Не выдуманная история. Юмореска

Думаете, почему у меня с субботы на воскресенье настроение было плохое? Ведь встала-то я как раз с той ноги, с которой советует вставать Лексей Степаныч. Ну да, тот самый костолом… Тьфу! Наговоришь еще с похмелья – костоправ, конечно!

Утром встала так это часов в 12, налила в ванную воды по щиколотку и давай вышагивать сто восемь шагов:  ать-два, ать-два…  Потом подняла ту ногу, которую нужно, и с хорошим настроением вылезла из ванны. Уже не помню, левую или правую, но я подняла именно ту, на которую Лексей Степаныч ткнул. У меня на ней еще и синяк оставался.

Так вот суббота-то у меня так это ничего, везучая, начиналась: муж передо мной «на задних лапках» после «старого нового года», дети – кто в танцевальном, кто – в музыкалке. В квартире прибрано, завтрак, обед и ужин готовы!

Чего мне злиться-то? Поплакалась я супругу, что с директрисой друг другу нервишки пощекотали…  Я-то по молодости лет оклемалась после того, как горсть валидола флаконом корвалола запила, а вот кое-кто и на работу не смог прийти.

Так вот, я говорю, хорошее у меня было настроение-то… Хорошее, пока за порог не вышла. На лечение собралась – остеохондроз у меня: шейный, грудной, спинной и поясничный.

Только выхожу в подъезд:  соседка моя, баба Тоня, пенсию получила – морда красная такая! У нее всегда морда красная, когда ей пенсию приносят… От радости, что ли…  Хорошие у нас с ней отношения, соседские.

- Здравствуйте, баба Тоня! – говорю. Улыбаюсь так это… Настроение-то у меня хорошее!

А соседка все испортила:

- Дети твои, — говорит, — снегу натаскали в подъезд.

Да разве же они на такое способны?! Да они же сегодня на улицу играть не выходили… Мало что ли у нас во дворе шпаны всякой: вон у Горевых трое, у Саломатниковых двое, а Воронин — так один десятерых стоит…

Думаете, баба Тоня мне настроение испортила? Как бы ни так!

Иду дальше, веселая такая, на всех со своего метр пятьдесят семь поглядываю. Хотела ведь пешком пойти, ан нет,  не пошла, а зря: автобуса минут сорок не было. Ну и ладно, свежим воздухом зато дышала, пейзажем любовалась…  Буду я еще из-за какого-то автобуса себе настроение портить!

А вот и он, миленький, прикатил. Благо, конечная это остановка – «Новинка»  — места всем хватит.

Пробила в компостере билет, заняла место, еду и в окошко поглядываю. Бабуля ко мне подсаживается. Протягивает мне три рубля и просит продать абониментик. Настроение у меня хорошее, душа щедрая: отрываю из своей пачки один и подаю ей, а от денег, естественно, отказываюсь – чего с нее, пенсионерки-то, брать?

- Может, — говорю, — и вы кого-нибудь вот так выручите.

Поначалу-то бабуля вроде бы обрадовалась даже, что сэкономить на поездке может, а потом ка-а-а-ак швырнет мой билетик мне в лицо и ка-а-ак дыхнет на меня перегаром:

- Что же ты, такая-сякая, — брызжет слюнями моя попутчица, — мне подачки суешь? Я что – нищая?!

Ну, тут, я вам скажу,  и Гайдару досталось, и самому Ельцину.

Я билетик-то подобрала (6 рублей как-никак стоит) и дальше еду. Себя, любимую, успокаиваю.

Возле бани на остановке еще одна бабуся в автобус пропихивается: морда красная, но не от пенсии, а от пару, наверное. Меня по привычке так и сдуло с места: беру под локоть пожилую пассажирку и помогаю ей устроиться на только что освобожденное мной  место. А соседка-то моя громко так на весь автобус ухмыляется:

- О-о-о! Смотрите-ка, доброй прикидывается, милосердная какая! – И еще что-то, — бу-бу-бу, бу-бу-бу!

Вышла я на остановке и в магазин «Юбилейный» потопала. Выстояла очередь, попросила четыре конфетки «Зяблик» взвесить и полкило «Левкоя» по 800 рублей за килограмм. Долго так продавщица считала и вместо 530 рэ (я в уме вперед нее прикинула уже, сколько должна) с меня 230 потребовала. Я ей говорю:

- Вы неправильно посчитали.

- Как неправильно? – завизжала кассирша. -  Думаете, в магазине одни воры работают и только тем и занимаются, что вас обвешивают?!

- Остыньте, девушка, — говорю, — и постучите еще раз костяшками счетов…

Долго так считала, наконец, допетрила…

Даю ей 700 рублей и пряников на сдачу прошу взвесить. А она сдачу отсчитала и в упор на меня смотрит. Я ей:

- Девушка, мне пряников!

А она как вспылит, аж дым из пасти и ушей повалил:

- Надо было сразу говорить, делать вам нечего?!

А я ей ласково так:

- Ты, лахудра безмозглая, спасибо скажи сначала за 300 рэ, которые я тебе вернула, и обслужи покупателя как следует.

Ну подала она мне этих пряников, только они потом почему-то в горло мне не полезли…

Думаете, я на этом успокоилась? Как бы ни так! Я им тут целую лекцию прочитала, а на прощание сострила:

- Хотелось бы, говорю, — посмотреть, как вы себя вели бы, если бы на Рокфеллера какого-нибудь работали!

Пока я с покупками из магазина вышла, на улице уже стемнело.

Прихожу я на прием к ученику Касьяна из Кобеляки и говорю:

- Доктор, у меня искривление души, вправьте, пожалуйста, мне мозги!

г. Урай. 1992 (93?) г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Я ищу