное от других художников видение мира, особый отбор жизненного материала, интерпретация, композиционное и словесное выражение. Его книги пропитаны добротой.

Мы открыли для себя писателя «с нашей улицы».

На уроках литературы я практикую написание сочинений в жанре монолога от имени одного из литературных героев А. В. Костюнина. Задание стимулирует к внимательному, вдумчивому чтению. Точно выстроить речь, плохо зная содержание произведения и характеры персонажей, невозможно. Такое сочинение нигде не спишешь! Систематическая работа по составлению монологов помогает совершенствовать речь собственную.

Предлагаю вашему вниманию несколько монологов, написанных студентами по любимым рассказам Александра Викторовича.

А это – работа моя.

 

*

 

Я улетела навсегда

 

(к рассказу А.В. Костюнина «Воздушный змей»)

 

Я хочу быть твоим парусом,

Я хочу быть твоей гордостью,

Быть согретым твоей нежностью,

Быть достойным твоей доблести.

 

Мы жили с тобой на Тринадцатом. Ты мастерил меня и не представлял: «Ну, как она полетит?» Ты каждое утро прибегал в сарай к своей птице, хотел, чтоб скорее заветная мечта расправила крылья и поднялась высоко-высоко.

И я летала во сне каждый день…

А сегодня, услышав, как скрипнул засов сарая, по твоему дыханию вдруг поняла: взлечу наяву. Наконец-то решились меня запустить в полёт! Удивительный человек, этот Вовка! Он светится от счастья. Вот как нужно уметь радоваться за другого!

Я почти не слышу, о чём говорят кругом. Вот Коська берёт меня кончиками пальцев. Дождавшись порыва ветра, мальчишки бегут. Чувствую, меня подхватывает вихрем… Вовка отматывает нитку сильней, сильней… и отпускает меня… совсем.

Я – Жар-птица!

Я решительно взмываю в голубое небо… поднимаюсь всё выше, выше, выше. Со мной только ветер. Мой приятель-ветерок на ушко тихо шепчет мне: «Как хорошо на свете!»

Парю легко и свободно. Сегодня мой день! Я несусь по небу, ни о чём не думая, всё дальше и выше – выше деревьев, домов, выше полёта птиц. Может – к звездам?

– Прощайте люди и птицы, прощай двор на Тринадцатом, прощай мой мальчик, моя первая любовь, я улетела навсегда. Прощайте все!

 

*

 

 

3 место – (362) Сочинение-эссе «Размышления над рассказом Александра Костюнина «Рукавичка»

 

Октябрьское погожее утро.… Золотятся берёзки у здания нашего Хохольского лицея. Девятиклассники и семиклассники окружили экскурсионный автобус. Мы отправляемся на экскурсию в соседний провинциальный городок Острогожск, где расположен замечательный краеведческий музей имени И. Н. Крамского. Счастливые детские лица, суета, шум у автобуса…Наконец все уселись по своим местам, я смотрю в окно отъезжающего автобуса и вижу печальные глазёнки мальчика из 7 «А» класса, где преподаю уроки русского языка и литературы. Зовут подростка Антон, он с трудом осваивает школьную программу. Тихий, спокойный, внимательно слушает объяснения учителя. Одет хуже всех, никогда не бывает у него своих карманных денег. Уже второй год Мухин Антон живёт в реабилитационном центре. И это при живой матери, которой родной сын не нужен и которой, наверное, выгодно, что Антона одевают, кормят в государственном учреждении. Смотрю в его глаза, наполненные такой страшной тоской, печалью, и понимаю: просто не имела права не взять мальчишку с собой на экскурсию. Всю дорогу мучаюсь сомнениями, почему забыла про Антона из 7«А».

За окнами туристического автобуса мелькают перелески, овраги, скромные памятники-обелиски, а я вспоминаю недавно прочитанный рассказ Александра Костюнина «Рукавичка». Передо мною встаёт образ девочки, которую обыскивает учительница на глазах одноклассников: «Светка безропотно начала стягивать штопаную кофтёнку. Слёзы крупными, непослушными каплями скатывались из её опухших глаз… Бежевые трикотажные колготки оказались с дыркой. Розовый Светкин пальчик непослушно торчал, выставив себя напоказ всему, казалось, миру». Девочка получила тяжёлый, страшный урок жестокости, недоверия в стенах родной карельской школы. И от кого? От учителя.

Не имела морального права Алла Ивановна так поступать с детьми, так унижать их, так растаптывать их души .Да, время было нелёгкое, да, надо было найти и наказать вора. Но не такой ценой, какую заплатил за кражу крохотной игрушечной рукавички герой рассказа Юра Гуров. На первый взгляд, мальчика можно посчитать вором: он украл в кабинете домоводства из альбома красивую кукольную рукавичку. Да, мальчик преступил черту дозволенного, но этот ребёнок недоедал, ходил в обносках, не видел игрушек… А тут такая красивая, крошечная рукавичка! Ведь могла бы учительница, которой так верили ребята, поговорить с Юрой наедине. Понял бы этот обиженный судьбой мальчик свою вину, обязательно бы понял. Но Алла Ивановна при всём классе назвала его вором, и это слово, с лёгкостью произнесённое учителем, перечеркнуло всю последующую жизнь парня. Теперь вся деревня смотрела на него как на вора, преступника …И Юра сломается духовно: ведь ребята с этого дня будут считать его изгоем , будут просто-напросто издеваться над мальчишкой. Они быстро усвоят урок бездушия своего учителя. А в роковые, перестроечные годы, когда сельчане станут заложниками властей, Юрка Гуров вместе с другими не выдержит и будет красть продукты у соседей. Но изначально совестливый, верящий в добро, Юра не сможет выдержать этого позора, унижения, которое придумают мужики-односельчане…Он уйдёт из жизни…А рассказчик никогда не сможет себе простить смерть одноклассника, не сможет простить себе того, наверное, что снова, как когда-то, 30 лет назад, пошёл по пути бездушия, жестокости, показанному учителем.

Костюнинская рукавичка, как и гоголевская шинель, — это образ-символ, образ- набат, образ-колокол, который не даёт нам, людям, спать спокойно, заставляет быть добрее и милосерднее, внимательнее к тем, кто слабее, беззащитнее. Рукавичка-это совесть каждого из нас, это ранимая душа ребёнка, которую надо нам, взрослым, понимать или хотя бы стараться понять. Ожесточится ли ребёнок или будет жить в гармонии с окружающим миром, зависит от нас, взрослых, в первую очередь, педагогов. Так давайте же не ранить такие ранимые детские души, сердца, принимать их такими, какие они есть, помогать им в этом жестоком взрослом мире.

Прихожу в 7 «А» на следующий день после поездки: ребята обмениваются впечатлениями, показывают привезённые сувениры и фотографии, благодарят меня за экскурсию, а мне отчего-то стыдно смотреть в глаза Антона Мухина. Я говорю: «Ребята, через две недели мы с вами едем в Театр юного зрителя на спектакль «Ревизор», Антон Мухин уже первый в списке». Голубые глазёнки мальчугана светятся счастьем…

 

*

 

Номинация

«Методические материалы к уроку,

исследовательские работы»

1 место – (081) Тема урока: «Милосердие и сострадание».

 

Тип урока: урок-беседа

 

Продолжительность: 45 минут

 

Уровень образования: начальное общее образование

 

Предмет(ы): внеклассная работа, литературное чтение

 

Формы обучения: общеклассные, групповые

 

Основные дидактические принципы:

1. связь обучения с жизнью;

2. доступность;

3. наглядность;

4. активность,

5. самостоятельность.

 

Методы и приёмы: художественное слово.

 

Цель: воспитание в детях человечности, сострадания, милосердия, умения прийти на помощь.

 

Задачи

 

Образовательные:

содействовать развитию умения анализировать художественное произведение;

создать условия для осознания и осмысления идейного содержания прозы.

 

Развивающие:

содействовать развитию речевой деятельности ;

содействовать развитию эмоционально-образного и аналитического мышления;

содействовать обогащению словарного запаса.

 

Воспитательные:

познакомить с понятиями «милосердие» и «сострадание»;

развивать желание совершать добрые поступки;

содействовать воспитанию доброты, внимательного отношения к людям;

 

ХОД УРОКА

 

I. Организация класса на начало урока

 

II. ВЫЗОВ

 

1. Введение в тему.

- Ребята, какие качества вы больше всего цените в людях? А какие качества вам не нравятся? Запишите в таблицу на листочках.

- Значит, о чем же мы будем вести разговор на сегодняшнем уроке?

- Правильно о милосердии, доброжелательности в людях. Тема нашего занятия «Милосердие и сострадание»

Однажды учёные спросили многих людей: скажите, пожалуйста, каким характером вы бы хотели обладать? Большинство ответило: «Я хотел бы быть твёрдым, решительным»

- А вы? (вопрос к ребятам?)

Тогда спросили людей: «А какими вы хотели бы видеть других?»

И почти все ответили: добрыми, милосердными.

- А вы? (вопрос к ребятам?)

 

Но вот беда – все чаще мы видим в современной жизни совсем другое. Около 500 тысяч брошенных детей при живых родителях – результат жестокости и эгоизма. Человек считает возможным пройти мимо упавшего, пострадавшего, лежащего на земле, как будто это стало делом привычным.

 

2. Чтение и обсуждение статьи из газеты «Никто не помог…»

- Назовите действующих лиц.

- Почему в названии многоточие? (Произошла трагедия, смерть)

- Почему произошла трагедия?

- Кто виновен?

 

3. Работа с таблицей:

 

Я помог! Мог, но не помог Кому я помогу?

 

 

III. ОСМЫСЛЕНИЕ

 

1. Чтение и анализ произведения Александра Викторовича Костюнина

 

(эссе «Сострадание»)

 

Напомню тебе один случай, который произошёл на твоих глазах в детстве.

Ты зашёл к своему сверстнику в гости. На кухне сидела его старенькая бабушка. Она психически больна. Несмотря на свой недуг, это была сама доброта и труженица, каких поискать. Чтобы чем-то помочь взрослой дочери по хозяйству, она бралась за любую работу. И хотя посуду после неё принято было перемывать, она старалась как могла. Зато связать носки, соткать половик – мастерица. Вот и на этот раз, сидя на кухне, она вязала носки любимому внуку. Самому дорогому ей человеку!

Его приход из школы – для неё тихая светлая радость…

Родным ей был карельский язык – язык малочисленного исчезающего народа. Нас очень смешило, когда на непонятном наречии она тихонько молилась, а на русском пела непристойные частушки.

Твой друг стыдился своей бабушки.

Досада накапливалась.

 

Когда вы разделись и прошли на кухню, она прервала своё рукоделие. Открытая улыбка осветила её лицо. Поверх очков на внука смотрели излучающие доброту глаза. Натруженные руки с вязальными спицами расслабленно опустились на заштопанный передник. И вдруг… клубок шерстяных ниток озорно, как живой, выскочил из неуверенных рук, разматываясь и уменьшаясь.

Опираясь на кухонный буфет, она тяжело поднялась с устойчивой деревянной табуретки. А дальше… (надо же было такому случиться!), нагнувшись за клубком, она нечаянно задела внука, который наливал себе в кружку молоко. Рука качнулась, и молоко расплескалось…

– Дура! – в бешенстве прокричал внук.

Всё произошло так быстро: он зло схватил тяжёлый сковородник и, выбегая из кухни, с порога, изо всех сил, бросил им в бабушку. Сковородник попал по опухшей бабушкиной ноге. Её полные губы задрожали, и она, что-то причитая на родном языке, придерживая рукой больное место, с плачем опустилась на табуретку.

Слёзы текли по её раскрасневшемуся лицу.

 

Не помня себя, ты схватил шапку, пальто и выбежал из дома.

На Душе было гадко. Но Тело успокаивало:

– Бабушка не наша. Нам-то что? Пусть сами разбираются…

 

***

 

Спустя много лет ты воспринял её боль как свою собственную. С тех пор эти воспоминания для твоей Души – открытая рана.

Я, как твой Разум, пытался понять, почему мир несправедливо жесток? Может, он просто неразумен? Существует интересный афоризм: «Мы думаем слишком мелко. Как лягушка на дне колодца. Она думает, что небо – размером с отверстие колодца. Но если бы она вылезла на поверхность, то приобрела бы совсем другой взгляд на мир».

Человек тоже способен видеть только то, что Вершитель судеб готов приоткрыть ему в конкретный момент. Всему своё время. И его не ускоришь, механически передвинув вперёд стрелки часов. Быстро развиваются только простейшие организмы.

 

Меня осенило: и «слёзки невинного ребёночка» в произведении Достоевского, и «подвиг» твоего одноклассника в отношении родной бабушки, – всё специально подстроено только для того, чтобы пробудить сострадание именно в тебе.

Пусть действительно не изменить судьбу книжного героя и поступок бездуховного Тела не скорректировать задним числом. (Прошлое неподвластно никому, даже Богу.) Но есть ещё настоящее и будущее. Как поступать в подобных ситуациях впредь?

Кто-то снова и снова проигрывает в сознании яркий ролик из неприятных воспоминаний. Это – своеобразный тест, предложенный свыше. Во время поисков правильных ответов формируются мысли и чувства.

И вот детство подходит к концу.

Детство – сон Разума и Души.

 

2. Рассказ об авторе.

 

Александр Викторович Костюнин

Родился 25.08.1964 года в Карелии.

Увлечения: литературное творчество, фото и рисование.

 

Как говорит сам писатель о себе; «Биография у меня короткая – две книги: «В купели белой ночи» и «Ковчег души»», а что вы думаете о его произведении?

 

3. Анализ эссе.

• Почему мог произойти такой случай?

• Откуда же в людях равнодушие?

• Почему бездушие, жестокость стали нормальными?

• Почему утрачивается чувство милосердия?

 

- Порой зародыш жестокости бывает таким микроскопическим, что его подчас очень трудно разглядеть.

 

«- Ну, побей, побей бабушку, — говорит с умилением старая женщина трёхлетнему крепышу.

- Ух, какой ты у нас сильный-пресильный, смотри, как бабушке больно!»

И такими невинными забавами внушается ребёнку мысль, что причинять боль другому забавно и в этом твоя сила, которой окружающие восхищаются.

 

4. Маркировка текста и выборочное чтение:

-Подчеркни красным цветом и прочитай об отношении бабушки к внуку

-Выдели чёрным цветом предложения об отношении внука к бабушке.

-Какие чувства испытали при чтении?

 

Термин «милосердие» несколько не популярен сегодня. «Сестра милосердия», «Брат милосердия» в словаре даны как устаревшие сочетания слов.

 

Учитель: — Нужны ли милосердие и сострадание сегодня?

Идёт беседа.

 

IV. РЕФЛЕКСИЯ

 

1. Творческое задание «Солнце человечности».

Каждый участник группы рисует на солнце свой луч и подписывает на нём имя человека, который в трудную минуту жизни отнесся к нему по-человечески. Затем ребята по очереди рассказывает о своих лучах. Из работ делается выставка: «Солнце человечности».

(рисунки крепятся на доску )

 

Учитель:

• Стоит ли быть в наше время милосердным?

• Кому милосердие и сострадание нужнее всего?

• Стоит ли рассказывать всем о своих милосердных поступках и ждать за них благодарности?

• Можно ли упрекать других людей за то, что они не проявляют милосердия?

• Легко ли вам проявлять милосердие, к кому и в каких ситуациях?

• Есть ли люди , не достойные милосердия?

 

Идет беседа

 

Действительно, куда чаще милосердие и сочувствие требуются в нормальной, повседневной жизни. В нашей стране есть много людей, которым необходимо простейшее чувство сострадания и милосердия. Это пожилые люди, больные, бедные, нуждающиеся в помощи. Для них очень важно неформальное, деликатное участие.

 

2. Работа в группах:

1 группа: составить «нравственный кодекс» врача;

2 группа: «нравственный кодекс друга;

3 группа: «нравственный кодекс» хорошего сына (внука).

 

Вывод:

- Мне хотелось бы, чтобы каждый из вас высказал свои мысли по теме нашего урока, написав синквейн.

Напомню, что синквейн – это стихотворение из 5 строчек, которое строится по определённым правилам.

 

 

ТЕМА

(имя существительное)

 

ОПИСАНИЕ ТЕМЫ ОПИСАНИЕ ТЕМЫ

(имя прилагательное)

 

ОПИСАНИЕ ДЕЙСТВИЙ ОПИСАНИЕ ДЕЙСТВИЙ ОПИСАНИЕ ДЕЙСТВИЙ

(глагол) (глагол) (глагол)

 

Фраза из четырех слов, показывающая отношение к теме

 

Синоним из одного слова, который повторяет суть темы

 

И в завершении урока я вам советую: вечером, перед тем, как уснуть, подумайте: кого я сегодня простил? Чего от меня стало сегодня в мире больше – злобы или милости?

 

 

Литература:

 

1. Богданова О.С., Калинина О.Д., Рубцова М.Б. Этические беседы с подростками. – М., 1987г.

2. Божович Л.И., Конникова Т.Е. Нравственное формирование личности школьника в коллективе. – М., 1987г.

3. Волченко Л.Б. Добро и зло как этические категории. М., 1975

4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.

5 Костюнин А. В., Сборник произведений, Петрозаводск, 2011 г.

6. Макаренко А.С. Воля, мужество, целеустремленность. – М., 1987г.

7. Рожков М.И., Байбородова Л.В. Организация воспитательного процесса в школе. – М., 2001 г.

8. Сухомлинский В.А. Избранные педагогические сочинения. – М., 1980г.

9. Школьный философский словарь/ Т.В. Горбунова, Н.С. Гордиенко, В.А. Карпунин и др. М. 1995

www.dorogadomoj.com

www.fun-funny.ru

www.pravbeseda.ru

www.wisdoms.ru

www.aphorism.ru

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 место – (060) Классный час 11 класс. Тема: «Любовь».

 

Тема: Любовь

 

Цель: показать уникальность переживания чувства любви каждым человеком. Познакомить с высказываниями о любви выдающихся людей; предоставить возможность юношам и девушкам выразить свое отношение к любви. Дать представление о различных видах любви.

 

Ход работы

Предварительная подготовка: чтение рассказа из сборника произведений Александра Викторовича Костюнина

 

*

 

Любовь

 

Любовь!

Никакой любви на свете нет. Всё сказки.

До двадцати лет, искренне веря, ты был готов подписаться под этими словами. Но, оказывается, никогда не нужно спешить подписываться.

 

Юность.

Потихоньку, несмело начинает теплиться Разум и просыпаться Душа. Если бы в этот момент Тело хоть чуть замедлило своё развитие, то – вот и она, желанная гармония.

Куда там. Тело точно с цепи сорвалось. Безумная страсть к женщинам – препятствие серьёзное. Как с высокой крыши столкнули. Попробуй, остановись…

Слушая доводы Разума и Души, невпопад кивая, Тело стремилось к слиянию. Добровольно оно «простаивало» только в период своего беспокойного сна и поспешного заглатывания пищи. Непросто было, кружась в этом шальном собачьем танце, поверить в существование любви.

 

***

 

Ты мысленно, для себя, называл её одной из претенденток «на престол». (Пора было подумать о женитьбе.) Девчонка уверенно тянула на крепкую «четвёрку». «Может, именно её и стоит выбрать?» – просчитывал я как твой Разум.

Душа молчала. Тело согласно кивало.

Тело… Да от него в спокойное-то время не дождёшься разумных советов, а сейчас, когда даже потовые железы вырабатывали семенную жидкость, и подавно.

В общении с этой подружкой не было, собственно, ничего нового. Как всегда. Милая болтовня. Ты начинаешь мысль – она заканчивает. Остроумный, к месту, юмор. До исступления – секс. Между тем знакомство, которое длилось больше года, по моему мнению, пора было заканчивать. «Найдём получше!»

Мелкая ссора. Вы расстались.

Тело готово к новым походам. А Душа?

На дворе ноябрь. Солнца неделями нет. Дни серые. Плохая погода и повлияла на настроение: ничем больше твою хандру я объяснить тогда не мог.

К новым знакомствам не тянуло. Странно…

Нужно встряхнуться. Сменить обстановку. Выехать на природу – и всё встанет на свои места. Наверное, просто утомился с учёбой. Да и после простуды лёгкое недомогание. Приятной улыбкой, абсолютно не к месту, пробежала мысль о «четвёрке».

Но вот поездка состоялась. Солнце на месте. А Душа стала томиться ещё сильнее. Никого видеть не хочется.

Стоп! Так ли уж никого? Нет, не так.

Тело, сбитое с толку горячей поддержкой Души, впервые испытывало не животное волнение. Ноги сами понесли. Встреча. Готовность к восстановлению отношений только с твоей стороны. Опять расстались. Разлука. Жгучая тоска.

 

Письма к ней.

Ты растворялся в них.

 

Нестерпимая ноющая боль в сердце.

Для тебя Она потеряна навсегда.

Сначала, может, показалось? Какое там! Земля начала уходить из-под ног… Тело испытывает беспокойное чувство невесомости. Мелькание перед глазами. Пол. Потолок. Голова. Ноги. Удар! Абсолютно жуткий удар. До искр из глаз. До слёз.

Поднимаешься.

Не сразу, как неваляшка, под тихий мелодичный звон в ушах… Пытаешься поймать равновесие. Вот теперь ты знаешь, что такое любовь. Ты внутри неё. (Пока не провалился – разве поймёшь?)

Перед тобой в зеркале уже совсем другой, разом повзрослевший человек. Куда-то бесцельно бредёшь по жизни…

Ну а дальше совсем неинтересно. Обычный кошмар. У нерушимого, сейсмостойкого здания (каким ты себя считал) «поехала крыша». Стыд. Доводы Разума. Планы на будущее. Всё потеряло своё прежнее значение без Неё.

Вы несколько раз сходились и расходились, ссорились и мирились. Мне, твоему Разуму, отчётливо было видно, что вот так, под «канкан», всю жизнь не проскачешь.

 

***

 

Генрик Сенкевич высказал замечательную мысль: «В любовнице ищи, чего хочешь: ума, темперамента, поэтического настроения, впечатлительности, но с женой нужно жить всю жизнь, а поэтому ищи в ней того, на что можно положиться, ищи основ».

Не зря говорят: женщины делятся на проституток и матерей. И для создания крепкой семьи требовалось найти «мать».

 

Нашёл.

Свадьба была зимой, в трескучие морозы.

Невесту ты вёз на санях, запряжённых тройкой лошадей, укрывая свою дорогую и желанную находку жарким овчинным тулупом. Трудно загадывать, как жизнь сложится дальше. Но одно можно с уверенностью сказать сейчас – и по расчёту брак бывает удачным, если расчёт правильный…

 

Хотя, конечно, «кто не пил водки, не может по достоинству оценить вкус воды».

 

*

 

- Сегодня на уроке мы поговорим об одном из человеческих чувств. Все, что происходит в нашей жизни, так или иначе зависит от того, присутствует это чувство или нет. Оно волнует каждого человека. Думаю, вы догадались, о каком чувстве идет речь. Да, это любовь.

 

1. Любовь в жизни человека. Теме любви посвящено очень много шедевров мировой литературы, но мне бы хотелось начать наш урок не творениями гениального Пушкина или Шекспира, а стихотворением нашего современника Б. Заходера, которое, как мне кажется, очень метко выражает, насколько важна в жизни человека любовь:

 

Не бывает любви несчастной.

Может быть она горькой, трудной,

Безответной и безрассудной.

Может быть смертельно опасной,

 

Но несчастной любовь не бывает,

Даже если она убивает,

Тот, кто этого не усвоит,

И счастливой любви не стоит.

 

2. Разные стороны чувства любви. В греческом языке существует 6 глаголов для выражения разных сторон чувства любви. Современная классификация, опирающаяся на эмпирические данные, различает шесть стилей, или «цветов», любви:

1) Эрос- страстная, исключительная любовь- увлечение, стремящаяся к полному физическому обладанию;

2) людус- гедонистическая любовь- игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) сторге- спокойная, теплая и надежная любовь- дружба;

4) прагма- рассудочная, совмещающая людус и сторге, легко поддающаяся сознательному контролю, любовь по расчету;

5) мания- иррациональная любовь- одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения;

6) агапе- бескорыстная любовь- самоотдача, синтез эроса и сторге.

 

Любовные переживания молодых мужчин содержат больше «эротических» и особенно «людических» компонентов, тогда как у женщин ярче выражены «прагматические», «сторгические» и «маниакальные» черты.

«Маниакальные» увлечения типичнее для подростков и юношей, нежели для взрослых.

Но является ли «цвет» любви устойчивой чертой личности или же это связано с конкретным эмоциональным состоянием? Как сочетаются разные стили любви у одного итого же человека в зависимости от характера партнера, разных стадий любовных взаимоотношений (влюбленность и супружеская любовь)? Существуют однолюбы, чувства и привязанности которых практически не меняются. И есть люди переменчивые, которые легко влюбляются и столь же быстро остывают.

Разница между «любовью» и «увлечением» — до некоторой степени вопрос установки, «этикетки». Говоря себе: «Это любовь», — индивид тем самым формирует установку на серьезное, длительное чувство. Напротив, слова: «Это просто увлечение», — установка на нечто временное, краткосрочное. «Обозначение для себя» природы чувства не просто констатация факта, а своего рода самореализующийся прогноз.

 

3. Выбор «предмета любви». Важную роль в любовных отношениях играют представления о том, каким должен быть любимый человек, которые служат как бы эталоном выбора и критерием его оценки. В социальной психологии по этому поводу имеются три гипотезы.

Согласно первой гипотезе, идеальный образ любимого предшествует выбору реального объекта. Мы склонны искать того, кто бы максимально соответствовал этому образу. Большинство людей действительно имеют какой-то воображаемый, идеальный образ любимого, с которым они сравнивают своих избранников.

Идеальный образ любимого, особенно у молодых, неопытных людей большей частью весьма расплывчат и содержит много нереальных, завышенных или несущественных требований, тогда как некоторые очень важные качества сплошь и рядом не осознаются, их значение проясняется лишь в практическом опыте брака.(Так, например, многим юношам хочется, чтобы избранница была непременно красивой, тогда как верность, преданность, трудолюбие – это качества, которые только позднее осознаются как наиболее важные).

Кроме того, не следует смешивать идеал с эталоном. Эталон- это образец постоянства , нечто неизменяемое и консервативное. Идеал же- живой, развивающийся образец. Люди, жестко придерживающиеся эталона, часто оказываются неудачниками в любви, потому что они слепы к реальным качествам своих избранников.

Вторая гипотеза предполагает, что при «романтической любви» происходит бессознательная идеализация предмета любви, которому приписываются желательные черты, независимо от того, какой он на самом деле. По мнению Фрейда, напряженность любовных переживаний объясняется, главным образом, переоценкой объекта влечения, обусловленной его недоступностью. Согласно теории идеализации, страстная любовь по самой сути своей противоположна рациональному, объективному видению. Недаром любовь издавна называли «слепой». Психологические исследования подтверждают, что влюбленные часто идеализируют друг друга, особенно в начале романа, причем женщины склонны к этому больше, чем мужчины.

Но приписывание любимому человеку достоинств, которых у него не находят окружающие, не всегда ошибочно. Многие философы и поэты, говоря о «любовном ослеплении», в то же время считали любовь величайшим средством познания. Подобно тому, как физическая слепота, лишая человека зрительного восприятия, обостряет другие органы чувств, любовь, притупляя рассудок, иногда наделяет любящего особым внутренним зрением, которое позволяет ему разглядеть скрытые, потенциальные качества любимого. Любовь сама обладает большой преобразующей силой. Девушка, которая знает, что она любима, в самом деле расцветает, становится красивее не только в глазах любящего, но и в глазах окружающих. То же – с нравственными качествами. Как писал М. Пришвин: «Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя…»

Третья гипотеза, в противоположность первой, утверждает, что не идеальные образы определяют выбор любимого, а, наоборот свойства реального, уже выбранного объекта обусловливают содержание идеала, по пословице: «Та красавица, которую сердце полюбит». Видимо, и здесь есть доля истины.

По всей вероятности, все три гипотезы имеют под собой определенные основания. В одних случаях «предмет» любви выбирается в соответствии с ранее сложившимся образом, в других – имеет место идеализации, в третьих – идеал формируется или трансформирует в зависимости от свойств реального объекта. Но каково соотношение этих моментов, и как они сочетаются у разных людей и в разных обстоятельствах, наука сказать не может.

Как мудро заметил Пришвин: «Любовь – это неведомая страна и мы все плывем туда каждый на своем корабле, и каждый из нас на своем корабле капитан и ведет корабль своим собственным путем».

Дискуссия. Сейчас я раздам вам карточки с высказываниями о любви выдающихся людей. Вы прочитаете содержание карточки и выразите свое отношение к прочитанному. Хотелось бы услышать, согласны ли вы с автором или, как вам кажется, сейчас все обстоит несколько иначе; как вы понимаете то или иное высказывание. А мы, выслушав ваше мнение, выразим свое согласие или несогласие уже с вашими представлениями. Так у нас завяжется беседа.

 

Учащимся раздаются карточки следующего содержания:

 

«Любовь одна, но подделок под нее тысячи» (Ф. Ларошфуко).

«Не любит тот, кто про любовь всем трубит» (В. Шекспир).

 

«Бывает, что любовь пройдет сама,

Ни сердце не затронув, ни ума.

То не любовь, а юности забава» (Низами).

 

«Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя» (М. Пришвин).

 

«Была без радостей любовь,

Разлука будет без печали» (М. Лермонтов).

 

«Любовь столь всесильна, что перерождает и нас самих» (Ф. М. Достоевский).

«Все приходит вовремя к тем, кто умеет ждать» (Л. Н. Толстой).

«Всякое препятствие любви только усиливает ее» (В. Шекспир).

 

«В присутствии предмета любви немеют самые смелые уста и остается невысказанным именно то, что так хотелось бы сказать» (М. Сервантес).

 

«Когда мужчина неуважительно относится к женщине, это почти всегда показывает, что она первая забылась в своем обращении с ним» (Д. Дидро).

 

«Столько просьб у любимой всегда!

У разлюбленной просьб не бывает» (А. Ахматова).

 

«Если вы верите тому, что женщины влюбляются легче, чем мужчины, вы ошибаетесь» (Д. Ж. Виткин).

 

«Счастье душа познает лишь любя» (Гете).

 

«Разлука для любви – что ветер для огня: слабую она гасит, а большую раздувает» (Р. де Бюсси).

 

«Любовь – это соревнование мужчины и женщины за то, чтобы доставить друг другу как можно больше счастья» (Стендаль).

 

«Любовь – самая сильная из всех страстей, потому что она одновременно завладевает головою, сердцем и телом» (Вольтер).

 

«Зарыться в снег пылающим лицом-

Такой любовью я хочу любить» (Исикава Такубока).

 

«Любви утехи длятся миг единый,

Любви страданья длятся долгий век» (М. Кузин).

 

«Любовь без страсти-

Это дружба.

Страсть без любви-

Почти вражда» (Л. Татьяничева).

 

«Любовь- это значит смотреть вместе в одном направлении» (А. де Сент-Экзюпери).

 

«Влюбленный человек подобен воробью, попавшему в клей: чем больше он старается освободиться, тем сильнее вязнет» (французская пословица).

 

«В начале любви в ней все таинственно, все непонятно- и прежде всего душа любимого» (Н. Долинина).

 

«Кто в состоянии выразить, как он пылает, тот охвачен слабым огнем» (Петрарка).

 

«Кто любил, уж тот любить не может,

Кто сгорел, того не подожжешь» (С. Есенин).

 

«Любовь- это игра, и проигрывает в ней тот, кто сильнее любит»

 

«Любить- значит бороться и побеждать».

 

«Любимый дается человеку как данное, как факт жизни, как сам мир».

 

«В любви самое прекрасное- предчувствие любви».

 

«Женщину надо любить так, чтобы ей в голову никогда не пришло, что кто-то другой может любить ее сильнее».

 

«Каков человек, такова у него и любовь».

 

Обсуждение. Меняется ли отношение к любви с течением эпох? Чье высказывание было вам наиболее близким?

 

Подведение итогов.

 

*

3 место – (009) Научно-исследовательская работа по рассказу А.В. Костюнина «Поводырь»

«Зорко одно лишь сердце»

 

 

(Герой, проблематика, особенности композиции, художественное своеобразие рассказа «Поводырь»)

 

Содержание:

 

I. Вступление.

«Учитель, позволь пред именем твоим смиренно преклонить колени». Актуальность темы. Образ учителя в произведениях литературы XXвека. стр.5-6

II. Основная часть. Анализ рассказа А.В. Костюнина «Поводырь»(2010г.)

1) История создания рассказа. стр.7

2) Литературные традиции XIX и XX века в рассказе А.В. Костюнина (А.С. Пушкин «Станционный смотритель», В. Быков «Обелиск», А. Платонов «Юшка») стр.7-8

3) Художественное своеобразие рассказа «Поводырь»: роль ИВС, роль детали в создании образа учителя А.К. Качмарика. стр.9

4) Своеобразие композиции. стр.9

5) Прототипы главных героев произведения. стр.10-11

III. Вывод. «Как быть человеком?» -вот о чем заставил задуматься рассказ А.В. Костюнина. стр.11

 

*

 

Мой путь исследователя

 

1. Знакомство с творчеством современного писателя А.В. Костюнина. Участие в международном литературном конкурсе сочинений «Купель».

 

2. Встреча с писателем. Интервью.

 

3. Переписка с А.В. Костюниным.

 

4. Сбор Материала по теме «Учитель в современной литературе»

 

5. Интервью с Магомедом Агаевым, директором музыкальной школы в г. Дербенте Дагестана.

 

6. Анализ рассказа А.В. Костюнина «Поводырь»

 

*

 

Словарь

 

I. «Поводырь» -

- В словаре Ожегова — тот, кто помогает кому-то идти , водит кого-нибудь, например, слепого.

- В словаре Ушакова – человек, который водит кого-нибудь. Например, слепой с мальчиком – поводырем.

 

Комментарий.

В рассказе А.В. Костюнина значение слова «поводырь», по-моему, неоднозначно::

1) поводырем автор называет Магомеда, который водил домой слепого учителя; это прозвище Магомеду дали мальчишки.

2)поводырь – это учитель, который ведет по жизни своих учеников; раскрывая им все трудности жизненного пути.

 

II. «Слепой» -

- В словаре Ожегова – лишенный зрения, способности видеть, незрячий.

- В словаре Ушакова — лишенный способности видеть, незрячий.

 

Комментарий.

В произведении А.В. Костюнина слово многозначно:

1) Слепой – учитель.

2) Слепые – люди его окружающие.

 

*

 

Актуальность темы

 

В средствах массовой информации последнее время так мало хороших слов звучит в адрес учителей, всё больше унизительных оскорблений. Я не понаслышке знаю, как нелегок учительский труд, так как моя мама учитель. Я считаю, что всё начинается с учителя, поэтому рядом с именем героя, совершившего подвиг, ученого, сделавшего открытие, по праву всегда должно стоять имя их учителя, который помог найти свою дорогу в жизни. Писатель А.В. Костюнин старается своим рассказом «Поводырь» донести до читателя огромное чувство уважения и благодарности учителю за его труд. Может ли общество считаться высоко нравственным, если унижены старики, если можно издеваться над школьным учителем и чувствовать себя безнаказанным? Можно ли жить спокойно с чувством вины? Как стать настоящим человеком? – такие проблемные вопросы задает автор своему читателю.

 

*

 

Цель работы:

 

Показать неординарность личности писателя и раскрыть художественное своеобразие его рассказа «Поводырь».

 

*

 

Задачи:

 

1) Изучить биографию А.В. Костюнина, его творческий путь.

2) Изучить проблематику, особенности композиции, художественное своеобразие рассказа «Поводырь».

3) Выявить традиции литературных произведений XIX и XX веков в рассказе «Поводырь».

 

«Каждый учитель заслуживает добрых слов.

И у каждого ученика в душе есть те слова,

которые он не сказал любимому преподавателю.»

М. Цветаева

 

Во все времена проблеме влияния учителя на воспитание и становление человека уделялось большое внимание. Писатели в своих произведениях показывают, какое влияние на нас и нашу нравственность, духовность оказывают учителя. Учитель не просто дает знания по предмету, но и оставляет глубокий след в душе каждого ученика. Учительская профессия – одна из самых ответственных и благородных, а труд учителя тем ценен и велик, что он формирует природу самого человека. Многие известные писатели XX века отдали дань уважения своему школьному учителю или учителю в целом. Одним из самых известных произведений, в котором присутствует образ педагога, является рассказ В.П. Астафьева «Фотография, на которой меня нет». В отношениях с ребятами к учителю применяется выражение «старший друг». Внутренний облик учителя раскрывается в неутолимой заботе о школе, в безграничной любви к детям. В рассказе «Тринадцатый подвиг Геракла», написанном Ф. Искандером, говорится о том, что любой поступок учителя прежде всего оценивается им самим, поскольку он должен находить отклик в душах своих учеников. В повести Л. Нечаева «Ожидание друга, или признание подростка» учительница представляет собой человека, для которого успехи детей служат прежде всего средством подъема по карьерной лестнице. В другой повести В. Железникова «Чучело» Маргарита Ивановна – учитель, классный руководитель, озабочена своими проблемами. Важные события в жизни класса она игнорирует. Несерьезное отношение к ученикам, их проблемам вызывает с их стороны аналогичную реакцию. Нравственный облик педагога — современника наиболее полно раскрыт в повести А. Лиханова «Благие намерения». Главная героиня — Надежда привлекает силой своего характера. Это педагог по призванию.

О судьбе учителя и рассказ А.В. Костюнина «Поводырь». Эпиграфом рассказа А.В. Костюнина «Поводырь», написанного в 2010году, стали слова И. Гете «Учатся у тех, кого любят». Действительно, личность ребенка, его отношение к жизни начинается с великого чувства любви, уважения к своему наставнику, школе, малой Родине и великой Родине – России. Весной 2011г. мы познакомились и удивительным человеком, писателем, членом Союза писателей России А.В. Костюниным. Он родился 25.08.1964г в Карелии. Окончил художественную школу в Медвежьегорске. Был председателем Совета директоров крупного судостроительного завода «Авангард», членом Экспертного Совета по обороне при Председателе Совета Федерации, но всё-таки выбрал творчество. А.В. Костюнин — автор сборников рассказов «В купели белой ночи», «Ковчег души»; автор удивительных фотографий, которые выставлялись не только в России, но и в Финляндии. В 2010году А.В. Костюнин в течение 3 месяцев находился в Дагестане (его интересуют межнациональные отношения); прошел пешком по дорогам 42 районов Дагестана, встречался с людьми, записывал, собирал материал для своих новых произведений. В результате появились рассказы, среди которых пока еще неопубликованный рассказ «Поводырь» (текст взят мной с личного сайта писателя).

Произведение начиналось трудно: автору обещали встречу с интересным человеком – директором школы искусств, но он оказался очень скромным и немногословным человеком и о себе рассказывать отказался, а предложил написать о своем школьном учителе музыки, Человеке с большой буквы, слепом учителе – Качмарик Антонине Карловиче, чехе по национальности. Встреча с этим человеком оказалась для Магомеда Агаева судьбоносной и повлияла не только на становление личности, но и на выбор его жизненного пути. В начале рассказа мы знакомимся с мальчиком Магомедом, который учился в школе-интернате. В ней он познакомился со слепым учителем музыки Антонином Карловичем, когда случайно заглянул в его класс. Магомед, совершенно неприметный, чем-то привлек педагога, который обнаружил у него прекрасный слух. Ребенок с уважением относился к новому занятию. Они вместе с Антонином Карловичем, занимаясь музыкой, достигли превосходных результатов. Магомед научился играть на всех музыкальных инструментах Но самое главное, на мой взгляд, это дружба между учителем и его учеником. А сам Магомед сказал про педагога: «Служил мне…поводырем в мире музыки!»1 Да, учитель был слеп, но его душа всё чувствовала, все понимала, а вот люди вокруг него, наоборот, оказались слепы. Антонина Карловича дети почти не принимали всерьез, на его уроках шутили, но никогда не лгали. Если кто-то и провинился, то сразу же признавался, зная, что учитель, хоть и слепой, а ложь чувствует. Сам педагог мог работать до темной ночи, идти домой ему было трудно, ведь он слеп. Однажды Антонин Карлович попросил Магомеда проводить его до дома, он согласился. С этого момента мальчик и стал поводырем для своего любимого преподавателя. Ему приходилось драться из-за этого с дворовыми хулиганами, над ним смеялись и обзывали поводырём. Магомед не мог понять, почему люди так жестоки? А действительно, почему? Учитель стар и слеп, почему, помогая ему, мальчик был обсмеян одноклассниками? Магомед полюбил музыку, стал лучшим учеником и для него это было главное. Но когда-то наступает момент расставания. Магомед окончил 8 классов, Антонин Карлович помог поступить ему в музыкальное училище. Расставаясь со своим лучшим учеником, педагог попросил отвести его в дом престарелых. Но как? «У нас на Кавказе родителей не бросают»2, — говорит Магомед. Любимого учителя…-в приют. Человека, которого он уважал, который открыл для него мир музыки. Но жизнь жестока. Ему пришлось сделать это…попрощавшись, он обещал его навещать. Прошло несколько лет, Магомед окончил училище, вернулся домой. А к Антонину Карловичу он пришел не сразу, а когда вспомнил и прибежал – было поздно. Учитель умер…

Как вы уже, наверное, поняли: Директор школы искусств с. Татляр Дербентского района – это и есть тот мальчик Магомед Агаев, который был поводырем слепого учителя. Давнее чувство вины подтолкнуло Магомеда попросить А. Костюнина написать об учителе, о его великом таланте.

 

1 Личный сайт А.В. Костюнина http://kostjunin.ru/rasskaz/rasskaz.html. Рассказ «Поводырь».

2 Там же.

 

«Никто и никогда не даст нам переписать жизнь на чистовик…»1 — в этих словах Магомеда Агаева звучит горечь вины перед учителем, поэтому логичной была просьба: «…не дай этому светлому человеку прекратиться. Уйти в небытие». Так был создан рассказ «Поводырь».

На первый взгляд может показаться, что рассказ прост и понятен, но величие и глубина этого произведения в простоте, добре и той искренней правде, которую хочет раскрыть автор. Вчитавшись, понимаешь, что проблемой отношения к школьному учителю автор не ограничился; возникают другие проблемы такие, как: проблема одиночества стариков, проблема добра и зла, проблема верности и благодарности, проблема трудной учительской судьбы. Автор создал своё произведение, опираясь на многочисленные литературные традиции. Вот например: «Мои сверстники на уроках усердия не проявляли»1, вместо этого жестоко издевались над учителем: пускали солнечного зайчика в лицо, смеялись, во время переклички, вызывались вместо других, обзывали учителя «Магомедов дедушка», «безглазый кошмарик». А в ответ терпеливое молчание, он «никогда не взрывался» Как эти строки напоминают нам произведение А. Платонова «Юшка»: «Народ меня без понятия любит. Сердце в людях бывает «слепое», а люди не умеют выражать свою любовь».2 Юшка не отвечал на обиды, молчал, когда били, бросали в него камни, сучья и мусор. Молчал, потому что знал: «Он нужен сироте Даше, которой помогал, отдавая все свои деньги».3 Терпение и страдание во имя жизни и любви к «тому, кого приручил». Юшка вырастил и выучил Дашу в Москве, отказывая себе практически во всём: никогда не пил чай, не ел сахара, во многом экономил. Став врачом, Даша приехала к Юшке, но, к сожалению, было уже поздно. Юшка умер. И только после его смерти люди поняли, каким замечательным человеком был старик. Исход рассказов «Юшка» и «Поводырь» одинаков, но авторам важно было показать значение любви и добра: рано или поздно настоящие чувства всё равно получат отклик в сердцах людей.

Какой болью пронизаны страницы рассказа о том, что Магомед должен был отвести учителя в Дом престарелых… «Дом престарелых – это кладбище живых,…приют сиротский;» Любимый учитель – совсем никому не нужный брошенный человек… Нянечка выдала комплект серого постельного белья, я застелил казенную кровать…Оставил одного…У ворот обернулся, увидел в окне беспомощную сутулую фигуру…слезами задохнулся». Когда вернулся было поздно. «Сухо сказали: «Умер. Остался баян». Кто хоронил учителя? Где? Неизвестно. В связи с этим вспоминается произведение А. Пушкина «Станционный смотритель». Вечная проблема позднего раскаяния: «Мы пришли на кладбище, голое место, ничем не огражденное, усеянное деревянными крестами, не осененными ни единым деревцом. Отроду я не видал такого печального кладбища. – Вот могила старого смотрителя…груда песка, в которую врыт был черный крест с медным образом». 4

 

1 Личный сайт А.В. Костюнина http://kostjunin.ru/rasskaz/rasskaz.html. Рассказ «Поводырь».

2 А. Платонов «Юшка». Сборник рассказов. Москва 2004г. стр.14-17

3 Там же, стр. 35

4 А.С. Пушкин «Станционный смотритель». Избранные издания. Москва 1980г. стр.424

 

О проблеме нравственного выбора пишет и В. Быков в повести «Обелиск». В основе рассказ о непростой трагической судьбе обыкновенного сельского учителя Алеся Ивановича Мороза. В сердцах своих односельчан он всегда остается истинным героем, хотя официально таковым и не был признан, потому что, по мнению чиновников, поступок учителя нельзя назвать подвигом.

Алесь Иванович дарил свою любовь и заботу ученикам: одних провожал вечером домой, других защищал от гнева родителей. Логичен поступок учителя в годы войны; он остается рядом со своими учениками, попавшими в плен к немцам. Учитель Мороз не мог предать своих учеников, бросить их одних в предсмертный час – поэтому уходит вместе со своими детьми, как Янош Корчак, польский учитель, вошедший в газовую камеру вместе со своими учениками. В. Быков обратился к вечной теме – поиску нравственных истин. Зерно любви обязательно даст ростки – Павел Миклашевич, спасенный учителем Морозом, всю жизнь посвятил тому, чтобы поступок Алеся Ивановича был оценен как подвиг, а его имя внесено в писки героев, в память которых в селе был поставлен обелиск.

Аналогии этому мы видим и в рассказе «Поводырь». В благодарность учителю Магомед просит автора «Александр, я не сумел… Тебя прошу, не дай этому светлому человеку умереть. Прекратиться. Напиши о нём, как есть…».1

В рассказе А. Костюнина проявляются и традиции, и новаторство. Традиционны портретные и речевые характеристики. Нельзя не обратить внимание на портретную характеристику учителя: «Седой старик в черном костюме. Всегда в круглых черных очках, с тросточкой, и наперевес сутулой фигуры-баян…-Сле-поой!»2 Это слово заставляет содрогнуться. Слепой учитель был прекрасным профессионалом, зная все музыкальные инструменты, с ним увлекательно было заниматься. Получалось: «Он, незрячий, ведет меня».3 Зоркости ему было не занимать: «Слепой видит Бога духом».4 Своим зорким сердцем, глубоко чувствующей душой, он вел своих учеников по жизни, уча не только музыке, но и добру, человечности, взаимопониманию. Благодаря учителю, Магомед поверил в себя, в то, что он действительно талантливый ребенок. Магомеду повезло, в жизни ему встретился Человек, умеющий видеть не глазами, а сердцем. Люди в Дербенте тоже ценили труд педагога: «Ни один парад, ни одного торжественного мероприятие не обходилось без нашего оркестра медных инструментов»5. В словах Магомеда: «Клянусь, счастлив, что судьба свела нас!»6 — звучит прямая оценка учителя.

 

1 Личный сайт А.В. Костюнина http://kostjunin.ru/rasskaz/rasskaz.html. Рассказ «Поводырь».

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5Там же.

6Там же.

 

Художественное своеобразие рассказа я увидела в многозначности лексики, а именно ключевых слов рассказа: «поводырь», «слепой». С одной стороны, поводырем называют главного-героя автора – рассказчика; а с другой, — поводырь тот, кто ведет по жизни, а значит — Учитель. Учитель –слеп, но его душа всё видит; слепыми и жестокими оказываются люди, окружающие его. Традиционны эпитеты, метафоры, антитезы, сравнения: «пустые коридоры», темные, длиннющие, потолки высоченные – это не уютные сакли в ауле – подчеркивают чувство одиночества главного героя, попавшего в чуждый для него мир. Сравнение «как мотылек» применимо к хрупкому четверокласснику.

Композиционное своеобразие рассказа проявляется в том, что автор использует кольцевую композицию, то есть рассказ в рассказе, это придает достоверность, реальность событиям. Образ автора, человека неравнодушного, знающего людей , воспитательного чуткого собеседника необходим для того, чтобы дать глубокую нравственную оценку происходящего, наряду с ним образ рассказчика – главного героя, Магомеда, от лица которого ведется повествование.

В рассказе даются подобные речевые характеристики героев. Так, в речи Магомеда проявляется его жизненная позиция, его отношение у учителю: «Ему я не смел солгать», «Я был за учителя горой», «С ним так увлекательно было заниматься», «Счастлив, что судьба свела нас», «Прочно засел этот человек в моей душе. А речь учителя: «Ты способный мальчик Магомед, мальчик мой, у тебя всё получится. Ведь так, сынок» — это речь мудрого, терпеливого наставника, отца. В немногочисленных монологах Магомеда – философские рассуждения о смысле жизни «Свою жизнь полностью, без оглядки посвятил я любимому учителю…Каждый день, каждый шаг он был рядом…»

Рассказ отличает эмоциональная лексика: «Искра пробежала между ними», «Помчался домой…слезами задохнулся», «Для учителя главное память! И я!» Односоставные и неполные предложения: «Читай больше»; «До дому поведи»; «Клянусь, счастлив»; «В ночь. Пешком. Закоулками. Жутко». Риторические вопросы: «Почему люди такие злые?», «Мне неудобно при ребятах…но как по-другому?», «Разве можно ему отказать?», «Да что же это?!! В приют?!» Риторические восклицания: «Я летал на небесах! От восторга!», «Это великий язык!», «Я сам могу на кларнете звуки издавать!» Инверсии: «Прочно засел этот человек в моей душе…», «По лицу его пробежала грусть…» Лексические повторы, синонимы: «Ты не понял, ишак? Сын ишака?», «Дом престарелых, приют сиротский»- передают взволнованность автора, заставляют читателя радоваться, удивляться, страдать вместе с героями. Предложения с однородными членами создают подробную картину жизни: «Он учил всех сельских детей: аварцев, даргинцев, азербайджанцев, лезгин…Музыка стала для нас вторым языком межнационального общения». Благодаря изобразительно-выразительным средствам, особому построению повествования(диалог), (Много диалогов. Много многоточий. Много умолчаний(?…). Особая разрядка абзацев, заставляющая работать воображение, заставляющая замирать от негодования и жалости) произведение очень эмоционально воздействует на читателя и равнодушных не остается.

Когда я начинала работать над анализом этого рассказа, я переписывалась с писателем А.В. Костюниным, многие ответы на вопросы он мне подсказал. Например, Александр Викторович рассказал о том, что же подтолкнуло его на создание рассказа «Поводырь»: «Меня потрясла эта история дружбы, взаимопомощи ученика и учителя. А последней каплей стала просьба Магомеда, высказанная напоследок. Я, вроде бы взрослый человек, кое-что повидал уже за свою жизнь, но я с трудом удержался тогда от слёз.» (См. Приложение II). Но самым главным открытием для меня было то, что герои произведения это реальные люди, — даже имена и фамилии не изменены; и что в Дагестане есть человек, который явился прототипом главного героя – Магомеда Агаева, он сейчас работает директором школы искусств. Таким образом, нужно в любой жизненной ситуации – быть человеком, быть благодарным и верным, спешить делать добро: «Ведь жизнь нельзя переписать на чистовик». «Зорко одно лишь сердце», если оно наполнено добротой, милосердием, сочувствием и состраданием».

 

Не смейте забывать учителей.

Они о нас тревожатся и помнят,

И в тишине задумавшихся комнат

Ждут наших возвращений и вестей.

(А. Дементьев)

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Я ищу